ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Николай ПИРОГОВ


Русские в Австрии

В конце 70-х довелось быть в короткой, дней 5, командировке в Австрии. Был вдвоем с коллегой — директором проектного института. Принимала нас организация, название которой в переводе на русский длинное и мудреное, но, по сути, она была аналогом нашего тогдашнего Госстроя, т.е. законодателем и контролером в строительстве.

Принимали очень радушно. Были мы без переводчика. Я немного говорил по-английски, мой спутник тоже немного — по-немецки. Кое-как понимали наших хозяев. В трудных случаях они пытались давать пояснения на ломаном русском языке. Постоянно подчеркивалось, что готовы нам оказать любую услугу, дать любое пояснение, показать все, что только пожелаем.

Их фантастическая гостеприимность не то, чтобы расслабляла, а, наоборот, способствовала выдумыванию нами разных мелких просьб. И понять нас можно было, ведь буквально, что ни попросишь, тут же делается и делается с улыбкой. Слегка обнаглев от такого обхождения, я как-то попросил рюмку водки во время обеда в ресторанчике, расположенном на центральной площади г. Вены рядом с ратушей. Наши сопровождающие с улыбкой и пониманием восприняли эту просьбу, дескать, русский есть русский, ему, конечно, нужна водка, как же он без водки.

Передали просьбу официанту, тот исчез и долго не появлялся. А я ждал, обед остывал, австрийцы, вижу, нервничают. Я им стал объяснять, что без водки могу свободно обойтись, ради Бога, пускай не беспокоятся, ничего не надо. В ответ замахали руками, убеждая подождать, не принимать пищу. Ну, что поделаешь, жду.

Минут через 20 принесли маленькую колбочку с широким дном и узким горлышком, закрытую яркозеленой вощеной бумажкой, перевязанной желтой ленточкой. Содержимого в этом сосуде было граммов 80. Возникла новая проблема — на столе нет рюмок. Официант пошел за ними и опять пропал.

Сидим, маемся, уж и говорить не о чем. Ну, думаю, ладно, махну я эту водку прямо из колбы, что людей-то мучить. Опять же закреплю в их сознании стереотип, что русские пьют водку, как воду. Ну, и выпил в два глотка! Сквозь маску вежливости у австрийцев явно проглядывала уверенность в их представлении о сути загадочной русской души, которую я, смею думать, сильно укрепил.

Что же касается странного отсутствия в ресторане водки, то я так и не понял, с чего возникла эта проблема, почему вдруг ее не оказалось? В результате водку, как нам объяснили, принесли из запасов ратуши, предназначенных для приемов важных гостей.

Вена — прекрасный город, красивый, ухоженный. Ритм жизни спокойный и деловой. В конце командировки выдалось свободных несколько часов. Гуляем по городу, любуемся уникальными зданиями, умиляемся маленькими, словно игрушечные, трамвайчиками, которые двигаются по рельсам, выписывающим крутые кривые по узким улицам.

Шиллингов у меня уже не осталось, и поэтому было ощущение полной свободы от обязанностей что-либо покупать. А у моего приятеля было положение другое: 200 шиллингов жгли ему руки, их нужно было куда-то пристроить. Ну, не сдавать же их как остаток при оформлении авансового отчета по командировке?

Вдруг видим вывеску, на которой нарисованы очки. Спутник мой сразу принимает решение купить себе хорошие очки и на этом закончить эпопею траты денег, тем более, что ниже рисунка обозначена и цена — 180 шиллингов. Прекрасно, денег хватит с запасом, может остатков достаточно будет и в кафе сходить.

На пороге магазинчика стоит хозяин, пожилой улыбающийся человек. Уточняем у него цену. Да, цена 180 шиллингов. Мой приятель самостоятельно выясняет, подбирают ли очки при продаже? «Да, конечно», — отвечает австриец. При этом пытается что-то объяснить. Я не вникаю, не мое вроде бы дело, а моему спутнику тоже это показалось неинтересным, он остановил австрийца жестом, понятным всем людям на земле — скрещенными руками, добавив на словах, что сделать нужно получше. Хозяин поднятым кверху большим пальцем зажатой в кулак кисти, т.е. жестом, также понятным всем землянам, убеждает, что все будет прекрасно. В общем, договорились.

Знакомимся, даем свои визитные карточки, что делали часто для того, чтобы подчеркнуть, что мы солидные, серьезные люди и должности занимаем немалые. Австриец, и так предельно вежливый, поднял градус обходительности и уважения на несусветную высоту. Только что на руках нас не носил.

Уточнив, кому нужны очки, хозяин предложил мне посидеть в кресле под навесом у магазина, подав мне чашечку кофе, а моего приятеля, полуобняв, увел в какую-то темную комнату, дверь которой была задернута черной портьерой. Один я не просидел и минуты. Из темной комнаты, из которой слышалась тихая музыка, выскочил мой коллега буквально с вытаращенными глазами на красной физиономии.

«Слушай, это какая-то провокация! Там девка почти голая и ко мне пристает! Бежим отсюда!»

За приятелем следом вышел хозяин. Лицо обескураженное. Пытается пояснить по-немецки, по-русски и жестами, что там, в комнате — подбор, подбор очков, что все делается, как надо и все будет хорошо, господам не надо беспокоиться. Успокаиваю и я приятеля: «Может зря беспокоишься? Может что-то мы не понимаем?»

Тут выглянула из комнаты та самая девка. Возраст — лет 18, на теле — один халатик нейтрального цвета, полы которого проходили на уровне критической отметки, когда чуть выше — и хорошо будут видны интимные детали. Волосы длинные, распущены и лежат на спине. Улыбка спокойная и загадочная. Да, думаю, хороша, есть от чего встревожиться.

Но раз дело начато, надо его все же закончить. Убеждаю приятеля потерпеть, смириться. Специалисты, дескать, знают, что надо делать. В общем, иди, не бойся. Еле уговорил. Только сел, глотнул раза два кофе, опять выскакивает из той комнаты мой коллега, на лице — ужас: «Она с меня брюки снимает, уже шнурки на ботинках начала развязывать! Не пойду больше!»

Опять появляется австриец с виноватой улыбкой на лице. Втолковывает нам, что не брюки, а ботинки должны быть сняты. И опять я убеждаю приятеля продолжить сеанс. Австриец, до этого момента, очевидно, совсем не представлявший, что мы абсолютно и полностью не понимаем его методику подбора очков, решил объяснить нам все в подробностях. Взял лист бумаги, схематично изобразил человека, сидящего в кресле. Ноги его опущены в таз с водой. Смысл был в том, что тихая музыка, полутемная комната, ласковая девушка, которая снимает с клиента ботинки, носки и опускает его ноги в теплую воду, при этом поглаживая и расслабляя его, в максимальной степени способствуют стабилизации всего оптического механизма глаза и позволяют подобрать лучшие линзы для очков.

Да, к такому сервису мы были не готовы. Даже когда все стало ясно, мой приятель, как он потом рассказывал, сидел в этом кресле, как на сковородке. Ситуация осложнилась еще и тем, что от носок моего коллеги, не менявшихся четвертый день, исходил легкий аромат, который никак не способствовал его спокойствию.

Но дело в конце концов было сделано, очки подобраны. Они оказались очень удачными по качеству, несмотря на все трудности и препятствия, связанные с их выбором. Пережив все это, мы с хозяином выпили по чашечке кофе и в результате остались очень довольны друг другом. Очки были упакованы в красивую коробочку и перевязаны шелковой ленточкой. Все это сделала та самая девушка, которая обеспечивала качество работы.

Хозяин неторопливо выписал счет и подал его нам. Там значилось 740 шиллингов. Приятель мой, переживший только что столько стрессов, к последнему испытанию был не готов. С тупым ужасом смотрел на счет.

Я же решил узнать, нет ли здесь ошибки? Ведь на вывеске стоит цена — 180 шиллингов! Австриец ласково, опустив на мое плечо руку, стал объяснять, что 180 — это цена самих очков. Покажите пальцем на любые очки на витрине — и они будут вам стоить 180 шиллингов. А вы же сами просили очки подобрать. Вот вам и подобрали. Я господину (он показал рукой на моего товарища) хотел рассказать, какие есть варианты подбора очков, но он посчитал это ненужным. Сделать получше — была ваша просьба. Что мы сделали — это самое высокое качество.

