ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Николай ПИРОГОВ


РАССКАЗЫ О МЕДВЕДЯХ И НЕ ТОЛЬКО

Н.Л. Пирогов. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007.— 126 с.

 

Аннотация к книге.

Рассказы Н.Л. Пирогова — это невыдуманные истории из жизни первого советского поколения, не запуганного сталинским режимом.

Детство автора совпало с периодом Великой Отечественной войны; уже в молодые годы он становится одним из участников создания алмазодобывающей промышленности в Якутии. Этому времени — событиям, людям — и посвящена большая часть его рассказов. Другие рассказы — смешные, а иногда очень страшные, относятся к разряду тех жизненных наблюдений, которые помимо своей увлекательности составляют черты эпохи — уходящей уже от нас второй половины XX века.

 

От автора.

Медведей я видел два раза: один раз в зоопарке, а второй — мертвого, застреленного на берегу реки Вилюй. Но жил довольно долго в медвежьем краю — Якутии и много раз бывал в Алданском районе, этом, если можно так выразиться, супермедвежьем крае. Рассказами о случаях с медведями была буквально пропитана вся наша жизнь. Если даже ты не охотник и не рыбак, то, живя в Якутии, не мог не быть на охоте и на рыбалке, а значит, многократно слышал истории о всяком зверье, а больше всего — о медведях. Слышал эти рассказы и я.

Мышеловка для медведей

Ну, а действительно, как назвать сооружение, которое служит для ловли медведей наподобие приспособления для ловли мышей живьем?

Такое сооружение я видел на берегу в среднем течении реки Лены в районе Сангар. И впрямь как мышеловка: все то же самое, только размеры побольше и металлические прутья потолще.

А ловят медведей так. Рыба служит приманкой, ее кладут в середину клетки, она начинает тухнуть, прибрежным ветерком запах разносится очень далеко. Тухлая рыба для медведя — деликатес. Когда он заходит в клетку, дверка ее захлопывается. Ну, а дальше уже дело техники: поступай с медведем, как надо. Медведь на воле — страшный зверь, это очевидно. Но, оказывается, он страшен даже сидящим в клетке.

Когда мне показали эту клетку, она была пустая, а всего лишь неделю назад, как рассказывали, в ней был медведь. Набрели на клетку три охотника и увидели, что в клетке ничком лежит медведь. Клетка была не ими поставлена, но посмотреть на медведя, даже мертвого, уж очень соблазнительно. Встали они, разговаривая, вокруг клетки, закурили, стряхивая пепел на медвежью шкуру, потыкали медведя ружьями.

И тут вдруг «дохлый» медведь подпрыгнул, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, кровожадно и зло рявкнул. Охотники бросились врассыпную. Один рванулся в воду, второй бросился бежать по берегу реки, а третьему явно не повезло: он стоял со стороны крутого берега и страх понес его вверх по песчаной осыпи, которая, несмотря на его лихорадочные усилия, опускала его к клетке с медведем. А через прутья лапой медведь мог его и достать. Кончилось все благополучно, если не считать, что охотник, который бежал по берегу, споткнулся и разбил немного лицо, а другой утопил в реке ружье, которое потом еле нашли. Воспоминаний у охотников об этом случае хватило, видимо, надолго.

Рассказали мне эту историю геологи, которые и поставили эту клетку-мышеловку. Как говорится, если они наврали, то и я вру.

Судья

Помните сказку Л.Н. Толстого, как два товарища встретились в лесу с медведем? Один убежал, а другой — не успел и притворился мертвым. Медведь его обнюхал и ушел. Тот, который убежал, спросил: «Что тебе медведь шептал на ухо?» «А он мне сказал, что нельзя товарища бросать в беде», — был ответ.

Это присказка. А вот сказка. Недалеко от поселка Чульман (это в Алданском районе в южной Якутии) осенью двое геологов — муж и жена — пошли в тайгу погулять ли, по ягоды ли — никто не знает, да это и не важно. Напал на них медведь. Схватил жену. Муж, не имея оружия, бросился бежать за подмогой. Помощь подоспела быстро: поселок геологов был недалеко. Но к этому времени медведь ободрал женщине всю спину, хотя она была еще жива. Срочно доставили ее в больницу.

Поселок разделился надвое: одни говорили, что муж не должен был убегать, надо было защищать жену всеми средствами, другие — правильно сделал, иначе погибли бы оба.

Врачи сказали, что женщина обречена, что жить ей осталось дня два — уж слишком страшные раны нанес ей зверь. Она была в сознании, к ней ходили прощаться друзья, знакомые. Пришел и муж. Ей сказали об этом. Видеть его она отказалась.

Бойцы

А вот ЛЭПовцы поступили по-другому. Для тех, кто не знает, ЛЭПовцы — это строители линий электропередач. ЛЭП, в отличие от дорог, почти всегда проходят по прямой, пересекая безлюдные, дикие, нехоженые места: таежные дебри, тундру, горы.

ЛЭПовцы, как и геологи, — бывалые, смелые, отчаянные люди. Когда ЛЭП ведут через тайгу, то все общение, движение техники и людей проходит по прорубленной просеке.

И вот как-то зимой в 60-х годах недалеко от строящейся Вилюйской ГЭС трое ЛЭПовцев-рабочих шли в базовый лагерь получить зарплату по тропинке, протоптанной в снегу на просеке. На идущего впереди напал медведь-шатун. Зверь этот страшен и опасен. Голодный, злой, он не боится никого и ничего.

Тропинка, по которой шли рабочие, считалась освоенной, поэтому оружия у ЛЭПовцев не было, если не считать один складной ножик на троих. Чувство самосохранения подсказывало бросить товарища и убежать. Медведь наверняка не стал бы никого преследовать.

ЛЭПовцы, не колеблясь, поступили по-другому. Они стали спасать товарища. Борьба была неравной: против одного небольшого ножа клыки, когти и огромное превосходство в физической силе осатаневшего от голода матерого зверя.

Но победили люди. Окровавленные, изодранные с поломанными костями они добили медведя. Их раны вскоре зажили.

Случай этот рассказало мне ЛЭПовское начальство и показало победителей медведя со словами: «Вот они, бойцы, знакомьтесь!» Я был удивлен. Ну, и бойцы: среднего роста, обычные люди, ничего выдающегося ни в облике, ни в манере общения.

Кувалда

А этот случай был описан в газетах. Близок он мне тем, что я не раз был в тех местах, где он произошел. Дело было на зимнике Мирный-Айхал, примерно на середине пути. (Зимник — это временная автомобильная дорога в Сибири, действующая только зимой). Заглох двигатель у грузовика. Отремонтировать своими силами водитель его не смог. Принял решение, не ожидая попутной машины, которая могла быть и через час, а могла быть и через сутки, идти пешком до ближайшего пункта по обслуживанию зимника. Слил воду из радиатора (в те времена в радиаторы заливалась вода, тосола еще не знали) и пошел.

Как правило, водители на зимниках возили с собой ружья. У этого почему-то ружья не было. На всякий случай взял он с собой кувалду. Дело было днем, но уже смеркалось, на дороге стоял зимний туман, как нередко бывает в Якутии при сильных морозах. Неожиданно буквально в нескольких метрах перед собой водитель увидел медведя, который медленно встал на задние лапы.

Парень сначала оцепенел, а затем все сделал автоматически: перехватил рукоятку кувалды в боевое положение, затем — два-три шага навстречу медведю, замах кувалдой и страшный удар медведю по темечку. Свалил его сразу, а затем добил уже лежачего несколькими ударами.

Как медведь форсировал Вилюй

С приятелем, взяв с собой шестилетнего сына, поехал в субботу из г. Мирного на р. Вилюй отдохнуть.

Был жаркий летний день. На автомашине доехали до реки. Нас ждали. Погрузились в моторную лодку, намереваясь переправиться на другой, совершенно безлюдный берег.
Не успели отчалить, как с нами поравнялся небольшой катер, на борту которого расположилась веселая полупьяная компания руководителей дорожного управления. Молодые (лет по 25-30), здоровые, в полосатых морских тельняшках, головы повязаны косынками, на поясах — ножи, в катере полно ружей. Во все горло поют какую-то пиратскую песню, чувствуя себя, конечно, морскими разбойниками. На секунду замолчали, церемонно с нами поздоровались и, продолжая песню, быстро скрылись за поворотом реки.

Не прошло и минуты, как мы услышали беспорядочную стрельбу. Секунд через десять, когда мы выплыли на середину реки, глазам нашим представилась удивительная картина: все наши «пираты» были в воде, их лодка перевернута и от одного человека к другому, как челнок, металась мохнатая голова медведя, казавшаяся в сравнении с головами людей просто огромной. Люди были в воде беззащитны. Ружья они утопили, а нож в воде против медведя — не оружие: ни замахнуться, ни ударить прицельно и с силой невозможно.

Наши герои только успевали нырять при приближении к ним зверя. Всю компанию: людей и медведя довольно быстро выносило на плес. А там уже медведя встречали с ружьями и, не дав ему выйти из воды, застрелили.

А началось это событие так. «Пираты» увидели переплывающего реку медведя и решили его застрелить. Подплыли поближе, стали стрелять — и все мимо. Подплыли еще ближе, но медведь вдруг рванулся к лодке и ударом лапы перевернул ее. Ну, а что было дальше, мы уже видели.

Экспедиция за смородиной

Прочитал книгу «Злой дух Ямбуя». В центре событий — медведь-людоед и его «подвиги». А то, что расскажу, вполне могло бы быть страничкой этой интересной книги.

Жили мы в Якутске и как-то в конце лета собрались сплавать на остров в устье Алдана, притока р. Лены за лесной смородиной. Надо сказать, что лесные ягоды на Севере содержат намного больше витаминов, чем садовые, да к тому же черная лесная смородина, в частности, кажется еще и слаще.

Ехать договорились двумя семьями: я, жена, 12-летний сын, приятельница жены и ее муж. Поплыли на моторной лодке, высадились на берег недалеко от того места, где должны были собирать ягоды. Поставили палатку, переночевали, а утром отправились на заготовки.

Впереди шли мы, двое мужчин. Местные жители нас предупредили, что где-то здесь недалеко, буквально, час-полтора назад медведь напал на корову. Отнеслись мы к этому сообщению как-то не очень серьезно. И надо же так случиться, что вскоре мы наткнулись на эту корову.

Лежала она на лугу в невысокой траве. Почему ее не нашли сразу — непонятно. Шкура и мясо с бока, обращенного к небу, почти полностью отсутствовали, как будто их и не было вовсе. Как на картинке видны были оголенные внутренние органы. Следов крови не было заметно. Ощущение было такое, что какая-то страшная неземная сила просто оторвала у коровы часть туловища. Корова была жива, но не шевелилась. Из глаз ее обильно катились слезы. Услышав далекие голоса идущих сюда людей, мы поспешили уйти от этого страшного места.

Ягоды решили все-таки собирать, хотя знали, что где-то неподалеку бродит медведь, которому кто-то испортил охоту. Меры предосторожности приняли. У нас было две винтовки: карабин «Лось» и малокалиберная ТОЗ-овка. Я ягоды не собирал, а ходил с двумя заряженными ружьями, готовыми к бою.

Было постоянное неприятное ощущение, что на тебя кто-то смотрит. Быстро поворачивался в ту сторону, откуда ощущался взгляд, но ничего не замечал. Тревоги добавил свежий медвежий помет, на который я чуть было не наступил.

Дело кончилось благополучно. Ягод мы набрали ведер по пять на семью. Тогда мне казалось, что мы молодцы, не испугались и сделали то, что хотели, несмотря на опасность.

Сейчас по прошествии десятилетий я вспоминаю об этом инциденте, как о самой большой глупости в своей жизни.

Рассказ Белова

Анатолий Сергеевич Белов — ниже среднего роста, полненький, пузатенький с короткими ручками, по земле не ходил, а как бы катился. Неунывающий весельчак и балагур, знаток анекдотов и великолепный их рассказчик. Мастер сочинять истории. Может быть и эту сочинил, а может и нет, может то, что я перескажу с его слов, и было на самом деле.

«Поехал я в Ленск в командировку на УАЗике-фургоне. За рулем — водитель, я — рядом. Дело было поздней осенью. Кругом снег — и в тайге, и на дороге. Остановились, вышли по малой нужде. Стоим с водителем рядом с машиной и писаем в кювет на какую-то вроде бы шерсть, выступающую из снега. Не успели закончить, как «шерсть» не то, чтобы зашевелилась, а просто подпрыгнула и так рявкнула, что мы оба с незастегнутыми штанами взлетели на крышу УАЗика.

«Шерсть» оказалась здоровенным медведем. Описанный нами зверь стал гонять нас по крыше машины, пытаясь достать передними лапами.

В кабине была малокалиберная винтовка, но добраться до нее нечего было и думать. Бегаем по крыше и вдруг (о, счастье!) слышим звук подъезжающей встречной автомашины. Машем руками, кричим. Грузовик остановился от нас близко, метрах в десяти. Вышел водитель, идет к нам, на ходу спрашивает насмешливо — весело: «Чего случилось-то? Чего орете?» Кося глазами на медведя, кричим: «Медведь!» А медведь был в это время за нашей машиной. «Какой на х... медведь?» — водитель грузовика не успел и договорить, как медведь выскочил из-за УАЗика на дорогу. Веселый водитель мгновенно оказался рядом с нами на крыше фургона. Топчемся втроем.

Дорога Мирный — Ленск напряженная, машины по ней ходят часто. Слышим вскоре, что едет машина со стороны г. Мирного. Тоже грузовик. История повторилась. Сидим на крыше уже четверо. Бегать по крыше теперь нельзя — места не осталось. Прижались друг к другу, держимся за руки, вертимся в центре и от когтей зверя аккуратно отступаем на противоположный край крыши, стараясь с нее не сорваться. А он, мерзавец, бегает вокруг машины на задних лапах и все силится нас достать.

