ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Музыкальная династия ОГИНСКИХ


Людмила ХМЕЛЬНИЦКАЯ

КНