ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Виктория ОРТИ


Меня зовут Виктория Орти, я выпустила шесть книг (и прозы, и поэзии), много публикаций и в электронной, и в бумажной прессе, член СП Израиля и всяческих сообществ (предполагаю, что это не самое важное). Хотела бы завести страничку в вашем сообществе.

Посылаю Вам линк на электронную версию моей книги «Тохносфера». Книга эта написана на библейские темы, в ней много примеров из ТаНаХа.

«Тохносфера (код Шеол-Шалем-Мушлам)»

http://www.ortiland.net/books_vika/book5/book5.htm

Книга стихов «Мушиные крылья»

http://www.ortiland.net/books_vika/book4/Poems/Book2a.htm

Виктория Орти, 30 мая 2007.

 

* * *

Мне голос ниспослан шуршащий, скользящий

по ладожским соснам, оливковым чащам.

А нежность завещана временем бренным.

 

О времени — ша,

ни слова, ни вздоха...

поскольку — банальное слово «эпоха»

не знает банального слова «душа».

 

Но ангел Ордынки... О, ангел Ордынки,

ты снова свои расправляешь крыла,

и ладана запах похожий на дынный

Москву покрывает, Москву укрывал...

Печали не стоит, но всё же, но всё же,

откуда-то тянется этот мотив,

на юность, на детство, на маму похожий,

меня огорошив... Но я, обратив

лицо на горящие воды Востока,

оставив Ордынку, Гоморру, Содом,

себе повторяю — «ни слова, ни вздоха,

не буду об этом сейчас...

И потом».

 

 

* * *

Упавшей тьмой упавший лист навеки схвачен...

Ушла от облачных трясин, черешен ваших.

А вечно-сумрачный покой, лицом невзрачен,

глядит из окон чердаков на черень пашен.

 

Я улетела навсегда, оставив где-то

у парка, леса, островов

                                       зарытый клад, о

котором бредила во сне болезном, детском

(в нём пела Балтика и плыли Невка с Ладогой).

 

...Я уходила — шепотком, и занавески

не колыхнулись мне вослед, не колыхнулись,

когда прощалась я — вдовой — с дыханьем улиц,

когда скользила я — лучом — по глади Невской.

 

Но за плечом моим горел — не грех Содома,

но за плечом моим не предрекали бедствий,

а — просто — дом не назывался домом,

а — просто — детство оставалось в детстве.

 

 

 

Две песни на старые темы

 

1

Слышу цокот полуночный,

слышу рокот земляной...

Это воин в час урочный

собирается за мной.

У него на шее крестик...

Нет, скорее — медальон.

Всех прелестников прелестней

даже в дальней дали он.

 

А везёт он — не колечко

и не бархатный наряд...

На плече висит заплечный

холстяной мешочек вечный,

в нём леденчик, чётки, свечка,

стих о том, как бесконечно

ждал меня он, о, конечно,

ждал он много лет подряд.

 

Поздно, воин, слишком поздно,

мне и грустно, и не очень,

просто так, поскольку осень,

подступает, согревая

и пушинка шалевая

не летит былинкой в просинь,

но летит песчинкой в пропасть,

а у той — ни дна, ни края.

 

2

Ну и славно, что не вышло, не случилось, не смоглось...

Ось вселенская крутилась — ведь на то она и ось.

Да не мы с тобой вращались подле маетной оси,

не любились, не прощались,

о печали-распечали

не курлыкали в ночи.

 

Ну и славно, что не вышло, огляди простор небесный,

подбери себе невесту, ведь тебе не привыкать.

А мои пути несносны и дороги несовместны,

над моею головою то рассвет, а то — закат.

 

Подарю тебе прощальный

может стих, а может — шёпот.

Повторяй его ночами

на залётное ушко —

«Я с тобою в час начальный

за ворота прогнан, чтобы

вместе с нами за ворота чудо вечное ушло».

 

 

 

Два спокойных стиха о любви...

 

1

Мне — снова — невесомо тяжело.

Хотя — не вечер, а всего лишь полдень.

 

И я не забываю об аорте,

ведущей к сердцу — всё ещё — живой.

 

Взбивается железным кулаком

небесная безумная перина

 

...Моё лицо под матовым стеклом

не сможешь ни погладить, ни отринуть.

 

2

Запах дождя на плече твоём

приобретает смысл.

Окном замурую смурной окоём,

а ты — потихоньку — снись.

Будто целуешь — во сне — уголок

глупой улыбки моей.

(Руки озябли и голос продрог,

спаси, охрани, обогрей).

Мы не пропустим ни мглу, ни тень.

Лампа — бессонный софит.

День-или-дин-или-дин-или-день

Вечность зачем-то звенит...

 

 

Призрак Петербурга

 

Там призрак мартовской любви, —

            поющий ветер Петербурга —

                         крылами серыми обвил

                                       пределы мелового круга.

 

Там губы пахли коньяком,

       пирожным с привкусом ванили.

              И кто-то будто бы знакомый

                     всё утирал лицо платком и

                            сутулясь провожал до дома.

                                   Он говорил «Но мы — любили».

                                           Он грязный снег в ладони

                                   комкал...

 

                                                                          А призрак

                                                                    мартовской любви

                                                 прикрыв глаза крылом

                                       прозрачным,

                                       смотрел и пристально, и мрачно

                               на губы лживые мои...

 

 

 

Колыбельная на фоне Невы

 

В небе — банально-лимонная долька...

Легковолосые девы бесстрашны —

сфинксов и львов не страшатся нисколько.

Привкусом бренным любови вчерашней,

вечер при -правлен, -порошен, -украшен.

 

Ветер, пропахший леденчиком мятным,

и скоротечен и тает, и нети

небытия наполняет невнятной

песней о неком безоблачном Свете.

 

Но

нем

небосклон.

Это город виной,

— город Невой обречён на молчанье.

Вот и молчит, и, незвучной волной,

плоть отдаёт — благодарную боль

камню навечно-причальному.

______________

 

Когда-нибудь устану вспоминать

про тень твою, колышущую стены.

Про то, что мир казался неизменным,

похожим на неспешный променад,

дорогу в парк...

В нём статуи,

беседка,

листва,

скамейка,

берег,

пруд.

В нём клёна рдеющая ветка,

в нём — Вертер, ветер и простуда.

 

И ты забудь.

Теперь нам ни к чему

полночный круг, он замкнут и оставлен

в такой дали, откуда хода нет

(и даже неизбывный лунный свет —

не сможет перейти пределов дальних...)

 

Забудем вместе...

Время станет — пылью

смешною мешаниной точек...

И просто превратится в бренный прочерк

от слова будем к слову были.

 

 

 

* * *

Я научилась птичьи речи

Насвистывать шипящей темноте.

О, мастерица дел заплечных — Вечность,

Я столько слов шептала человечьих,

А ты — в ответ — «не та... не то... не те...»

 

Прими иное — эти речи птичьи

Услышат многие, ну а поймём одни мы.

Я стану вечной птицею обычной

тобой любимой и тобой хранимой.

 

...Кому нужны ненужные привычки

тянуть слова и расставлять кавычки,

когда возможно улететь, курлыча,

и долететь до Иерусалима...

Стихи из библейского цикла. Времена года

Стихи — Проза

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах «ИнтерЛит 01.05».. Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 680 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com