ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ПЕТРОВ


ОШИБКА

Окончание. Начало здесь.

.............................

— О, как это трогательно и романтично. Я читала об этом в книгах. Вы таким способом хотите удостовериться в том, что я говорю правду?

Вопрос я проигнорировал. Просто за спинкой моего кресла были вмонтированы видеокамеры, соединенные с анализатором состояния сетчатки глаза. У робота нет сетчатки. Её зелёные глаза встретились с моими. Волна животного влечения охватила меня. Я замер. Положение спас виртуальный кот. Отчаянно мяукая, он носился по экрану, держа в лапе лист с результатом теста. Она была человеком.

— Теперь вы ответьте на мой вопрос. Меня можно не любить?

Я осторожно вдохнул воздух:

— Извините, мне нужно пригласить инженера.

Я наклонился к селектору:

— Будьте добры, пригласите ко мне программиста из тринадцатого отдела.

Парень в потертых джинсах зашёл в кабинет. Длинные волосы были подхвачены сзади в косичку. Я до сих пор не мог привыкнуть к его внешнему виду, но он действительно был лучшим. Небрежно кивнув присутствующим, программист надул пузырь из жевательной резинки, пока он не лопнул, аккуратно скатал её в комочек и прилепил на мочку правого уха.

— Вызывали?

— Да. Необходимо незаметно исследовать волновой спектр пациента.

Я повернулся к женщине:

— Вашему мужу будет необходимо пройти мимо нашего сотрудника, — я со скрытой неприязнью посмотрел на парня, — портативный детектор, неотличимый от ноутбука, зафиксирует волновой спектр, так как мы должны убедиться, что в спектре пациента присутствует частоты, характерные для любви. Поверьте, только тогда наше лечение будет безопасным. Хочу только предупредить вас, что счёт, который вам предъявят к оплате, может на порядок превышать обычные расценки.

— Я согласна. Сегодня в 16 часов ваш сотрудник должен сидеть на третьей скамье слева от входа в Центральном парке.

«Однако!» — скрыть изумление от деловитости прекрасной дамы было трудно. Я вопросительно взглянул на программиста. Он молча кивнул.

— Хорошо. Помните, что ваш муж должен пройти перед детектором один. Я жду вас завтра.

Когда за зеленоглазой женщиной и инженером закрылась дверь, я облегчённо вздохнул. Денёк выдался не из лёгких.

 

Я поднимался в поскрипывающем лифте. Смотрел в глаза женщине на эмблеме корпорации «Фортуна электроник». Вдруг древнеримская богиня отвела взгляд и посмотрела выше моего плеча. От ужаса я не мог пошевелиться.

— Успокойтесь. Я ненадолго вернулась.

В лифте я был не один. Женщина с зелёными глазами взяла меня за плечо и мягко развернула к себе.

— Как вы здесь оказались? Вы должны быть в центральном парке.

— Успею. Я везде успеваю. Я хотела поговорить с вами. Слишком несправедливо люди относятся ко мне: «Фортуна отвернулась... Фортуна улыбнулась...» А ведь сначала я просто помогала земледельцам. Это потом люди разделили понятие счастья и удачи на тысячи мелких частей. В 101 году, например, был построен для меня храм, как божеству, гарантирующему счастливый исход данного дня. Мне продолжать?

— Нет. Я читал об этом.

— А я в нём была. Но важно другое. Вот вы случайно оказались в этой корпорации на высокооплачиваемой должности. Я вам улыбалась?

Я откашлялся, чтобы голос не был таким хриплым:

— Ну, я думаю — доля удачи, то есть вашего участия, возможно, была.

— Пустое. Случайностей нет. Вы, в своё время, совершили поступок, определивший дальнейшее. Вплоть до сегодняшнего дня. В эту же корпорацию подал документы ваш друг. Вы знали об этом? Вы знали, что ваши шансы выше и подали документы тоже. Что он вам потом сказал?

— Не помню.

— Напомнить?

— Прекратите. Я сегодня очень устал. Умер мой директор.

— Да, да. Ведь вы его так любили.

Я прошёл в свой кабинет. Зеленоглазая женщина следовала за мной. Неожиданно ожил интерком. Хриплый голос директора произнёс:

— Вернитесь. Мы не закончили разговор.

«Он жив? Этого не может быть», — мои мысли смешались. Фортуна с интересом наблюдала за мной.

— Извините, меня срочно вызывает директор.

Я попытался пройти, но женщина встала у меня на пути.

— Сначала загляните в свой стенной шкаф.

Чтобы отвязаться от неё, я открыл дверцы. На меня медленно начал падать скелет.

— Чей это? — успела спросить Фортуна.

Я закричал. Я кричал долго, пока в лёгких не кончился воздух. Глазницы черепа приближались. Но тут мне, наконец, удалось проснуться от своего крика. Простыни были мокрыми от пота.

 

Утром в мой кабинет вошёл взволнованный программист.

— Что случилось?

— Понимаете, шеф, перед детектором они прошли вместе, рядом. Но я...

Договорить он не успел. Женщина с зелёными глазами уже открывала дверь.

— Уже нажаловался, — она бросила на инженера уничтожающий взгляд, — просто муж никак не хотел идти в нужном направлении один, а я опаздывала в парикмахерскую.

