ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ПЕТРОВ


ЗАПАДНЯ

 1    2    3

.........................................

— Ну, хорошо. Сейчас вы подпишите необходимые документы и сможете разместиться в нашей комфортабельной гостинице. Кстати, вы голодны?

— Спасибо, нет, — ответил я. Перед моим мысленным взором всё ещё плавала мышь, заживо разлагающаяся в цветке удивительного растения под названием Непентес Аттенборо.

В своём новом жилище я оказался уже поздним вечером. Наконец-то появилась возможность обдумать своё нынешнее положение. Я оставил дорожную сумку в маленькой прихожей, из которой одна дверь вела в санузел, а другая — в комнату. В комнате стояла кровать и тумбочка с настольной лампой. Я разулся и, не раздеваясь, прилег на кровать. Усталость брала своё. В отделе кадров многие документы пришлось подписывать не читая. Обилие инструктажей по технике безопасности, трудовых соглашений, приказов и прочих ознакомлений, вероятно, и не были рассчитаны на внимательного читателя. Я пытался понять только смысл текста договора о передаче моих банковских долговых обязательств компании «Джинн», но после пункта 5.3 мой энтузиазм угас. Я достал из кармана книжку с талонами на питание. На обложке красовалось немного обидное наименование её владельца — К-35. Так меня теперь будут называть. В дверь тихо постучали. Я поднялся, прошел в прихожую и впустил гостя. Со мной учтиво поздоровался человек среднего роста с приятными, но незапоминающимися чертами лица, одетый в серый рабочий комбинезон. Попросив обращаться к нему по имени С-10, он протянул мне сверток. В нём оказался светло-серый рабочий костюм. Впоследствии выяснилось, что на самом деле комбинезон был ядовито-желтого цвета. Но краски в этом мире, как и солнечный свет, исчезли. Рабочая одежда оказалась впору. Крупные нашивки с надписью К-35 прикрепленные слева на груди и спине даже добавляли определенную элегантность и свидетельствовали о любви к порядку. В моей комнате я заметил наклеенные инвентарные номера на мебели. Застегнув молнию на куртке, я ещё раз взглянул на себя в зеркало и вышел в коридор к ожидавшему меня там человеку.

— После ужина я покажу вам рабочее место и инструменты, — сказал С-10. Затем виновато улыбнулся и добавил, — понимаю, что вам сегодня хотелось бы отдохнуть, но это распоряжение директора.

В помещении пищеблока народу было немного. Почувствовав дуновение воздуха и увидев мелькнувшую тень, я уже не удивился. Замерший вихрь материализовался в худенькую девушку, в которой я узнал свою новую знакомую по имени Итомия. Она улыбнулась нам и протянула меню. Сев за столик, я выбрал салат из кальмаров, курицу, блинчики с сиропом и кофе. Этот набор оплачивался компанией, и Итомия взяла талон из моей книжки под номером 1. Ниже в меню шли деликатесы, которые можно было заказать в кредит, но цена была запредельной и превышала обычную на два нуля, то есть стократно. Мой новый знакомый тоже сделал заказ. Ужин прошел в молчании. Затем мы покинули пищеблок и прошли на безлюдную в этот час строительную площадку огромных размеров. Каждый участок по величине соответствовал футбольному полю. Сходство со спортивным сооружением добавляли экраны со светящимися цифрами и деревянные ящики, стоящие полукругом в виде ярусов. Перед этими импровизированными трибунами стояли массивные механизмы непонятного назначения. С-10 провел меня на первое «футбольное» поле.

— Эта строительная универсальная машина выполняет десять операций, — приступил к пояснениям мой новый знакомый, указав на металлическое «чудовище». — Если за пультом обычный человек, то все рабочие операции приходится делать одно за другим: пилить, собирать опалубку, заполнять её бетоном и так далее. Если же работает ускоренный строитель, то всё можно делать одновременно. Атомный двигатель и титановые сплавы во всех рабочих соединениях выдерживают сумасшедшие ускорения, а чувствительные сенсоры на лапах манипуляторах, как нервные окончания на подушечках пальцев человека, позволяют сорвать маленький цветок. Видите напротив большой экран?