Едет мотоциклист. Увидел нас издалека: три машины рядом и четыре человека на крыше УАЗика. Только и успел сказать: «Мужики!» и сделать к нам шага два, как выскочил медведь и сшиб его с ног. Мой водитель мгновенно спрыгнул, схватил винтовку, вставил дуло в ухо медведю и выстрелил. В общем, мы победили, но медведь успел вырвать клок мяса из задницы мотоциклиста. Отвезли мы его сразу же в больницу.

Медведь оказался тощим и драным, шерсть его свалялась и была не поймешь какого цвета. Роста был высокого, но сил, видно, у него было уже мало и достать нас поэтому не смог.

Вся история-то эта заняла минут десять. Было уже холодно — градусов под 30. И, если честно, то я так и не успел застегнуть штаны и немного подморозил основной орган.

А ведь могло быть и значительно хуже. С самого начала махнул бы медведь своей когтистой лапой и мог бы запросто оторвать этот самый орган. Мораль простая: не писай на кого попало».

Была такая партия

Беспартийные зигзаги партийных лидеров

Районное начальство в Якутии всегда на виду. Это не Москва или даже не какой-нибудь российский город, где живут сотни тысяч человек. В Якутии 30 тысяч населения в районном центре — уже очень много. Но что такое даже 30 тысяч? Это ведь все знают все про всех, а про начальство — тем более. Это знание особенно серьезно осложняло жизнь партийным руководителям: ведь они должны быть образцом во всех отношениях, особенно в моральном плане.

Придет такой человек в гости даже к ближайшим соратникам, — и лишнюю рюмку не выпей, не скажи чего лишнего, танцевать надо думать, с кем. А, не дай бог, хлопнуть какую-нибудь женщину дружески по попе — вообще капут, ославят и не оправдаешься.

Короче говоря, тяжелая была жизнь у районного партийного начальника. И вот, настрадавшись в такой обстановке 2-3 месяца, он едет в Якутск или на пленум, или на собрание республиканского актива, или на какое-либо подобное мероприятие. В авиапорту прощается с сопровождающими, со строгим выражением лица дает последние наказы, наставления, советы, садится в самолет и …буквально после взлета это — другой человек.

Он начинает отдыхать, он уже не секретарь, он — свободный гражданин. Глаза сами ищут женщин посимпатичней, от рюмки не отказывается, анекдоты и послушает с удовольствием, и сам расскажет. Прилетает в Якутск человеком, абсолютно готовым к окончательному освобождению от всяких условностей, которые держали его в районе в жестких рамках.

Примерно в такой вот кондиции прибыл как-то в Якутск секретарь одного из райкомов партии Иван Христофорович. По общей оценке и начальства, и районных работников — деловой и умный человек. Устраивается в гостинице и сразу же идет в обком — отметиться, узнать программу предстоящего мероприятия.

Дальше все ясно: вечер свободный, значит — в ресторан с друзьями, с коллегами, которых не видел несколько месяцев. Уже в ресторане потянуло покорить какую-нибудь представительницу прекрасной половины человечества, да объект подходящий не подвернулся.

Ну, что ж, не повезло в ресторане, зато повезло в гостинице. Идет в свой номер и вдруг — не верит своим глазам: из его комнаты выходит женщина, симпатичная сказать мало, просто красивая. Средних лет, фигуристая. Ну, думает, вот оно — везение. Она представилась горничной, сказала, что сменила полотенца. Уговорил ее вернуться в номер, угощал фруктами, налил вина. Фрукты она попробовала, а вино пить не стала: на работе нельзя. Только и смог он в этот вечер погладить ее руку от кисти до локтя. Убежала, говорит, что в номерах задерживаться не разрешается. Но обещала прийти завтра.

Иван Христофорович давно не испытывал таких сладких мук ожидания. Какие только картины не рисовало его воображение! Заснул с большим трудом. Республиканское совещание закончилось на следующий день часов в пять вечера. Осталось в распоряжении Ивана Христофоровича конец дня и завтрашний день. Мало, очень мало времени. «Но ничего, сдюжим. Большевики трудностей не боятся», — так он при случае говаривал в районе, воспитывая молодежь.

Проблемы, которые намечалось решать с областными организациями, были отложены. Иван Христофорович пошел в магазин и купил все, что положено для встречи гостьи. Увидел ее на своем этаже в комнате для горничных. Сердце защемило от счастья. Подмигнул ей, она — ему, и минут через пять явилась к нему в номер. Гостью звали Зиной. От вина не стала отказываться. Объяснила, что свою смену закончила и может себе позволить побыть в гостях.

....................................................................

Окончание

«Русские в Австрии». «Женя Евтушенко»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com