ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ПЕТРОВ


ВЫБОР

 

Монотонную мелодию я слышал словно через толщу воды и медленно, как рыба, проглотившая крючок, поднимался к поверхности, которая называлась реальностью. В моём сне моросил тёплый дождь, и я шёл под ним без зонта. Мой любимый сон.

Последнее время в утренних трелях будильника появились низкие ноты, переходившие, как мне иногда казалось, в инфразвук. Может быть, это изменение звучания сигнала и явилось причиной последовавших событий. Существует понятие резонанса, когда в процесс вовлекается вся система с непредсказуемыми последствиями. Я не менял батарейку в этом будильнике пять лет. С тех пор, как от меня ушла жена. Это был закономерный итог нудных и бессмысленных ссор. Детей не было. Мы откладывали их появление из-за страха перед завтрашним днем. Нас пугал мир, в котором плескалось насилие, в котором наркотики продавались в школьном дворе. Мы напрасно ждали, что этот кошмар закончится.

Я встал и подошёл к окну. Весна запаздывала. В затенённых местах лежал снег. Начинался обычный день, заполненный бессмысленной суетой. Уже несколько раз я отмечал необычные пробуждения. Проснувшись и медленно выстраивая череду предстоящих маленьких целей, я вдруг снова слышал сигнал будильника и как бы просыпался во второй раз с совершенно другими мыслями и чувствами. Необычность заключалась в том, что это не было сном. Событие просто повторялось дважды. Если бы не испорченный будильник, то я бы, наверное, забывал первое пробуждение. Пытаясь понять, что происходит, я строил разные гипотезы. В конечном итоге осталась одна. Это мог быть «черновой» вариант действительности. Ведь существует закон «парных случаев». И существует болезнь, которая называется эпилепсия, когда у больных появляется приступообразное изменение сознания по типу уже когда-то виденного (dèjà vu). Возможно, мы иногда проживаем событие несколько раз, забывая потом об этом. Мы должны выбирать.

 

«Путь направо без коня оставит —

Побредешь один и сир и наг, —

А того, кто влево путь направит,

Встретит смерть в незнаемых полях...»

 

Полный текст стихотворения Бунина я вспомнить не смог, но прямой путь был ничуть не легче.

Ну, пока что я своей судьбой распорядился не лучшим образом. Особенно невыносимым одиночество было в выходные дни, когда с улицы доносились крики детей, заглушавшие постоянный глухой шум, проходившего недалеко шоссе. Не один раз мне в голову приходила мысль, что положение можно исправить.

Однажды возвращаясь из магазина с повседневными покупками, я заметил женщину в коричневом плаще, которая что-то внимательно рассматривала под ногами и даже провела кончиком туфельки по земле, как будто что-то отыскивая.

— Наверное, кто-то обронил деньги, — угрюмо подумал я. Перед этим я разглядывал бомжей, роющихся в помойке, и накопившееся раздражение перенёс на неё.

— Травка! Уже зелёная! — повернулось ко мне улыбающееся миловидное лицо, и я опешил от неожиданности. Проклюнувшуюся траву я сам, с таким же интересом, рассматривал вчера. Моё замешательство она оценила по-своему и стала меня разглядывать.

— А она интересна, — мысль была абстрактная и плоская, как рисунок на плакате. Я оставался на месте под впечатлением неожиданных слов. Затем представил выражение её лица через неделю или через месяц, когда она увидит мои джинсы, небрежно брошенные на стул, не помытую кружку...

— Да, да, — буркнул я и ускорил шаги.

Постепенно у меня созрело решение заглянуть в мир повторяющихся событий. Мир выбора, как я его для себя окрестил. А что если там удастся вернуться назад к тому злополучному утру. Забрать назад жестокие слова. Научиться терпению в бесконечно повторяющихся ссорах. Сейчас уже изменить ничего было нельзя. У моей бывшей жены была новая семья.

План был прост. Каждое утро с первым сигналом будильника я вскакивал с сумасшедшим ожиданием перемен, пытаясь успеть. Но ничего не происходило. Вероятно, повторы возникали только после цепи очень серьёзных событий. В какой-то ключевой ситуации, когда правильный выбор определяет всё последующее. Повезло только на шестое утро. Поразила тишина. Не кашлял сосед наверху. В коридоре не лаяла собака. Я отдернул штору окна. Вид пустынной улицы заставил меня пожалеть о глупой выходке.