Я кивнул.

— Сейчас там высвечивается текущее время. Когда начнется рабочий день, на экране появятся трехмерные макеты строительных модулей и расчетное время выполнения каждой операции. Надевайте рабочий костюм.

Я неуклюже расправил нечто среднее между скафандром космонавта и костюмом аквалангиста. С-10 некоторое время с улыбкой наблюдал за мной, затем помог одеться.

— Не опускайте защитное стекло шлема, — предупредил он, когда я облачился в рабочий костюм. — Это сразу же включит охлаждение и специальное электромагнитное поле. Ускоренный строитель при движении выделяет большое количество тепла. Чтобы температура тела не поднялась выше сорока градусов, в трубках, проходящих внутри ткани костюма, циркулирует жидкий азот. Кроме того, работают гидравлические усилители каждого движения. Запас энергии аккумуляторов, они справа в сумке с инструментами на бедре, рассчитан на сорок восемь часов.

Я вслед за инструктором поднялся по металлической лестнице в кабину трехметрового механического гиганта, напоминающего уродливого паука. Это сравнение пришло мне в голову из-за большого количества лап-манипуляторов. С-10 усадил меня в кресло и, встав за моей спиной, нажал красную кнопку на панели управления. Пол кабины слегка завибрировал.

— Готовность реактора через десять секунд. Управлять этой машиной несложно. Вот здесь, — он указал на черные квадраты, сенсорные кнопки. Попробуйте.

Недолго думая, я провел я пальцем по ближайшему квадрату. Строительная машина рванулась вперед, выбросив гусеницами щебень из-под гусеничных траков. А ближайший манипулятор молниеносно описал дугу и разбил в щепки деревянный ящик на строительной площадке. Я ахнул от неожиданности. С-10 рассмеялся:

— Не переживайте. Когда вы примете стимулирующий препарат, эта железяка будет раздражать вас своей медлительностью. Ну, я пойду отдыхать, а вы немного поработайте.

После ухода моего наставника я два часа провел в кабине строительной машины. Внимательно изучил чертеж цокольного этажа, который мне предстояло собирать на этой площадке. Работа была привычной и знакомой. Смущало только время, отведенное на сборку модуля: семь часов. Это казалось нереальным. «Но ты ведь используешь стимулятор, и будешь работать в десять раз быстрее, — утешал я себя. — К тому же у тебя в подчинении невиданные механизмы». Строительная машина под моим управлением выполняла движения все точнее и точнее, и я мог уже выполнять несколько операций одновременно даже без помощи стимулятора. Но постепенно подкралось утомление, и я решил вернуться в гостиницу. Шагая по дорожке мимо прожорливых цветов-кувшинов, я мысленно пытался выстроить свой завтрашний первый рабочий день. Больше тренировок не будет. Вновь нахлынула безотчетная тревога: не справлюсь. Вдруг появилось острое чувство, что за мной наблюдают. Ощущение знакомое и проверенное. Кожу правой щеки как будто стянуло. Я быстро повернул голову. Никого. В безветренном воздухе неподвижно замерли любимые цветы госпожи Браун. Было душно. Запах. Очень знакомый запах. С первой минуты своего появления в этом мире я силился вспомнить, где встречал его раньше. Вспомнил. В детстве я любил прятаться в шкафу, где хранились старые вещи. В нём пахло точно так же. Я несколько раз вдохнул затхлый воздух полной грудью. Надо мной низко нависло сумрачное беззвездное небо. Серый поздний вечер плавно грозился смениться серым ранним рассветом. И так будет продолжаться тысячу и один день. В гостинице я после минутного колебания принял таблетку стимулятора. Никаких ощущений. Затем я лёг в кровать, хотя заснуть не надеялся, но мои опасения не оправдались. Сон навалился свинцовым грузом, мгновенно подмявшим под себя обрывки тревожных мыслей и неясных сомнений.

