ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана ОСЕЕВА


Об авторе. Содержание раздела

«Мисс Зимний Дебют 2006» в номинации «Поэзия»

Победитель конкурса японских сонетов Отоги Боко, 2006 г.

ЛИРИКА

 1    2    3    4    5    6    7    8

Депрессия

Как всё разладилось! Песок

С шуршаньем сыплется со стен.

Судьбы безумной злая тень,

Как снайпер, целится в висок.

 

Во тьме плывёт гнусавый блюз.

Как холоден колючий плед!

Всё чудится твой силуэт,

И всё страшней сказать «люблю»...

Шарманкой сломанной в пыли

Застыл убитый ангел слов,

И стал важнейшей из основ

Ночных шагов адреналин.

 

Как пепел крошится строка,

И на губах горчит табак.

И воет смертная тоска

Голодной сворою собак.

 

   2004.

У окна

Под ксилофон серебряной капели

В кофейной гуще злая ворожба

Пророчит смерть прозрачным акварелям.

Меня дожди но ниточки раздели,

И прочит в неудачники судьба —

А я шепчу безумные стихи...

 

Твои шаги убийственно тихи,

Когда сижу, как пойманная мышь

У неподвижной выцветшей портьеры.

Неоновая бледность наших лиц —

Неизлечимая болезнь столиц.

Как леденцы, летят с промокших крыш

Сосульки на визжащих той-терьеров.

 

Под вечным взглядом гаснущей звезды

Больная совесть путает следы.

Секунды лгут и ходики спешат,

Цикады времени

                   звенят светло и страшно...

 

Гостями из невидимой страны

Ко мне слетаются слова и сны,

Парит беспечно странница душа

Счастливым облачком

                          над каменною башней —

И снова возвращается к тебе.

 

Два ангела в одеждах голубей

Ступают по хрустящей колкой кромке...

В притихшем городе, где мы с тобой — одни,

Чеканит наспех прожитые дни

Кузнечик счастья

                       на монетах звонких.

   18.05.05

 

* * *

Запутавшись в ветвях,

                              в листве беснуясь,

октябрь разбрызгал красной акварелью

на шёлке голубом

                        свою босую

вакханку-осень

                  с золотой свирелью.

В её глазах сверкают бригантины —

их разобьёт о каменные глыбы.

И ветер бьётся в мокрой парусине

Невидимой чешуйчатою рыбой.

 

В цилиндре старомодном,

                            в чёрном фраке,

с янтарно-спелой виноградной гроздью

бредёт по берегу

                     нелепый трагик,

роняя металлические гвозди —

дары давно погибших корабелов,

чьи медленные сумрачные тени

колеблются, как пущенные стрелы

или тела загадочных растений.

 

Пылают щепки жалкого наследства

там, где потомки капитана Грея,

сжигая карты всех морских созвездий,

на корточках бесславно руки греют.

 

И, как натурщица, в пунцовых пятнах,

летает осень и светло, и слепо.

И вспыхнув, исчезает виновато

всего на миг воскреснувшее лето.

 

   2001

* * *

Как часто я,

               с тобой обнявшись крепко,

слежу, как слева, за твоим плечом

ночная бабочка крылатою нимфеткой

свою судьбу сжигает над свечой.

 

И как в хитоне, стёршемся до дыр,

глядит мой Бог солёными глазами

на нас,

           и вежливо крадётся мир

ловцом безжалостным

                     в пробелы между снами.

 

Всё кажется —

               вот-вот мелькнёт блесна,

душа взовьётся над речной водою

безглазой рыбой!

                      Подавив боязнь,

твой лоб укрыв прохладною ладонью,

я вслушиваюсь в злую тишину,

и страхи вереницею уродов

уходят прочь,

                 и, погасив луну,

с ухмылкой ночь довольная уходит.

   1999

* * *

П. Солодкому

Повалит тёплый поздний снегопад.

Всему свой срок — так обозначит время

давно уже начавшийся разлад.

 

Но варваров горланящее племя,

наш хрупкий дом почти опустошив,

не сможет зла над нами совершить.

 

Когда глотком внезапной немоты

окаменеет ломкий сгусток речи,

наступит чистый и прозрачный вечер,

и станет просто перейти на «ты».

 

Всё будет невпопад — и смех, и страх,

и одиночества серебряный твой слиток,

и диалог фаянсовых улиток,

и паузы неловкие в словах...

 

Качнётся ночь.

Из побледневшей тьмы

заговорят таинственные боги

о горе снов

             и об античном слоге,

о кораблях разбившихся о мыс

Непонимания,

и что им снились мы —

игрушечные, глупые, нагие,

отравленные нежной ностальгией —

в калейдоскопе прожитой зимы.

 

   1999

 

* * *

Фонари умирают под утро.

                            В пустых коробках

у продрогшей Пандоры —

                                  ноябрьская сырость и ветер.

В этом городе столько бездомных людей и собак!

В этом городе столько трамваев, поэтов и сплетен!

 

Здесь линчуют любовь

                              под уханье чёрной совы.

Здесь от страха теряется нить

                                          между словом и смыслом.

Здесь дыханье крадут даже добрые маги, увы,

заключая кристаллики душ в мёртвый шар серебристый.

 

Я несмело иду, наступая на тёплый свинец

и цепляюсь сознаньем за призрачный краешек рая,

где касается струн

                       безымянный охрипший певец

загорелой рукой

                     настоящего бога окраин.

 

   1999, Киев

Лирика
 1    2    3    4    5    6    7    8

Японские сонеты

Стихи из книги «Порцеляновий джаZZ» (поэтические инсталляции)

Статьи и заметки о творчестве Светланы Осеевой

Стихи в актерском чтении Инны Мень (мелодекламация)

Об авторе. Содержание раздела

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Подробное описание бесплатные прогнозы дота 2 здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com