ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ПЕТРОВ


ЭФФЕКТ СУДНОГО ДНЯ

— Чаю хочешь?

Я поднял глаза. Напротив меня стоял старик в когда-то белом, спортивного покроя костюме и протягивал мне стеклянный стакан в подстаканнике из желтого металла. Над горячим напитком поднимался пар. Ложечка слегка позвякивала о край стекла, попадая в такт трясущейся руке незнакомца. Я отрицательно покачал головой, мучительно напрягая память. Где-то я уже встречал этого пожилого человека с необычной запоминающейся внешностью: длинные волосы, голубые глаза, пышные усы, тронутые сединой. Довершал колоритную картину горб, топорщивший на спине белую ткань костюма. Да и обратился он ко мне, как к старинному приятелю.

— Не помните меня, — грустно произнес старик.

— Да, — после секундного колебания, смущенно признался я. Проблемы с памятью начались давно, но в последнее время исчезали целые куски прошлой жизни после необычного состояния, которое я называл обмороком. Но скорее — это было сном, наполненным причудливо сменяющими друг друга образами.

— Как вы полагаете, кто я? — снова обратился ко мне незнакомец.

Я задумался. Последнее время мою жизнь наполнял театр. Я актер. Спектаклей было много. Иногда мне казалось, что сочиняю я их сам. Удручали хроническое переутомление и провалы памяти. Сейчас мы стояли на краю огромной сцены возле суфлерской будки. Зрительный зал был погружен в темноту. Позади стояли грубо сколоченная дверь на подставке и большие напольные часы в деревянном корпусе. Вероятно, это были остатки реквизита какого-то спектакля. За стенами театра бушевал ветер, завывая на разные голоса. Под напором ветра угрожающе скрипели невидимые стропила.

— Вы суфлер, — полуутвердительно произнес я.

Вой и стоны за стеной усилились. Порывы ветра сотрясли деревянное строение театра.

— Суфлер. Можно и так сказать, — ответил, — вот маемся мы тут с вами. К Океану бы сейчас слетать.

— К океану? — воспоминания шевельнулись во мне, и я судорожно сунул руку в правый карман пиджака. На свет появилась пластиковая банковская карта, — мы можем себе это позволить.

— Никак, это вы с прошлого спектакля сберегли, — усмехнулся Суфлер, — что за блажь куски реквизита с собой таскать.

— Причем здесь реквизит. Карта «Золотой стандарт».

— Бесполезна она здесь.

— Банкомата нет?

Суфлер промолчал и после паузы показал на свой горб:

— Вот, что у меня за спиной?... Не догадаетесь. Это сложенные крылья.

— Какое образное сравнение, — восхитился я.

— Да не сравнение это, — рассердился суфлер. Горестно оглядел себя и попытался отряхнуть пыль с белых одежд, — совсем я тут с вами дошел.

— Послушайте, вероятно, вы знаете меня давно? Так?

— Так.

— Можно перейти на «ты»?

— Разумеется. Ну, что, так ничего и не помнишь? — в голосе старика прозвучала грусть.

Я сосредоточился

— Помню, — отозвался я, — помню сына. Его голос, смех, прогулки на велосипеде в лесу ранними утрами.

— Жену? — задал вопрос старик.

Я отрицательно покачал головой:

— Другую женщину.

— Это поправимо. Ну, а сегодня у нас с тобой совсем несложная задача. Думаю — справишься. Вот, почитай сценарий. Это двадцать пятое действие. Достойный отрезок жизни. Необходимо небольшое исправление.

— Не подскажешь, какая ошибка?

— Сам должен понять. Покаяние — твоя часть работы. Подскажу только в случае постороннего вмешательства. Помни, что во время действия ты не будешь помнить наших бесед. Заблуждение, что у человека во сне отсутствует критика и он легко верит в сказочные, фантастические переживания. Критика здесь ни при чём. Нет памяти о бодрствовании.

Я взял сброшюрованные листы. Описание места действия. Слова главного героя: ««В девять часов встреча с Президентом. Две минуты беседы во время награждения и вручения премии за выдающиеся достижения в области науки. Так, но что я успею сказать за две минуты...».

— Всё. Я всё вспомнил.

— Действительно готов?