 

6.00. В пищеблоке я протянул Итомии талон на питание № 2. Проглотил свой завтрак. 6.13. Я вскочил и вслед за другими быстро направился на рабочую площадку. 6.15. Пол кабины завибрировал. Я опустил стекло шлема. В каждой клеточке моего тела взревел атомный реактор. Волна жара ударила в мозг. Электромагнитное поле наслоилось на принятый накануне препарат, превратив меня в стремительного монстра. Восприятие окружающего обострилось до предела. Я видел, как медленно прорисовывается деталь опалубки на экране напротив. Секунды на табло замерли. Медленно менялись лишь цифры миллисекунд. 100 миллисекунд. Я схватил манипулятором деревянный щит. 110 миллисекунд. Взревела дисковая пила, выравнивая края щита согласно заданным размерам. Одновременно третий манипулятор, беспрекословно выполняя указания моего правого безымянного пальца, скользящего по третьему черному сенсорному квадрату, подхватил металлическую раму гаражных ворот. Цокольный этаж вырастал на массивной металлической платформе прямо на глазах. 12.24.35.500. Бетон мгновенно затвердел, благодаря специальным добавкам, и фрагмент дома лоснящимися боками жаждал бежевой краски. Так утверждал экран. Но в этом мире невозможно различать цвета. Я жонглировал бочками с красками. Где же этот цвет? Как назло надписи с названиями цветов на бочках плохо видны. Бочек множество. Я держал наготове краскопульт, зловеще шипящий сжатым воздухом, и не знал, куда его воткнуть. Наконец-то. Виден кусок надписи: «...жевая». Я схватил манипулятором бочку и повернул её, чтобы прочитать маркировку. Точно. Бежевая. Мельком глянул на экран. Отставание от графика на 1200 миллисекунд. Штраф может съесть заработанные деньги. По спине побежал пот. Жидкий азот в трубках комбинезона уже не справлялся со своей задачей. Быстрее. Ещё быстрее. Так проверить работу автоматических ворот. Где блок канализации. Так. Воткнуть на место душевую кабину. Успел. Металлическую платформу подхватил мощный кран-погрузчик и готовый цокольный этаж поплыл на следующую площадку, где ему предстояло взять на себя первый этаж строящегося в авральном режиме дома. 14.02 Пищеблок. Растерянная улыбка Итомии. Обед. Вообще-то очень вкусный. 14.13. Я вскочил из-за стола. На бегу подумал, что лучше заканчивать обед в 14.12. В кабине строительной машины приходится экономить миллисекунды. Не забыть, что десять секунд отведено на прогрев атомного реактора. 14.15.12.400. Шит. Пила. Так. Рукав, по которому закачивается бетон лучше подносить слева и нажимать клавишу пуска на 20 миллисекунд раньше. Краска. Желтая. Ну, и вкус у заказчика. ......22.03. Пищеблок. Улыбка Итомии. 22.17. Гостиница. Душ. Кровать. Чуть, чуть попытался побороться со сном. Хорошо, что хоть есть у-лыб-ка И-то-ми.....

 

6.00. ...талон на питание №14. ...Ну вот. Сломал гаражные ворота. Да, нет. Можно ещё закрепить. Цвет зелёный. А мне все одно. Что зеленый, что красный. Здесь это только оттенки серого. Зеленый. Я же видел сегодня сон. Зеленый океан, пронизанный солнцем. Я падаю в него, удерживаясь за какой-то обломок доски. Давно утерянное ощущение счастья. Удержи его. 12.24.35.500. Бетон мгновенно затвердел. Так, удержать щит опалубки. Со счастьем возиться некогда. Из графика не вышел. Ну, что же я делаю. Так и человеком перестанешь быть. Ты же сочинял стихи...

Меня во сне зеленый океан ласкал..... Где блок канализации. Так. Воткнуть на место душевую кабину. Ласкал. Почему-то всплывает рифма: оскал. Оскал акулы? Нет, я не видел во сне акулу.

 

Меня в мечтах зеленый океан ласкал.

В глубинах солнечных лучей движение.

И доски на волнах...

 

Раздался зуммер тревоги. Отставание от графика на 3 секунды и 300 миллисекунд. Всё. Довольно стихов. Нужно работать.