Но если у господ не хватает денег, такое бывает, то можно заплатить позже по счету, который я вышлю. Адрес ваш есть, он указан на визитной карточке. Не беспокойтесь, если будет нужда, заходите еще, всегда будем вам рады.

С трудом держа улыбку на лицах, чувствуя себя коренными жителями глухой таежной деревни, появившимися в столичном городе, покинули этого гостеприимного хозяина.

Примерно через месяц получили счет. Он прошел по официальным каналам через бухгалтерию министерства и, как было положено по законам того времени, за перерасход валюты в командировке вычли с моего приятеля за эти очки в рублевом эквиваленте в десятикратном размере, что существенно превышало его немаленькую месячную зарплату директора института.

Да, недешево стоит изучение особенностей европейского сервиса.

Женя Евтушенко

В 1967 году я работал заведующим отделом строительства Мирнинского горкома партии. Когда до моего отъезда в г. Москву на учебу оставалось недели две, из обкома сообщили, что в городе числа 22 августа появится Евгений Евтушенко. Он сплавляется вниз по р. Лене из порта Осетрово на карбасе (самодельной плоскодонной лодке) в компании с корреспондентом «Известий», причалит в г. Ленске и на автомашине (это примерно 230 км) приедет на неделю в г. Мирный. Требовалось его встретить, предложить программу ознакомления с районом, сопровождать его и оказывать всяческое содействие.

Первый секретарь горкома вызвал меня и говорит: «Дело это, конечно, идеологов. Но сам знаешь, что Васильев (это заведующий отделом пропаганды) в отпуске, а его заместитель Ваня Тупицын уж больно простоват, да и фамилия у него неподходящая, Евтушенко срифмует, потом не отмоешься. Делать тебе сейчас все равно нечего, так что давай, поработай с Евтушенко».

Отказаться было невозможно. Кроме того, и самому было интересно узнать, что за человек Евтушенко. Стал готовиться к встрече. Надо сказать, что поэзия не была моим увлечением. Поэтов знал тех, которых «проходили» в школе. С поэзией Евтушенко был знаком в основном по газетным публикациям. Например, хорошо знал «Балладу о Братской ГЭС», еще кое-что подобное и представление о Евтушенко имел именно на основе этих патриотических произведений. Совершенно не знал его лирику и многие другие работы, в том числе и написанные по результатам командировок в различные страны мира.

Стал усиленно готовиться к встрече, поскольку времени оставалось, как помню, не более двух суток. Узнал с удивлением, что к тому моменту у Евтушенко вышло в свет уже 32 поэтических сборника, а было ему в то время не более 35 лет. Это был, пожалуй, самый издаваемый поэт.

Отношение к нему и властей, и читающей публики было двойственное. Наряду с произведениями, утверждающими и прославляющими советскую власть (в какой-то мере, я бы сказал, апологетическими), были и стихи, направленные против партийных дураков, правящих страной.

И те, и другие (т.е. и власть, и народ) могли как восхищаться, так и быть недовольными стихами Евтушенко. На эти отношения оказывал влияние и его трудный характер, не признающий компромиссов, склонность к экстравагантным поступкам.

Настрой мой на работу с Евтушенко был такой: не дать ему своевольничать, все обслуживание, т.е. гостиница, питание, транспорт и т.п. — без всяких привилегий, т.е. как обычным людям.

Меня ему представили, он предложил звать друг друга по имени и на «ты». Я был не против. Первое впечатление от Жени — это и не поэт вовсе. Некрасивый, интеллекта на лице не написано. Не зная его, встретил бы где-нибудь и внимания бы не обратил: так, какой-то серый мужичок, тощий, нескладный.

Держал я его, действительно, в рамках, которые сам обозначил. Питались мы с ним в столовой, причем, как все мирнинцы, отстояв в очереди, хоть и небольшой. Спецкор. «Известий» намекал, что хорошо бы нам обедать в какой-нибудь отдельной комнате, а не в общем зале. Но я намека не понял.

Жил Евтушенко вместе со своим спутником в обычном двухместном номере нашей городской гостиницы. Правда, необычных номеров в этой гостинице в то время и не было. В коридоре перед его дверью всегда толкались две-три девицы, поклонницы его таланта. Когда их перестали пускать в гостиницу, они стали ждать появления Евтушенко у выхода.

На второй или на третий день пребывания Е.Е. в городе было намечено его выступление в клубе «Алмаз». Клуб был небольшой, человек на 200-250. Во время выступления Евтушенко он был заполнен до отказа.

Перед выступлением Женя пожелал, как он сам выразился, воодушевиться. Сказал об этом мне. Я, продолжая изображать дурака, спрашиваю, а что это значит? Он говорит: «Да выпить бы неплохо». Я пригласил горничную, Женя достал из кармана десятку и этаким величественным, царским жестом протянул ее со словами: «Любезная, принесите, пожалуйста, две бутылки шампанского. Сдачи не надо».

Как говорится, сообщаю для справки: одна бутылка шампанского стоила тогда 4 руб. 75 коп, т.е. сдачи оставалось ровно 50 копеек.

Горничная довольно быстро принесла шампанское. Женя «воодушевился» одной бутылкой, пригласив и меня выпить с ним бокал. Я отказался и был здесь искренен: шампанское я не любил. А то, что Женя выпил целую бутылку, как-то даже подняло его в моих глазах. В те годы мне легче было выпить бутылку водки, чем бутылку шампанского.

После «воодушевления» Женя как-то притих, задумался, ушел в себя. До клуба шли пешком. Дорогой он молчал.

Алмазники встретили Женю без больших аплодисментов, вроде бы даже настороженно. Но, как только он начал говорить, все изменилось. Его выступление поразило меня. Это был совершенно другой человек. Все свои стихи он знал наизусть. Сначала читал то, что хотел сам. Читал великолепно: и дикция, и жесты были выверены, артистичны. Подбор стихов был несколько односторонен. Видно, сдержанный прием в Мирном, который я ему устроил, его все же обозлил. Он не привык к такому отношению. Преобладали произведения типа стихотворения о его друге художнике-чукче Вылко, который нарисовал портрет секретаря райкома, сделав его похожим на свинью.

По мере чтения его настрой менялся. Он как бы оттаял, разошелся. Стал читать стихи по просьбам зрителей. Я был покорен его творческим напором, интеллектом, внутренней силой и уверенностью. Это был поэт в полном смысле этого слова. Его фигура стала тверже, массивней, и манерой поведения, и внешним обликом он напоминал Маяковского. Впоследствии, обмениваясь впечатлениями с другими слушателями, я утвердился в этом мнении.

Спустя несколько лет мне довелось слушать больших поэтов, таких, например, как Р.Рождественский, А.Вознесенский. По силе воздействия на аудиторию Евтушенко значительно их превосходил.

По ходу выступления Жени зрители тоже как бы оттаяли и свое отношение к нему и к его творчеству стали выражать все более крепкими аплодисментами (так и подмывало написать: «бурными и долго не смолкающими аплодисментами», использовав всем надоевший газетный штамп). Но именно это словосочетание точнее всего отражало отношение зрителей к поэту.

Была просьба из зала написать стихи об алмазниках. Насколько мне известно, В.Высоцкий на подобные просьбы откликался. Ответ же Е.Евтушенко был такой: «Я не пишу стихов о шахтерах, моряках, алмазниках. Я пишу стихи о людях, а не о профессиях».

Я был покорен поэтическим даром Евтушенко. Если пытаться философствовать, то следовало бы сказать, что у меня количественные изменения перешли в качественные. Готовясь к встрече с Е.Е. и во время контактов с ним, я усиленно читал его произведения и, как мне кажется, по достоинству оценил их. Само же его выступление подвело итог формированию моего мнения о нем.

Назавтра я был готов общаться с ним совершенно по-другому, относясь к нему как к человеку неординарному, необычайно талантливому. Но, как говорят, поезд ушел и рельсы разобрали. Я, видно, так надоел Е.Е., что он пожелал ехать на Вилюйскую ГЭС без сопровождающего. Простились мы сдержанно, и больше я его не встречал.

Рассказы о медведях. «Была такая партия»

Мраморные подоконники особенности подоконника.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com