— Наверное, слишком рано, — цепляясь за осколки здравого смысла, подумал я. Нет, часы показывали семь утра. Начался обычный день необычно холодного апреля. Дата на календаре не изменилась. Назад в прошлое дороги не было.

Я никого не встретил ни на лестничной клетке, ни возле подъезда. Не было даже воробьёв и соседских собак. Неожиданно на тротуаре появилась женщина. Я не видел, откуда она взялась. Секунду помедлив, несчастная шагнула на проезжую часть. Из пустоты вынырнула машина. Застыв от ужаса, я увидел, что женщину высоко подбросило в воздух и она, как тряпичная кукла упала в нескольких метрах от меня. Через секунду и труп, и кровь исчезли. Визг тормозов ещё эхом метался в пустом пространстве между домами. Женщина снова стояла на краю тротуара и готовилась шагнуть на мостовую. Ещё дважды я был свидетелем её ужасной смерти. В четвёртый раз слева от плеча женщины пролетела бабочка, на мгновение привлекшая её внимание. Этого хватило, чтобы ревущий джип промчался мимо, не причинив вреда этой женщине. Передо мной вновь была пустынная улица. Дубли действительности разворачивались передо мной. Внезапно появлявшиеся передо мной собеседники повторяли одни и те же фразы. Менялись интонации, и результат закреплялся. Юноша с цветами поворачивал то направо, то налево. Бесконечный калейдоскоп. Жить в этом мире и не сойти с ума, было невозможно. Я понял, какой ужас на самом деле должна была испытывать Алиса в стране чудес. Кто же был невидимым дирижёром? А может, их было несколько? Меня чуть не доконала последняя сцена. На шестом этаже углового здания распахнулось окно, и на подоконнике появился мальчик лет четырнадцати. В его глазах, неотрывно смотревших на тротуар, застыл ужас. Он наклонился.

— Нет! — завопил я и бросился вперёд. Успел. Мальчик взглянул на меня, помедлил и вернулся в комнату.

Повернув голову, я заметил фигуру в строгом чёрном костюме.

— Как вы сюда попали? — в серых глазах собеседника светилась усмешка.

Вопрос застал меня врасплох.

— Это из-за будильника, — промямлил я.

— Ну, конечно, из-за будильника, — резче обозначилась ироничная складка возле угла рта.

— Кто вы?

— Сами ещё не догадались? Я всегда находился рядом с вами. А это мой мир. Это мир громадных возможностей. Правда, существуют и силы, мешающие мне. Но итог зависит от выбора человека. Вот вы, например, мне подходите. Хотите, я дам вам всё. Всё самое ценное в материальном мире. Всё золото мира. Плата? Пустяки. Просто после вашей смерти вы окажетесь в этом прекрасном мире выбора. Договор составлен лучшими юристами, — дьявол прямо так и лучился дружелюбием.

Мгновенно перед нами появился стол, на котором стояли ноутбук и принтер. Из принтера выползал последний лист, на котором уже стояла печать и сегодняшнее число.

Я вчитался в пункт 2.11.2. Пункт гласил: представитель ООО «Мир выбора» освобождается от ответственности, если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств возникло вследствие обстоятельств непреодолимой силы (пожар, стихийные бедствия, военные действия, действия других представителей и др.).

— Да, — подумал я, — специалисту по стихийным действиям этот пункт как нельзя более кстати.

— Не беспокойтесь. Это пустая формальность. Неужели вы не заметили, что этот пункт имеется в каждом договоре, заключаемом в вашем мире?

— Не вашими ли стараниями он там появился? — подозрительно осведомился я.

Ответом было вежливое молчание.

— Вам что, недостаточно негодяев и отморозков? Любой из них подпишет эту бумагу, не читая.

— А кто вам сказал, что у них есть душа? Это самое распространённое заблуждение, что душа есть у каждого человека.

— Я не согласен, — мой голос охрип до неузнаваемости. Вытащив носовой платок, я вытер вспотевший лоб. Слишком много впечатлений для одного апрельского утра.