 

6.00. ...талон на питание №30... 14.15.12.400. Прямо напротив ветрового стекла кабины появилась птица с сизо-голубым оперением и коричневатым хохолком на голове. Крылышки плавно поднимались вверх и после паузы опускались. Опускались чуть быстрее. Птица была похожа на пловца. Буруны вязкого воздуха заставляли подрагивать хвостовое оперение. На кончиках крыльев отчетливо выделялись ярко-желтые квадратики, напоминающие детали конструктора Lego. В обычном мире я никогда не рассматривал птиц. Суета. Теперь же суета возросла десятикратно. Видимо, нужно было довести бессмысленный бег до абсурда, чтобы остановиться. Стоп, она же цветная!!! Каким образом это могло случиться в черно-белом мире? Я зажмурился. Когда открыл глаза, птица исчезла. Какое-то время я ещё находился под впечатлением от увиденного. Но... 14.15.12.700. Где блок канализации. Так. Воткнуть на место душевую кабину. Успел... 22.17. Гостиница. Душ. Кровать. В дверь постучали. На пороге стоял С-10.

— Нам необходимо поговорить, — тихо сказал он, — идемте. Здесь нас могут подслушать.

Я, недоумевая, направился за своим другом. Друг. Так предложил он себя называть несколько дней назад. Я согласился, хотя до сих пор считаю, что это лицемерие. На дружбу необходимо время, которого обычно не хватает.

— Завтра выходной день. Так что вы успеете отдохнуть, — С-10 помедлил. Что-то изменилось в его лице с незапоминающимися чертами. Такое лицо могло принадлежать банковскому служащему, водителю такси, лауреату нобелевской премии. Но сегодня интеллигентность и приветливость облика человека среднего возраста исчезли. На бледной щеке старика бросался в глаза порез, оставшийся от утреннего бритья. Когда мы отошли от гостиницы на порядочное расстояние С-10 продолжил разговор:

— Я специальный агент и работаю в следственном комитете, который подчиняется непосредственно президенту.

С-10 остановился и посмотрел мне в глаза.

— Вижу, вы не удивлены, — усмехнулся он, — я, думаю, что сделал правильный выбор, решив довериться вам. Одному мне не справиться. На компанию «Джинн» мы вышли в связи с непонятными случаями исчезновения людей, но доказать причастность этой фирмы к преступлениям не удалось. Не удалось по разным причинам. Завтра выходной день. Я хочу вам кое-что показать. Повод для встречи будет. Малыш или Мистер Шоп, как его называют за глаза, собирается похвастаться своим новым приобретением. Да, да. Покупки здесь поощряются. Компании это выгодно. Ведь стоимость товаров взвинчивается в сто раз, а «Джинн» выступает посредником. Здесь есть игровые автоматы, рулетка. Продаются спиртные напитки, наркотики. Всё можно приобрести в долг. Я полагаю, некоторые рабочие рискуют остаться в этом сером мире до конца своих дней. Не задавайте, пожалуйста, мне сегодня вопросов, — предупредил он, видя мой недоумевающий жест, — возьмите и спрячьте вот это. Он быстро передал мне маленькую упаковку. — Здесь таблетка стимулирующего препарата и антидот к нему. Если события будут развиваться так, как я предполагаю, не исключено, что отсюда придется бежать.

Сказав это, С-10 поднял в прощальном жесте ладонь и, не дав мне опомниться, быстрым шагом направился в сторону гостиницы. Я сунул пакетик в карман и глубоко задумался. Если принять вторую порцию стимулятора, то ускорение будет постоянным. Об этом предупреждали в первый день. Что же всё время находиться в защитном костюме? Видимо, да. Иначе смерть от перегревания тела. Нельзя терять антидот.

— Не спится? — раздался голос за спиной. Я вздрогнул и быстро обернулся. За моей спиной стоял Кербер.

 

7.14. ...талон на питание №31... Итомия достала блокнот и быстро заглянула в него.

— Зачем я это делаю? — с досадой произнесла она. — В моем блокноте отсутствует ваше имя. У меня временные проблемы с памятью, но вас я жду каждое утро. Можете мне поверить. Как вас зовут?

— К-3..., — автоматически начал я и осекся. Что со мной происходит? Уже свое имя стал забывать.

— Катри, — обрадовано произнесла Итомия, сделав ударение на первом слове. — Мне нравится.