— Так, так, так, — я постучал пальцами по крышке стола. На стенной шкаф я старался не смотреть.

— Шеф, вы меня не дослушали. Я могу программным путём отделить два образа.

Я с интересом наблюдал, как пальцы инженера забегали по клавиатуре. Мне давно уже казалось, что половину этой процедуры они делают в расчёте на благодарных зрителей. «Шёл бы в пианисты», — раздражённо подумал я.

— Всё. Взгляните на свой монитор.

Спектрограмма полыхала алыми языками. Любовь была. Я посмотрел в цифровом диапазоне. Даже на уровне страсти.

— Всё в порядке. Возьмите эту таблетку, — я протянул футляр женщине, — это тоже детектор со встроенным стимулятором, уничтожающим избыточную страсть к работе. Незаметно дайте мужу. Через несколько часов детектор отследит все волновые характеристики и в 9 часов утра подаст необходимый импульс. Так установлен таймер. Непременным условием является, то, что бы в этот момент предмет его любви, в данном случае вы, были рядом. В противном случае он может погибнуть.

— Хорошо. Мне не понятно только одно, в 9 часов утра таблетка будет довольно далеко от головного мозга и ближе к другим органам. Или это так запланировано?

От улыбки женщины стало не по себе.

— Такое расстояние для стимулятора не имеет никакого значения, — я сделал паузу. Зеленые глаза насмешливо смотрели на меня, — мы не ехали, случайно вчера с вами в одном лифте?

— Нет, — удивилась она, — ведь я сразу отправилась домой, чтобы успеть в парк.

— Да, конечно. Извините.

 

На следующее утро в 9.30 дверь моего кабинета распахнулась и ударилась о стену. Зелёные глаза сверкали гневом:

— Я подам на вас в суд. Муж в критическом состоянии и находится в вашей реанимации.

Я ничего не мог понять:

— Вы были с ним рядом в 9 часов?

— Да, конечно, осёл вы эдакий.

— Успокойтесь. Немедленно спускайтесь в реанимацию и будьте рядом. Секретарша вас проводит. «Уволю мерзавца, — думал я о программисте, — перепутать установки таймера». Я мысленно представлял картины, чтобы я ещё с ним сделал. Дрожащими пальцами я набрал код реанимации. На экране возникло толстое лицо реаниматолога. Комнату заполнил звук хрипящего, астматоидного дыхания. Во рту торчала неизменная сигарета.

— Послушайте, сейчас к вам спустится женщина...

— Она уже здесь и пациент вне опасности.

— Ну, при виде такой женщины и труп будет дышать чаще, — я облегченно вздохнул.

— Это, конечно, дело вкуса, — улыбнулся он.

Я вновь насторожился. Так быстро в реанимации жена оказаться была просто не в состоянии.

— Срочно дайте мне с ней поговорить.

На экране появилось заплаканное лицо невзрачной девчушки.

— Кто вы?

— Я люблю его.

— Откуда вы узнали?

— Почувствовала.

— Послушайте, — я наклонился вперёд, — сейчас в отделение придёт его жена. Немедленно уходите.

Экран вновь заполнило толстая, улыбающаяся физиономия. Мне показалось, что я почувствовал отвратительный запах его сигареты.

— У вас проблемы, шеф?

— Всё в порядке. Вы не хотели бы избавиться от табачной зависимости?

Реаниматолог молча показал мне средний палец и отключил связь.

 

Зеленоглазая женщина зашла ко мне через час и виновато улыбнулась:

— Доктор сказал мне, что я немного перепутала время. Прошу извинить меня за резкий тон. Спасибо вам. Муж... — она с хрустом сжала пальцы, — Передо мной теперь совсем другой человек.

— Я прекрасно понимаю вас. Ведь вы были так напуганы.

После её ухода я вызвал инженера. Пузырь из жевательной резинки надулся и лопнул. Я дождался окончания всего ритуала:

— У вас сохранился волновой спектр этой женщины, случайно зафиксированный в парке?

— Конечно.

Пальцы программиста забегали по клавиатуре. Внезапно он побледнел:

— У неё вообще отсутствует волновой спектр.

— Ты хочешь сказать, что это труп? Ты хочешь выкрутиться таким образом, чтобы не признаваться в своей ошибке. Может тебя избавить от патологического влечения к технике? — я зловеще понизил голос, — Небольшая пилюля и всё.

Парень проглотил жевательную резинку:

— Я не ошибся. Проверил дважды.

 — Всё иди.

Инженер оставался на месте.

— Иди! — закричал я.

Когда за ним закрылась дверь, я глубоко задумался.

— Ошибка. Конечно же, ошибка. Что же ещё? — незаметно для себя я стал говорить вслух. В сторону стенного шкафа я старался не смотреть.

 

Спасибо за прочтение. Ваши отзывы и предложения жду по адресу: .

С уважением Александр Петров.

Шлем Дон КихотаКоричневый туманГомалкиГлоток ненависти — Ошибка — Чистое времяИгра не по правилам Тридевятое царствоДвести миллисекунд Выбор. Черная обезьяна Эффект судного дняЗападня

Биография автора

Технические подробности перемотки асинхронных двигателей.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com