— Трудно одному? — в голосе дьявола сквозило искреннее участие. Я поднял глаза. Со мной так давно никто не разговаривал.

— Любовь на земле найти не просто, — продолжал тот, — попробуйте здесь. Вариант беспроигрышный. Случайные женщины долго здесь не задерживаются. Случайность и есть случайность. Появится и останется только та, качества которой схожи с вашими. В своём мире на поиски можно потратить десятилетия и, в конечном итоге, сделать ошибку. Кстати, не надо ходить на край света. Вы знаете парк возле школы? Будьте осторожны при переходе улицы. Договор вы ещё не подписали.

Я увидел её в глубине аллеи. Она шла мне навстречу. Тонкая, высокая фигура неестественно плавно и невесомо передвигалась среди деревьев. Подойдя ближе, я заглянул в карие с зеленоватым оттенком глаза.— У нас мало времени, — обратилась она ко мне. Её глаза на солнце сверкнули жёлтым огнём.

— Что? — глупо спросил я, не понимая, почему она так разговаривает с незнакомым человеком.

— В школе скоро закончится урок и начнётся перемена.

В моей душе перемена уже началась.

— Хорошо, что вы мне опять приснились, — загадочно произнесла она, — мне холодно этой осенью.

— Сейчас весна, — я стал догадываться, что в этом мире можно бывать и во сне.

— Весна? — она беспокойно оглянулась.

— Вы часто здесь бываете? — спросил я.

— Последнее время часто.

Я прикоснулся к её руке, опасаясь, что наткнусь на пустоту. Рука была тёплая. Но неожиданно незнакомка стала исчезать. Погас солнечный жёлтый огонь. Необыкновенный апрельский день также угасал. Я понял, что необходимо действовать. Во что бы то ни стало, необходимо было вернуться в свой мир.

Как ни странно, но вернуться оказалось легче. Под окном весело орал соседский кот. На всякий случай я вынул батарейку из будильника. Школьный парк находился недалеко от моего дома. Тонкую знакомую фигуру я заметил издалека, но рядом с ней увидел мужчину и маленькую девочку. Мы поравнялись. Сверкнул жёлтый солнечный огонь. Она узнала меня и остановилась. Солнечный свет затопил всё вокруг. Мужчина беспокойно взглянул на меня, затем на свою спутницу с бесконечным обожанием. Маленькая девочка повисла на руке отца и обиженно захныкала. Я быстро свернул в боковую аллею. По-другому поступить было нельзя. К сожалению, в этом мире тоже действовал закон выбора. Остановившись, я присел на скамью. Налетевший порыв ветра, заставил поёжиться от холода. Под деревьями лежал снег, и на самом деле казалось, что снова осень и за апрелем наступит октябрь. Но всё-таки это было не так. Над рыхлым, ноздреватым снегом пролетела бабочка, сначала показавшаяся мне обрывком коры, подхваченной ветром.

Я бродил по улицам города до позднего вечера, пока у меня не появилась уверенность, что выход из создавшейся ситуации существует. Вернувшись домой, я вновь поставил батарейку в будильник и лёг, надеясь, что когда-нибудь смогу уснуть. Было необходимо найти в мире выбора мою прекрасную незнакомку. В какой-то момент мне показалось, что в темном углу комнаты, возле окна стоит фигура в строгом чёрном костюме. Почудился тихий, сдержанный смех. Всё «золото мира» просто не потребовалось.

ЧЕРНАЯ ОБЕЗЬЯНА

Однажды ко мне пришел человек и положил передо мной на стол несколько листков бумаги, исписанных крупным неровным почерком. Запах немытого тела, смешанный с запахом страха, сразу заполнил комнату.

— Я знаю — вы писатель. Обещайте мне, что напишите рассказ. Это было на самом деле, — нервно оглядываясь по сторонам, тихо сказал незнакомец.

— От своего имени, — вдруг громко и повелительно добавил он, поправил дрожащей рукой большие и несуразные черные очки на своем лице и быстро направился к выходу. Открыв дверь, человек повернулся ко мне и добавил:

— Ошибки исправьте.