Я решил не разубеждать её и в свою очередь спросил:

— А кто вам дал такое красивое имя Итомия?

Девушка замолчала. Её глаза медленно наполнились слезами.

— Не помню, — наконец произнесла она.

— Скорее всего, это причуда госпожи Браун, — раздался спокойный голос С-10. Как он подошёл к нам, я не слышал.

— Итомия Терра — прекрасная бабочка, живущая всего один день, —сказал он. — У нашей хозяйки большая коллекция бабочек со всего света. Я подожду вас за столиком, — обратился затем мой таинственный друг ко мне.

— Причуда госпожи, — тихо выдохнула Итомия и заплакала.

Я сунул руку в карман за носовым платком и наткнулся на упаковку с таблетками. Ну, конечно. Их дал мне С-10. Стимулятор и антидот. Противоядие уничтожает эффекты ускоренного метаболизма. Значит, память Итомии вернётся. А как же я? Может вторая доза ускорителя не потребуется? А если потребуется? Да ведь ты не простишь себе... Я решительно отбросил сомнения, протянул платок девушке и произнес:

— Итомия, не плачь. На нас скоро обратят внимание. Я могу тебе помочь. Ты мне доверяешь?

— Да, — на губах девушка появилась несмелая улыбка.

— В конце смены выпей вот эту таблетку, — я дал антидот Итомии. — Ты сможешь всё вспомнить.

— Я буду ждать вас завтра, — сказала Итомия. Я кивнул, не глядя на неё, и прошел к своему столику. Во время завтрака я несколько раз ловил на себе изучающий взгляд С-10. Наконец он не выдержал и спросил:

— О чём вы беседовали с Итомией?

— Я дал ей антидот, — коротко ответил я.

— Вот как. А как же...

— Это неважно. Важно другое, — я отложил вилку. Есть не хотелось. — Всего лишь за месяц я забыл своё имя. Привык к порядковому номеру К-35. В итоге получилось довольно глупо. Сейчас Итомия будет называть меня Катри.

С-10 помолчал. Затем весело рассмеялся:

— Простите. Я смеюсь, потому что у меня такая проблема давно. Работая агентом спецслужб в разных странах под вымышленными именами, я потерял очень многое. Например, у меня никогда не было, и, возможно, не будет вот такой девушки, как ваша Итомия. Моя работа отбрасывает все личные привязанности.

— Итомия — не моя девушка, — грустно ответил я.

— Вы так думаете? Ну, ладно. А вообще-то получилось неплохое звучное имя Катри. Что же мне сделать со своим инвентарным номером С-10. Эсдес? Ерунда.

Теперь рассмеялся я.

— А давайте, используем вместо цифровой приставки десять английский эквивалент. Будет тэн. В итоге Стэн. Так лучше?

— Лучше, — улыбнулся Стэн и пожал мне руку.

После завтрака мы со Стэном в компании других рабочих направились в центр зоны, где размещались складские помещения. Наш путь пролегал мимо стабилизирующей антенны. Сооружение в основании было около двух метров в диаметре. Высоту антенны оценить было сложно, так как её шпиль терялся в туманной дымке.

— Я многое узнал, — вполголоса произнес Стэн. — Мне удалось получить некоторую информацию об этой загадочной строительной фирме «Джинн». Стабилизирующее излучение специальной установки покрывает шестиугольник площадью сорок квадратных километров. Каждый угол геометрической фигуры — своеобразное слабое место. Это терминалы или дверцы между мирами. Через них в зону доставляется всё необходимое. Шестого терминала на северо-западе нет. В этом месте свалка радиоактивных отходов.

— Как это свалка? — изумился я. — В этом направлении нам надлежит выйти из зоны после истечения контракта. Так нам объяснили при прохождении вводного инструктажа.

