ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ПЕТРОВ


ДВЕСТИ МИЛЛИСЕКУНД

 

........................................

Сводчатый потолок навис над моей головой. Выход из каменного коридора маячил далеко впереди. Толщина стены башни была около тридцати метров. Наконец, я оказался у основания каменной лестницы винтообразно ведущей к верхней площадке грандиозного сооружения. Но лестница вела и вниз. И там, несколькими ступенями ниже, лучи заходящего солнца, попадая через узкое окно бойницы, освещали стройную фигуру девушки. Она держала перед собой небольшой плакатик. На нем крупными буквами было написано: «Ыш». Так обычно встречают в аэропорту прилетевшего пассажира. Зацокав каблуками по ступеням, элегантное существо приблизилось ко мне. Деловой костюм только подчеркивал совершенство её фигуры. Я машинально взглянул на свою запыленную одежду.

— Добрый вечер! — улыбнулась она, проследив направление моего взгляда, — не беспокойтесь, я провожу вас в гостиницу, где для вас приготовлен отдельный номер, и где вы можете привести себя в порядок. Бар находится этажом ниже. Все оплачено. Вас ждут.

— Я не Ыш, — наконец, смог произнести я.

— Как же так? — занервничала девушка и заглянула в блокнот, — вы записаны на прием. Указано точное время — двести миллисекунд после заката солнца.

Смутное беспокойство овладело мной. Не ответив, я стал быстро подниматься по лестнице наверх.

— Куда идешь? — перешла на «ты» моя очаровательная собеседница.

Я ускорил шаги. Куда иду — я знал, но кто я, и откуда появился — было для меня загадкой. Предстоял долгий путь наверх. Неожиданно я заметил, что на стенах имеются надписи.

«А мне приснилось — миром правит любовь», — прочел я и перешел к следующим строкам, нацарапанным на камнях стены: «Что же нам не жилось? Что же нам не спалось? Что нас выгнало в путь по высокой волне?»

«Они здесь проходили», — подумал я и машинально поднялся выше. Затем быстро вернулся. Стены были ровными и гладкими. Никаких надписей. Шум лопастей заставил меня прижаться к стене. «Откуда здесь вертолет?» — успел подумать я. Вдоль центральной оси башни, повторяя винтообразный ход лестницы, поднимались вверх две вороны, создавая невероятный шум крыльями. Звук усиливался и преображался акустикой старинного сооружения и напоминал шум вертолета. Было видно, как птицам трудно. Зависть к такому полету у меня не возникла. «Полет Икара не лучше, — подумал я, — искусный мастер Дедал сделал крылья себе и сыну, для бегства с острова Крит, где они находились в заточении, предупредив сына, что бы тот высоко не поднимался. Икар не послушался и приблизился к солнцу. Воск, скрепляющий крылья, растаял. Сын преступника упал в море и утонул. Нет. Летать нужно иначе. Крылья человеку вообще не нужны. А что же нужно, в таком случае?»

Вот и верхняя площадка крепостной стены. По моим расчетам высота башни была около ста метров. В глубинах подсознания билась мысль, пытаясь вырваться на поверхность.

— Выход есть, — я не заметил, что стал разговаривать вслух, — ощущение полета я испытывал прежде. Полет над реальностью и изменение течения времени может дать только любовь.

Я замер на краю стены. Безысходность ситуации обострила чувства и интуицию. Край солнца почти скрылся за горизонтом. Внизу на площади сгустился сумрак, скрывая толпу. В правом верхнем секторе зрения внезапно появилась пульсирующая красная цифра ноль, затем минус единица. Отрицательные значения стали быстро нарастать. Вот уже — 50.

— Нет, — выдохнул я, и усилием воли попытался остановить этот безрадостный отсчет. Получилось. Положительные значения стремительно нарастали и, когда появилась цифра 200, я разбежался и вбросил свое тело в плотный, как студень воздух. Меня ослепило солнце. Я вновь увидел полный диск земного светила. Вечерние облака приблизились и стали похожи на сугробы снега. Но тут на плечи вдруг навалился свинцовый груз совершенных ошибок. Балласт набирал вес. Все неверные поступки, о которых я старался забыть, пронеслись перед моим мысленным взором, словно кто-то специально отсеял все светлое в моей душе.

— Икар упал не из-за того, что приблизился к солнцу, — успел подумать я и камнем устремился к земле. Раздался рев толпы.

Открыл глаза я не сразу. Посмотрел на свои ноги, ожидая увидеть белые обломки костей. Затем сел и ощупал все тело: «Цел. А где же толпа?» Звук шел из динамиков. Вероятно, забыли отключить микрофон.

