ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ПИСКУНОВ


СТИХИ 2008 ГОДА

 2    3    4

 

ЛЮБОВЬ

 

— Жалко мне тебя!

Одна, чай, пропадешь без меня в деревне...

(из разговора в палате для тяжелобольных)

 

Утомленная палата

у заката на виду.

Смотрят окна виновато

на щемящую беду.

 

В витражах, автомобилях

остекление зажглось.

Все как в сказке: «Жили-были...»

Жаль, что дальше не сошлось.

 

Отражение заката

вянет в окнах и прудах.

Что-то стало грустновато,

и причина не в годах.

 

Я не ангел и не агнец.

И не нужен — вот те крест!-

неразборчивый диагноз,

утешительный заезд.

 

У заката цвет недужный.

Время врач или палач.

Изводить себя не нужно.

Коль захочется, поплачь.

 

Это быль, а то и небыль:

я, наверное, вернусь.

Легкой тучкой в летнем небе ль,

сквозняком ли обернусь.

 

Ни к чему пустые речи,

поминание вином.

Неизбежно счастье встречи,

пусть и в облике ином.

 

Я вернусь! Войду без стука,

наяву или во сне,

голосами наших внуков

и сиянием в окне.

 

Обещаю, я вернусь.

Обернусь кустом сирени,

лучшим из стихотворений.

Обязательно. Клянусь!

 

1 июля 2008 года

 

 

 

ДОМ

 

Поразвеяло нас по большим городам.

Опустели давно родовые дворы.

Но влеченье туда, к облакам и прудам,

объявляется все же с недавней поры.

 

Как я ждал, как свидание то предвкушал,

как себя за разлуку привык я корить...

Этот сад оскудел, этот дом обветшал,

покосился забор — и ворот не открыть.

 

Нет ни матери тут, ни родного отца.

Паутина в окне, в огороде осот.

И никто никого не окликнет с крыльца,

и заветную почту никто не несет.

 

Эти двери ничьих не дождутся внучат.

В одичалом саду топоры застучат.

Соловьи замолчат, ощущая нутром,

что чужой и надменный возвысится дом.

 

27 июля 2008 года

 

 

 

НЕДЕЛЯ

 

Плюс четыре. Осень. Ясно.

Волочатся чередой

вторник, прожитый напрасно,

с ненапрасною средой.

 

Озираясь, тихо пятясь,

мы расходимся с врагом.

Следуй, лучшая из пятниц,

за печальным четвергом!

 

У субботы вид недужный.

День уныния, потерь.

Нам союзников не нужно,

нет соперника теперь.

 

Вот недели украшенье,

утешение невежд.

Воскресенье — воскрешенье

всех несбыточных надежд.

 

Но колючий, словно ельник

иль отшельник с бородой,

обернется понедельник

техногенною бедой.

 

Разобрав себя на части,

часть какую-то посей!

Мы по части всех несчастий

впереди планеты всей.

 

Воспевать напасть не внове.

Голубой плеснет экран

реки горя, море крови

и рекламы океан.

 

Телевластью облеченный,

диктор чешет без прикрас.

Мы вздыхаем облегченно:

«Слава богу, не про нас!»

 

2 августа 2008 года

 

 

 

ВРЕМЕНА

 

Где те века, что вытесаны в камне, —

грязны, необразованны, грубы?

А двадцать первый выкроен из ткани,

которой обиваются гробы.

 

Где время то, отлитое из бронзы?

В курганы улеглись его вожди.

Не воины теперешние бонзы,

но то же властолюбие в груди.

 

Где эра, громыхнувшая железом?

С кастетом и теперь она, с обрезом.

И гвозди для Христа и Спартака

куются и теперь наверняка.

 

Своей эпохи кто из нас не узник?

Для новой веры нет оков и стен.

И сеют козни чьей-то телекузни

кресты и полумесяцы антенн.

 

Пусть разнятся иуды и герои,

одна на все столетия печать:

повязаны большой и малой кровью,

которую прогрессом величать.

 

22 августа 2008 года

 

 

 

ВСТРЕЧА

 

Вначале (мы еще не одичали!)

шампанское выкручивало пробки.

Бокалы нашу встречу отмечали.

Потом ее отпраздновали стопки.

Потом еще и чайник подоспел

и в нашу честь обрадованно спел.

 

В альбом, откуда выцветшие фото

насмешливо рассматривали нас,

глядел, не в силах я узнать кого-то,

кто, как петух, чубаст и голенаст.

 

Диван себя повел запанибрата:

раздался и разлечься пригласил.

— На сладкое не дура, мол, губа-то, —

пружинами диван заголосил.

 

А гость, пускай нетвердо, но держался.

За стол. За крылья скатерти. За стул.

И все-таки нечаянно сломался.

И сидя неожиданно заснул.

 

Подрагивало старенькое тело,

что спало в положении любом.

И молодость язвительно глядела,

потертый оккупировав альбом.

 

7 сентября 2008 года

 2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com