— Да, — ответил я, поднялся и прошел на сцену. Перед моими газами предстали грандиозные декорации. Проспект мегаполиса. На мостовой застывшие автомобили. В отдалении величественные здания, освещенные ярким утренним солнцем. «Внимание! Время — способ существования созданного мира! Просьба актерам и созданиям, не занятым в этом действии немедленно покинуть площадку... Посторонним угрожает смертельная опасность. Внимание! Время — способ существования созданного мира...», — повторял приятный женский голос с металлическим нотками. Эхо отражалось от невидимых в сумраке зала стен и возвращало предупреждения и угрозы с тревожными и зловещими оттенками. Я быстро прошел в центр освещенной софитами площадки и оказался на широком проспекте. Мне предстояло сесть в автомобиль. Действие начиналось. Начался обратный отсчет. «7, 6, 5,5», — дробилось и перекатывалось металлическое эхо. Я сел на сиденье и пристегнул ремень. Приборная доска засветилась призрачным голубоватым светом. Двинулись стрелки тахометра и спидометра. Я присмотрелся и похолодел от предчувствия беды: «Ну, кто же с такой огромной скоростью движется в центре города?!». Я напрягся и приготовился изменить ситуацию, понимая, что это вряд ли возможно. «4, 3. 2, 1». Вот и всё. Перед глазами появилась мутная пелена.

 

* * *

«У-у-у-аа-ааа-аааа!» — ворвался в боковое окно рев клаксона и горячий воздух от пронесшегося в нескольких сантиметрах от борта моего автомобиля громадного автобуса. Ну, вот опять задремал за рулем. Всего две, три секунды. Бессонная ночь давала о себе знать. Я с открытыми глазами периодически неодолимо проваливался на несколько мгновений в забытье. Обычно это не замечаешь, но в автомобиле, несущемся на большой скорости это может привести к катастрофе. В этом, отравленном суетой, мире находиться долго нельзя. Сон служит противоядием. Я взглянул на часы. Время ещё есть. «В девять часов встреча с Президентом. Две минуты беседы во время награждения и вручения премии за выдающиеся достижения в области науки. Так, но что я успею сказать за две минуты? Может показать мою новую книгу? Он пожмет мне руку. Улыбнется мягкой интеллигентной улыбкой. Может поинтересоваться моими планами, а я не успею произнести нужных слов. Ничего не успею», — я поймал себя на том, что заговорил вслух. Нужно остановиться, выпить чашечку кофе и пополнить счет телефона. Я свернул с проспекта и вскоре оказался в исторической части города. В этот ранний час двери магазинов и кафе были по большей части закрыты. Я припарковал машину и пошел по тротуару. Прохожих было мало. Дома на противоположной стороне узкой улицы смотрели тусклыми безжизненными окнами сквозь пыльные стекла. Ремонт и реставрация зданий шли полным ходом. Где-то визжали электрические инструменты. Когда они ненадолго смолкали, становился слышен перезвон колоколов маленьких церквей. Вскоре я заметил открытые стеклянные двери дорогого магазина. За зеркальными витринами стояли великолепно изготовленные манекены, в роскошной одежде. Безукоризненные фигуры. Лица и открытые части тел покрыты коричневым загаром. Цвет может быть несколько неестественен, но эти куклы очень похожи на людей. Особенно та длинноногая фигура, стоящая чуть в глубине. Рыжеволосое создание в дорогом черном платье держало в руке открытую сумочку. Взгляд опущен вниз. Кисть руки замерла в грациозном движении. На запястье сверкали часы, усыпанные бриллиантами. Если бы не тонкая паутинка шарнира на этом запястье для установки руки в требуемом положении — она могла быть идеалом женщины. На противоположной стороне улицы виднелась вывеска продуктового магазина. Там наверняка есть платежный терминал. Сойдя на мостовую, я чуть не наступил на растерзанное тельце голубя, попавшего под колесо проезжавшей машины. Я явственно представил себе хлопающий звук, возникающий в момент гибели птицы. Звук раздавленной пустой полиэтиленовой бутылки. Ярко красная кровь ещё дымилась в лучах утреннего солнца. Виднелись хрупкие белые косточки. Нахлынули воспоминания. Двадцать лет назад я спешил на заседание ученого совета, где должна была решаться моя судьба. На выгодное вакантное место было подано два заявление. Одно моё, второе — моего близкого друга. Тогда и возникла вражда. Я спешил на заседание ученого совета, и вёл машину на большой скорости. Внезапно на дорогу опустился голубь. Я попытался взять левее, но птица всё-таки попала под колесо, а в следующий момент я заметил перебегающего дорогу толстого мальчугана. Мальчика я зацепил правым бортом автомобиля. Он подлетел вверх, сложив своим телом боковое зеркало на дверце. Моё сердце остановилось на несколько долгих мгновений, пока я на подгибающихся ногах медленно шёл вокруг автомобиля, ожидая увидеть бездыханный труп. Но, к счастью мальчик был жив. Он уже стоял на ногах и испуганно пытался надеть на испачканное окровавленное лицо слетевшие в момент удара нелепые круглые очки. Где-то сбоку кричала женщина. Мальчика спасла птица. А он спас меня. Я опоздал на ученый совет. Мой друг занял выгодное место, но моя жизнь сложилась не менее успешно. Свидетелем этого является сегодняшний день. Но как бы хотелось избавиться от этого воспоминания. Оно всплывает всякий раз при виде погибшего голубя. Это очень больно. К тому же в глубине осталась обида на моего друга. Я понимал, что он ни в чем не виноват, но простить не мог. Когда эта обида всплывает в душе, краски жизни меркнут. Я вздохнул и прошел внутрь продуктового магазина мимо секций и витрин прямо к платежному терминалу. Рядом с ним я заметил девушку в униформе с логотипом известного представителя сотовой связи «Стикслайн». На лице девушки появилась белозубая улыбка.

— Здравствуйте, мы сегодня можем предложить вам новую услугу, — радостно произнесла она.

— Добрый день, я тороплюсь, — сдержанно ответил я, подумав: «Опять что-то выдумали. В покое не оставят ради своей прибыли».

Вставив в прорезь терминала пластиковую карту «Золотой стандарт», я стал набирать на экране необходимую информацию для пополнения счета мобильного телефона. Девушка деликатно отошла в сторону. Я подождал успешного завершения операции. Автомат напечатал чек, и я уже хотел...

— Подождите, — сказала девушка, — вы всё-таки послушайте. Я не отниму у вас много времени.

— Хорошо, — сдался я.

— Спасибо. «Стикслайн» предлагает уникальную разработку. Сейчас появилась возможность удалить из памяти человека любое неприятное, тягостное воспоминания и все связанные с ним события. Нет, нет, — быстро произнесла девушка, увидев мой протестующий жест. — Конечно, существует опасность удаления значительных отрезков жизни. Так называемый «эффект судного дня». Есть предположение, что в судный день можно забыть родного человека, если человек затаил на него обиду, не простил. То есть выгорают все грехи и обида вместе с памятью о жене или сыне, если неприязнь к ним сохранилась. Но в нашей программе существует защита против «эффекта судного дня». Появится предупреждение в случае превышения объёма удаляемой информации. Стоимость услуги обычно невелика.

— Невелика? Можно конкретнее.

— Н-ну, в большинстве случаев оплата не превышает суммы штрафа за переход улицы в неположенном месте.

«Будь осторожен», — прошелестело мягкое предостережение. Я оглянулся. Рядом никого не было. В дальнем конце зала женщина с ребенком выбирала покупки. Из магазина выходил старик в белом костюме. Мне показалось, что я с ним где-то встречался. Причем недавно. В любом случае, предостережение не лишнее. К чему же оно относится? Видимо, нужно внимательно следить за величиной суммы оплаты. Справившись со своими сомнениями, я твердо решил избавиться от воспоминаний о ребенке, попавшем под мою машину двадцать лет назад.

— Объясните, что я должен делать, — обратился я к девушке.

— Вы приняли верное решение, — воодушевилась моя собеседница, — покаяние, которое предлагается в подобных случаях, — занятие в наше стремительное время нерациональное, требует больших усилий. Даже если вы добились мира в душе, в любой момент грусть и раскаяние могут вернуться из-за малейшей оплошности в сходной ситуации. В скором времени будет налажен выпуск специальных приставок к сотовым телефонам. Представьте себе, насколько это удобно. Вы кого-то обидели, вынимаете сотовый телефон, набираете «звездочку», код обиды, «решетку» и проблемы нет. Так, сейчас положите, пожалуйста, ладонь на сенсорную приставку, встроенную в терминал, и думайте о том, что вас беспокоит. Как только загорится индикатор зеленого цвета, нажмите «ввод». Беседу со мной вы забудете.

Я сосредоточился. Это было несложным заданием. Ранящее напоминание о прошлом возникло всего несколько минут назад. Загорелся зеленый индикатор. Так, оплата действительно невелика. «Ввод». В глазах потемнело. «Что происх...

 

* * *

...Закружилась голова. Я потер лоб рукой, постоял немного и огляделся по сторонам. Возле платежного терминала стояла девушка в униформе с логотипом известного представителя сотовой связи «Стикслайн». На лице девушки сияла белозубая улыбка. Я забрал карточку «Золотой стандарт», которая выползла из платежного терминала, и стал внимательно изучать чек.

— Что-то не так? — спросила девушка в униформе.

— Сумма. Сумма оплаты больше, чем плата за пользование телефоном.

— Позвольте, взглянуть, — собеседница склонилась над квитанцией, — вероятно, добавлен какой-то штраф. Вы переходили улицу в неположенном месте?

— В неположенном? Может быть.

— Мы сегодня можем предложить вам новую услугу, — радостно продолжила девушка.

— Спасибо, в другой раз.