— Вы сорвали эксперимент, — гремел голос директора секретного центра, — не хватило энергии и теперь у нас два совершенно одинаковых человека. Ему робко пытались возразить. Голоса были неразборчивы.

— При чем здесь помехи? Ну, кто вам мог помешать, в самом деле. Вы просто... — голос оборвался.

«Микрофон выключили. Что же делать? — лихорадочно думал я, — меня зовут Ыш, и я обречен на уничтожение. Хотя постойте, они почему-то думают, что эксперимент не удался. Попробую выжить. Необходимо скрыть правду».

Но дикая ненависть охватила меня. Появилось желание пробраться в соседнее помещение, где находился пульт уничтожения центра на случай провала. Сжав кулаки, я справился с безумным порывом, но в комнату некстати вбежала лаборантка. Участие в её глазах сменилось страхом, но все же она подошла ко мне и спросила:

— Вам плохо?

В моей голове дымовой шашкой взорвалась страстная идея немедленно выбросить эту толстую, некрасивую девушку, не умеющую пользоваться дезодорантом, за дверь и долго бить её ногами.

Я закрыл глаза и замер. Дым, окутывающий мозг, начал рассеиваться. «Подожди, — мысленно сказал я себе, — ну, что она сделала тебе. У неё и так в жизни ничего нет, кроме этой работы».

Открыв глаза, я сказал:

— Голова очень болит. Принесите, пожалуйста, лекарство. А вы сегодня очаровательны.

Видимо, улыбка получилась, потому что толстушка улыбнулась в ответ и скрылась за дверью.

Я с удивлением отметил, что стало легче. Вскоре лаборантка вернулась с таблеткой и стаканом воды.

— Пойдемте, — сказала она, когда я вернул пустой стакан, — вам необходимо отдохнуть. Эксперимент не удался. Вы готовы к встрече со своим, — она запнулась, — своим вторым я.

— У меня специальная подготовка, — утешил я девушку, и мы покинули комнату.

Подготовка, действительно, была нужна. Навстречу по коридору двигался я сам. Я даже окружающее увидел на мгновение глазами своего двойника. Мир был черно-белым. Мал выглядел странно. Он тоже почему-то скрывал перемены, произошедшие с ним.

— Они считают, что всё закончилось провалом. Попробуем уйти, — тихо сказал он, подойдя ко мне.

Я пошёл за ним. Виноватые лица сотрудников даже позабавили меня.

— Знакомить вас не буду, — буркнул, не глядя в глаза, директор, — нам нужно восстановить результаты. Произошел небольшой сбой с питанием оборудования, но показания можно восстановить.  Погуляйте на территории центра.

Мы, не сговариваясь, свернули с центральной аллеи на неприметную тропинку, ведущую к шоссе. По этой дорожке можно было незаметно обойти проходную.

— Послушай, — я догнал Мала и шел теперь рядом с ним, — я убегаю, потому что должен быть уничтожен. Зачем бежишь ты?

— Сон был слишком реален. Я боюсь потерять ощущение безграничного счастья. Я абсолютное добро. Хватит мне быть подопытной крысой. Они, — Мал кивнул в сторону центра, — вывернут меня на изнанку с помощью своего оборудования. Ничего не останется.

Внезапно Мал остановился.

— Здесь никогда не было скамьи и, тем более, фонаря рядом, — произнес он.

Действительно, среди сосен стояла обычная скамья, какие размещают в парках. Яркий свет луны отбрасывал отчетливые тени. На скамье сидели женщина и девочка лет четырех. Мал направился к ним, а я спрятался за деревом.

Вглядевшись в лицо женщины, он остолбенел.

— Мы знакомы? — улыбнулась женщина. Она повернула к нему лицо и, в свою очередь, стала рассматривать подошедшего мужчину. В лунном свете её зеленые глаза сверкнули ультрафиолетом.

— Д-да, — запнулся Мал, — я видел вас во сне.

— Милое объяснение.

— Мама, мама, подари мне луну, — вмешалась девочка.

— Ну, что ты. Это невозможно, — женщина погладила ребенка по голове.

— Возможно, — хрипло сказал Мал, не отрывая взгляда от женщины.

Волна ненависти снова подбросила меня: «Нашел время. Все они одинаковы. Все зло мира связано с женщинами».

Теперь девочка уставилась на Мала:

— Как это?

— Так, — Мал присел рядом с ней, — наклонись ко мне. Видишь, луна лежит прямо на ветке. Я подарил тебе её. Тебе может дарить луну папа хоть каждый день на этой скамье и на любой другой. Идет?

— У меня нет папы, — всхлипнула девочка, — а ты можешь быть моим папой?

— У меня много работы. Работа, — вдруг, словно очнувшись, произнес он. Затем, не обращая внимания на плачущего ребенка, вскочил.

-Ыш, — крикнул он, — нам пора возвращаться.

Я не ответил. Мал поискал меня взглядом, недоуменно пожал плечами и быстрым шагом направился в сторону центра.

Женщина и девочка тоже встали со скамейки и пошли к шоссе. Поколебавшись, я догнал их.

— Ты передумал, — малышка улыбнулась. Я ведь, как две капли воды был похож на Мала. Мне стало легко.

— Да, ждите меня здесь. Мне больше не нужна эта работа. Мне необходима помощь, — обратился я к женщине.

— Хорошо, — после паузы неуверенно ответила она.

Мала я догнал недалеко от проходной центра, возле которой суетились охранники. Пока они нас не видели.

— Подожди, — крикнул я, — они ведь убьют меня.

— Так запланировано, — спокойно ответил Мал, — ты ведь знаешь, что такое приказ? Я абсолютное добро. Мне сейчас неведомо зло.

— Остановись. Весь эксперимент — чудовищная ошибка. Не зная зла — ты не сможешь оценить добро.

Глаза Мала вдруг сверкнули желтым огнем. Зрачки приняли вытянутую форму.

— Я убил дракона. Я победил абсолютное зло, — прошептал он. Шепот напоминал шипение. Я отскочил в сторону и инстинктивно замер. Это меня спасло. По непонятной причине Мал потерял меня. Пройдя мимо, он с силой взмахнул кулаком в том месте, где я только что стоял. Меня обдало странным жаром его тела. К нам уже бежали охранники. Раздался слабый хлопок, и в шею нападающего вонзилась ампула со снотворным. Мал тихо опустился на землю.

Тяжело дыша, подбежал директор центра.

— Эксперимент удался. Перед вами на земле — абсолютное зло, — торжественно объявил он. Я кивнул в ответ без тени сомнения. Мала водрузили на носилки и понесли в сторону проходной. Уйти я не мог. Директор бережно поддерживал меня под руку. Мал пошевелился на носилках и меня охватило отчаяние. Но тут забеспокоились охранники, несущие Мала. Задымился брезент носилок. Директор отпустил мою руку. Воспользовавшись замешательством, я свернул с тропинки и побежал в сторону шоссе. Дальнейшее я воспринимал зрением Мала. Будто передо мной появился второй экран. Возможно, сильное волнение способствовало этому. Раскидывая охранников, Мал бросился к проходной. Прыгающее черно-белое изображение подсказало, куда он стремился. Мал рвался к кнопке аварийного уничтожения центра, чтобы убить меня. Хотя бы и вместе с центром и тысячей сотрудников, находящейся в этот момент в его стенах.

Неожиданно передо мной выросли две фигуры.

— Зачем вы пошли за мной, — закричал я и, подхватив ребенка под мышку, крепко взял женщину за руку. Я представил, что опять стою на краю крепостной стены и готовлюсь к прыжку. Удалось. Позади, в двухстах миллисекундах от нас, чудовищный взрыв стер с лица земли центр и окружающую его территорию, разметав их на атомы, придуманные Демокритом.

 

* * *

Здесь нас не найдут. Я люблю стоять на берегу и смотреть на волны океана, лижущие песок, ощущать на губах соленый привкус. Рай я всегда представлял себе именно таким. Иногда во сне я падаю с крепостной стены, но в последний момент успеваю подняться и увидеть диск, заходящего солнца. Моя зеленоглазая женщина тоже видит необычные сны, в которых насмерть бьются два дракона, а она наблюдает за схваткой, прикованная цепями к стене, и предчувствует свою гибель. Но я всегда успеваю вовремя разбудить её. Теперь я точно знаю, что не существует ни старости, ни смерти. Но очень трудно всегда сохранять состояние любви, обгоняя время на двести миллисекунд. И я даже не знаю — на сколько еще меня хватит.

 

Спасибо за прочтение. Ваши отзывы и предложения жду по адресу: .

С уважением Александр Петров.

Шлем Дон КихотаКоричневый туманГомалкиГлоток ненависти — Ошибка — Чистое времяИгра не по правиламТридевятое царство — Двести миллисекунд — Выбор. Черная обезьяна Эффект судного дняЗападня

Биография автора

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com