Больше я его не видел. Иногда мне кажется, что и вовсе не заходил ко мне странный человек в черных очках, потому что я никак не могу найти эту рукопись. Но листки бумаги, исписанные крупным неровным почерком, до сих пор стоят перед моими глазами. Содержание я помню почти наизусть, хотя сесть за стол и написать рассказ не получается — мешает...

 

* * *

... мешает тревога и бессонница. Забытье трудно назвать сном, потому что пробуждение — внезапное и без сновидений. Увидеть женщину во сне — забытая мечта. Тревога безотчетна. Когда она появляется — ты узнаёшь её, ослабнет — трудно понять, что заставляло тебя бегать кругами по комнате. Совсем другое дело страх. Причина уже есть, но пока её трудно уловить, хотя возможно. Так пугает собственная тень. Длинная уродина, созданная лучами уличного фонаря, заставляет неровно забиться сердце. Этому страху не одна тысяча лет. А вот поскрипывание досок на чердаке под чьими-то осторожными шагами — гораздо существеннее. И не важно, что забраться на чердак без лестницы злоумышленнику невозможно. Ведь в принципе, мог быть и соучастник негодяя. Ты обходишь дом и не видишь лестницы просто потому, что соучастник злодея унес её с собой. Пить я брошу завтра. Нужно, чтобы тревога немного улеглась. Страх тоже необходимо разгадать. Узнать его разновидность, чтобы поместить в нужное место на полке ужасов, пока он не превратился в панику. Пан, в мифологии, бог лесов и полей. Не бог это. Обычный бес, но армии бежали. Зеленый змей — это тоже бес, но он совсем не змей. Однажды, закрыв глаза, я увидел огромную черную обезьяну с оскаленными желтыми зубами. Не знаю почему, но я сразу понял, кто она.

Мои трясущиеся пальцы наткнулись на песочные часы. Я облегченно вздохнул и поднес их к глазам. Песчинки, пересыпающиеся в нижний резервуар, всегда завораживали меня. Казалось, что вместе с песком утекало само время. Достать любимую игрушку детства заставило необычное ощущение, что ход времени иногда менялся. Песочные часы, как нельзя лучше подходили для проверки загадки. Я знал, что если держать песочные часы в ладони, то старинный инструмент отсчитает именно твое время. Тогда, в первый раз, я, затаив дыхание, перевернул стеклянный прибор, отметив положение стрелок настенных часов. Когда последние песчинки, принадлежавшие десятой минуте, осели на холмик песка в нижнем резервуаре, большая стрелка настенных часов прошла двенадцатое деление. Повторив двойное измерение несколько раз, и получив тот же результат, я решил, что неисправны часы: либо песочные, либо настенные, и успокоился. Но утром их показания совпали.

С тех пор я больше не расставался с песочными часами, пытаясь найти ответ временной загадки. Течение времени менялось в тот момент, когда в ушах появлялся тихий, едва слышный звук, напоминающий гудение работающего трансформатора. Разница в показаниях часов в эти периоды была всегда одинакова и составляла две минуты. Таким образом, за один час куда-то исчезало целых двенадцать минут. Я ни с кем не делился своими наблюдениями. Мысль о том, что потерянное время можно вернуть, заставляла меня вновь и вновь сверять показания песочных и настенных часов. Увы, украденное время не возвращалось.

 

* * *

Запах заполнял громадный зал. Плавал в виде зеленовато-желтого тумана и имел множество оттенков. Болотные испарения, непонятная вонь соседствовали с ароматами дорогих французских духов и одеколонов. На сцене стояло громадное кресло, в сторону которого периодически боязливо поглядывали присутствующие. Кресло занимало черное облако без четких очертаний. Присмотревшись, можно было понять, что это и не облако даже, а абсолютно черная дыра, ведущая в никуда, но никто и не пытался этого сделать. За любопытство можно было поплатиться. Соблюдая строгую иерархию зал заполняла нечисть. Передние ряды занимали черти и серьезные бесы. В конце помещения располагались лешие, водяные, русалки, домовые. Морока и Лихоманка исподтишка резались в карты. Между кресел шныряли бесенята и мыши. Крысы сидели солидно, ровными шеренгами. Были и люди.

Облако приняло четкие очертания. Дьявол откашлялся:

— Начнём. Сейчас 2340. На совещание отводится девятнадцать минут. Попрошу отчеты в письменном виде. Выступления — только заслуживающие внимание.