— Пора отсюда выбираться, — не отвечая на мой вопрос, продолжил Стэн. — Нужна помощь. Дело в том, что компания «Джинн» в скором времени собирается превратить весь мир в сплошную зону. Средства и оборудование для этого уже есть. Мне удалось выяснить, что за всем стоит некто по имени Денница. Давайте поговорим о деле. Нам необходимо разрушить стабилизирующую антенну. Аварийные аккумуляторы смогут удержать жизнеобеспечение этого мира в течение десяти минут и люди, находящиеся здесь, не погибнут. Вы помните, что на инструктаже нам говорили о возможности аварийной ситуации. Когда раздается сигнал сирены, всем согласно инструкции следует собраться в эвакуационном блоке. Оттуда они смогут легко вернуться в наш мир. Так. Мы уже пришли. Остальное объясню потом.

Вслед за другими оживленно переговаривающимися рабочими мы зашли в помещение склада. Внутри просторного бокса рядом с роскошным автомобилем марки «Mercedes-Benz-600» 1970 года выпуска стоял маленький человечек лет пятидесяти. Я понял, что это и есть тот самый Малыш. Или мистер Шоп, как его называли за глаза недоброжелатели. Глаза Малыша светились торжеством. Лицо и лысина раскраснелись. Было очевидно, что это день его триумфа.

— На этом автомобиле ездил какой-то музыкальный король. Я не помню, как его зовут, — наконец не выдержал Малыш, — у меня где-то записано. Да это не важно. Начальная цена на торгах составляла триста тысяч долларов.

— Да ну, — присвистнул кто-то.

Малыш быстро повернулся в сторону обидчика и гневно произнес:

— Я ещё не назвал окончательной цены.

— Малыш, а ты знаешь какого цвета эта машина? — спросил счастливчика улыбчивый парень, одетый в майку и спортивные брюки. — Гони сто баксов, скажу.

Малыш огорченно повернулся к автомобилю. Он действительно этого не знал. Серый лимузин в мире лишенном красок мог оказаться и красным, и желтым. Если красным, то скорее очень светлым. Может даже алым.

— Он небесно-голубой, — тихо произнес Стэн.

— Правда? — обрадовано спросил Малыш. Хорошее настроение вновь вернулось к нему. Он открыл переднюю дверцу и уселся за руль. Чтобы посмотреть в лобовое стекло, Малышу приходилось вытягивать шею. Собравшиеся расхохотались. В это время в бокс зашел человек, сразу привлекший общее внимание. Он был на две головы выше остальных. Рабочий костюм, надетый на нём, не мог скрыть мощную мускулатуру. Не гармонировали с общим грозным видом мягкая улыбка и глаза, светящиеся добротой под низким покатым лбом.

— Это Домкрат, — тихо шепнул Стэн, — так его прозвали за любимое развлечение. Он поднимает и удерживает автомобиль, на котором необходимо заменить колесо. Справляется даже с грузовиком. Домкрат всегда улыбается, поэтому злые языки утверждают, что однажды на работе у него перегрелись мозги. Сварились, как яйца вкрутую. Вроде бы был неисправен охлаждающий комбинезон.

Домкрат приблизился к машине и провел рукой по сверкающему капоту. Затем, подмигнув нам, ухватился длинными руками за хромированный бампер и начал медленно поднимать автомобиль. У Малыша округлились глаза. Он крепче ухватился за руль и завопил от страха и негодования. Уже можно было рассмотреть днище полированного красавца. Неожиданно бампер оторвался. Автомобиль с ощутимым ударом приземлился на передние колеса. Дверцы с левой стороны распахнулись и Малыш, не удержавшись, вывалился из кабины. На бетонном полу оказалась и груда вещей, до этого лежавшая на заднем сиденье. Чего здесь только не было? С мягким стуком рассыпались коробки с бытовой техникой. Звякнули сверкающие безделушки, проваливаясь между пакетами с наименованиями самых дорогих магазинов мира. Всё это великолепие, как снежная лавина, накрыли костюмы и меховые изделия. Малыш заплакал навзрыд, вскочил и с кулаками бросился на своего обидчика, пытаясь в прыжке ударить его по животу. Домкрат виновато посмеивался, не пытаясь защититься. Затем взял Малыша на руки и прижал к себе негодующее существо.

— Прости меня, дружище, — низким голосом проговорил Домкрат, — я всё исправлю.

....................................

 1    2    3

Руководства по ремонту кузова легковых машин Ленд Ровер Lrman.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com