ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана ОСЕЕВА


http://daysbell.wordpress.com

Об авторе. Содержание раздела

ЗАСЛОНЮСЬ РУКОЙ ОТ ВЕКА

«Строки стихов Светланы Осеевой остры и порой кровоточат. И теплится боль — за себя, за близких, за всех нас в её строках, потому что всё гордое и талантливое может попираться и порой попирается чёрной силой.

Каждая строка у Осеевой напряжена как нерв, она прожита и пережита, и стихи Светланы попросту меняют энергетику читателя — после чтения понимаешь, что поэтический мир автора неповторим и печален, со своими претензиями к окружающему её миру и, я бы сказал, требованием — стать чище и лучше...»

Евгениий Минин.

 

 

НАСВИСТЫВАЯ ДЖОПЛИН…

 

Нищета, и суп башмачный,

и кисель из топора.

Я большая неудачни-

ца бумаги и пера.

 

В горьком небе мои корни —

головою вниз расту

и брожу как беспризорни-

ца по чёрному мосту.

 

 

* * *

В тревожной стране,

Где я живу,

Где можно в грязи

Найти алмаз,

Где лучники целятся

Сквозь листву

И стрелы летят

Не в бровь,

А в глаз, —

Мне снится

Вместо скитаний дом,

И колесa Фортуны штурвал,

Но жмётся к осенней земле

Трава.

Дрожит на ветру

Лепестком ладонь…

 

 

* * *

...я заслонюсь рукой от века

сквозь рваных мыслей вороньё

увидев в звере человека

и в человечестве зверьё

и снова задыхаясь в беге

отрину древнее родство

увижу в Боге человека

и в человеке божество…

 

Глаголы

Господи, слышишь мой голос?

Сквозь мёртвые зимы и голод

Шагают шеренги глаголов

В холодных шинелях потёртых.

Небесные лязгают цитры

В чугунных когтях суицида.

И мечутся эритроциты

В шершавых застенках аорты.

 

 

Аутодафе

 

над миром колыхались купола

её везли под визг колоколов

хлестали спину тонкой плетью слов

и раздевали добела, дотла

 

в застывший слепок серого лица

летели комья грязи из толпы —

их ненависть клубилась будто пыль

но взгляды были тяжелей свинца

 

и знали только ангелы вокруг

о чём она не плакала, о ком

лишь огненные мухи на ветру

кружились над соломенным венком

 

 

Как тёплые шершавые плоды...

 

Как тёплые шершавые плоды,

планеты пустотелые созрели.

Во власти августа небесные сады.

У океана голубой воды

темнеют наши узкие следы.

И смуглый ангел

                       нам играя на свирели

за нами наблюдает терпеливо

глазами умными и полными

                                           как сливы.

Нас будут охранять ручные львы.

И берегом идя неторопливо,

мы будем как ацтеки молчаливы,

и проницательны

                   как мудрые волхвы.

 

 

 

...как мотылёк на игле...

 

Замерло сердце,

как мотылёк на игле,

поздней порою.

Всё холоднее...

Листья осыпали сад.

Шелест над миром.

Скрипнула дверца.

Что там таится во мгле,

кто мне откроет?

Звёзды тускнеют,

выжжены на небесах

чёрные дыры.

 

Сеточку трещин

чертит в углу домовой.

Ребус-загадка...

Мне накануне

чудился взгляд мертвеца

в зеркале мутном,

вещи чужие

тихо играли со мной

в салки и прятки:

шарик латунный,

фото людей без лица,

детская кукла...

 

Ворон осенний

смотрит победно и зло,

как полководец,

и не уснуть мне.

Солнечные витражи

тролли разбили.

Бог отражений

сыплет цветное стекло

в гулкий колодец.

И на распутье

вновь распадается жизнь

на «или-или».

 

 

Железная осень

 

...мой город глух как каменная рыба...

 

...ведут все переулки в тупики

где улицы ломают позвонки

где вместе все но каждый посторонний

ко рту прижав лиловые ладони

здесь мертвецы танцуют у костра

печаль моя как лезвие остра

туз пик летит на снег как тень от храма

свернувшись эмбрионом шепчет «мама»

ребёнок злых созвездий до утра...

 

...мой город нем как каменная рыба...

 

...здесь колоколу вырвали язык

здесь каждый от рождения старик

скипелась речь в гортанях обожжённых

и о любви молчат мужья и жёны

в ночных кошмарах им зашили рты

бесшумно-вездесущие кроты

гудит как улей хор из слов невнятных

двух солнц красно-коричневые пятна

исполнены тоски и красоты...

 

...мой город слеп как каменная рыба...

 

 

Этой осенью...

 

Этой осенью не упало

на асфальт ни звезды, ни каштана.

Как листва пожелтела за ночь,

Я заметила только утром...

 

Чёрный грач мне поведал тайну:

Заболел ты большой печалью,

Только нет твоего

Имени

В списках

Каменной книги мёртвых.

 

 

Здесь

 

Здесь оранжевое небо

Полыхает над горой

Здесь никто голодным не был

И не брёл один сквозь строй

 

Здесь любимые игрушки

Кнут и пряник и кастет

Здесь послушно Бога служки

Распинают на кресте

 

Зло глядит из подворотен

Колдовство и нищета

Здесь любой тебе не против

Все грехи пересчитать

 

Прячут потные ладони

Ратники семейных уз

И беременной мадонне

Снится каменный Исус

 

Мраморная и святая

Здесь на кладбище сама

Приснодева вырастает

Из могильного холма

 

Здесь молчит небесный ключник

Будто Богу невдомёк

Что детей с пелёнок учат —

Память ложь да в ней намёк

 

В небе призрачная битва

Вновь стеной идут дожди

И зловещие молитвы

Шепчут мёртвые вожди

 

И целуют всем на счастье

В небе солнца чёрный крест

Дети лжи и злых причастий

В платьях маленьких невест

Лирика
 1    2    3    4    5    6    7    8

Японские сонеты

Стихи из книги «Порцеляновий джаZZ» (поэтические инсталляции)

Статьи и заметки о творчестве Светланы Осеевой

Стихи в актерском чтении Инны Мень (мелодекламация)

ИнтервьюКритические заметки, рецензииПроза

Об авторе. Содержание раздела

Здесь оранжевое небо. Андрей ГорынычЪ (Украина). Песня на стихи Светланы Осеевой.

2,8Загрузить!

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com