Нечисть двинулась к специальному столику. Подойдя и поклонившись, сотрудники оставляли папки на столике и спешили обратно на свое место.

Дьявол выборочно просматривал материалы.

— Очень хорошо. Количество самоубийств в сельской местности растет. Попрошу пояснить. Анализ проводили?

Последний ряд зашевелился. Поднялся грязный мужичок с опухшей, синеватой физиономией.

— Дык..., — дыхнул он перегаром.

— Так, — посерьезнел председатель, — если сам будешь пить самогон и спирт — уволю.

Люди, присутствующие на совещании, о чём-то пошептались. Один из них поднялся и сказал:

— У нас проблемы, господин. Кроме нас — настоящих экстрасенсов, развелось много жуликов. Дискредитируют...

— Это не у нас, это у вас проблемы, — прервал выступающего председатель и зловеще добавил, — смотрите, лишу способностей.

Поднялась огромная черная обезьяна и почтительно застыла, ожидая, когда сатана перенесет на неё своё внимание.

— Что тебе, Зеленый змей?

— Мой настоящий облик увидел один человек. Я не понимаю — как ему это удалось. Обычно видят моих помощников: зеленых человечков, змей, мышей и думают, что все не так серьезно.

— Да, это большая проблема, — дьявол призадумался, — сколько у него похищено времени?

— 5256 часов, господин.

— Верните их ему. Мало не покажется.

— Но он успел отдать свои записи писателю.

Неожиданно одна крыса завертелась на месте и превратилась в очаровательную девушку с шальными зелеными глазами. Бесенята взвыли от восторга и, бросившись к ней, стали заглядывать под короткий подол юбки. Девушка, раздавая шлепки приставалам, сказала:

— Я займусь писателем.

Дьявол одобрительно кивнул:

— Украденное время алкоголику вернуть, а тебя придется заразить СПИДом.

— Вылечите потом? — побледнела девушка.

— Моего слова тебе достаточно? — расхохотался дьявол.

Девушка завизжала от злости, закрутилась на месте, и одной крысой вновь стало больше.

 

* * *

Я осторожно перевернул песочные часы и поставил их на стул. Вновь ожила, притаившаяся на время головная боль.

— Сколько же суток я не спал?

Вдруг я понял, что время воруют конкретные существа, и что они находятся где-то рядом. Я похолодел от ужаса, так как услышал их голоса. Их было двое. Он и она. Существа говорили обо мне.

— Он догадался, что мы воруем его время, — тихо сказал женский голос.

— Если он и расскажет кому-нибудь об этом, то ему не поверят, — спокойно ответил мужчина.

Невидимая женщина визгливо расхохоталась.

— Может, показалось? — я тщетно пытался взять себя в руки.

— Я бы, пожалуй, вернул ему время. Это, думаю, будет справедливо, но только в виде кошмаров. Тебе это понравится, — произнес мужской голос.

— Пусть он лучше выпрыгнет из окна, — в голосе женщины появились капризные нотки.

— Дорогая, это совсем не интересно.

Внезапно я заметил две маленькие фигурки под стулом. Две мыши стояли на задних лапках и внимательно смотрели на меня. Та, что была крупнее, вдруг улыбнулась и мужским голосом произнесла:

— Вы первый догадались о том, что происходит, и мы решили преподнести вам...

— Приз! — вдруг тоненьким голосом завопила вторая мышь.

— Не кричи, — тоном наставника произнесла крупная мышь и укоризненно посмотрела на спутницу, — это можно назвать и так. Мы решили вернуть украденное время, но только в виде кошмаров. Сколько там его у вас набежало?

Я машинально посмотрел на песочные часы. Песчинки из нижнего стеклянного резервуара, сливаясь в тонкую струйку, вопреки закону земного тяготения медленно поднимались вверх.

 

Спасибо за прочтение. Ваши отзывы и предложения жду по адресу: .

С уважением Александр Петров.

Шлем Дон КихотаКоричневый туманГомалкиГлоток ненависти — Ошибка — Чистое времяИгра не по правиламТридевятое царствоДвести миллисекунд — Выбор. Черная обезьяна — Эффект судного дняЗападня

Биография автора

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com