Взглянув на часы, я покинул магазин и перешел на другую сторону улицы к припаркованному автомобилю. На тротуаре я чуть не наступил на растерзанное тельце голубя, попавшего под колесо проезжавшей машины. «Несчастная птица», — мельком подумал я и замер от удивления. Мне навстречу двигалось прекрасное рыжеволосое создание в дорогом черном платье. На запястье левой руки сверкали часы, усыпанные бриллиантами. Она была великолепна. Моё сердце остановилось на несколько долгих мгновений. Триумф жизни. Не важно, что будет потом. Главное это здесь и сейчас. Мне даже показалось, что где-то заиграла завораживающая музыка. Я быстро перевел взгляд на витрину дорогого магазина. Ну, конечно, я просто ошибся, приняв эту девушку за манекен. Вероятно, она делала в магазине покупки. Прекрасная незнакомка остановилась. В её глазах мелькнуло недоумение. Я представил, какое растерянное в этот момент было выражение моего лица. К тому же я загораживал ей проход, не давая пройти. Недоумение в глазах девушки сменилось раздражением. Я спохватился и, извинившись, попытался объяснить, что случилось смешное недоразумение. Поняв в чём дело, незнакомка рассмеялась, открыла свою сумочку и протянула мне свою визитную карточку.

— Позвоните мне после беседы с Президентом, — произнесла она.

— Откуда вы об этом знаете? — пробормотал я.

— Неважно, — ответила девушка и быстро пошла по тротуару

Прохожих по-прежнему было мало. Дома на противоположной стороне узкой улицы смотрели тусклыми безжизненными окнами сквозь пыльные стекла. Я спрятал визитную карточку в правый карман пиджака. Вновь послышалась музыка. Что-то очень знакомое. «Это же мой телефон», — вздрогнул я от внезапной догадки. Один звонок уже пропустил.

— Да, слушаю.

— Вас беспокоят из администрации Президента, — раздался в трубке спокойный голос, — в программе торжества произошли изменения. Выяснилось, что такое же открытие сделал ещё один ученый.

— Как его зовут? — кто-то невидимый сдавил холодной рукой моё сердце. Ответ меня не удивил. Это был мой бывший друг. События двадцатилетней давности вновь встали перед моими глазами. Во мне закипало негодование. Тогда я уступил ему своё место. Теперь этот мерзавец, не оценивший такой благородный поступок, смеет вновь перейти мне дорогу.

— Подождите, пожалуйста, сейчас я подъёду, — выдохнул я в трубку телефона и, сев в автомобиль, погнал его по узкой безлюдной улице. Неожиданно на тротуаре появился толстый мальчуган и шагнул на проезжую часть. Я успел увидеть, что перед этим он поправлял несуразные круглые очки, рассматривая что— то на противоположной стороне улицы. Мальчика я зацепил правым бортом автомобиля. Он подлетел вверх, сложив своим телом боковое зеркало на дверце, и упал на дорогу. Моё сердце остановилось на несколько долгих мгновений, пока я на подгибающихся ногах медленно шёл вокруг автомобиля. Неожиданно в глазах потемнело. Я попытался удержаться за багажник моего автомобиля, но безуспешно. Очнулся я от прикосновения. Мне помог встать человек в белом костюме. Я вгляделся в его лицо и узнал своего друга — суфлера.

— Всё так плохо? — тихо спросил я.

— Хуже не бывает, — вздохнул суфлер.

— Может, я попробую ещё раз?

— Не получится. Я уже просил за тебя, но ошибка слишком серьезна. Нужно было простить друга, а не удалять воспоминания.

Старик помог мне добраться до края сцены, где я присел на деревянную подставку и спросил:

— Что у тебя в правом кармане пиджака?

— Визитная карточка очаровательной девушки.

— Дай мне взглянуть, — попросил суфлер,

Я вынул визитную карточку и протянул её собеседнику. Старик прочитал текст на картонном прямоугольнике и со смехом вернул его мне.

— Что смешного? Цифры. Номер телефона.

— Посмотри внимательно. Это штрих код на бирке товара. Ниже написано, что это манекен и указана страна производитель.

— Манекен, так манекен. Позвонить не помешает. Можно ещё один дубль? — рассмеялся я.

— И не стыдно тебе, — улыбнулся Ангел Хранитель и поправил белые одежды, — Время истекает. Сейчас этот эпизод исчезнет из твоей памяти.

— Нет, нет. Подожди я...

 

* * *

— Чаю хочешь?

Я поднял глаза. Напротив меня стоял старик в когда-то белом, спортивного покроя костюме и протягивал мне стеклянный стакан в подстаканнике из желтого металла. Над горячим напитком поднимался пар. Ложечка слегка позвякивала о край стекла, попадая в такт трясущейся руке незнакомца. Я отрицательно покачал головой, мучительно напрягая память.

Шлем Дон КихотаКоричневый туманГомалкиГлоток ненависти — Ошибка — Чистое времяИгра не по правиламТридевятое царствоДвести миллисекунд Выбор. Черная обезьяна Эффект судного дня — Западня

Биография автора

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com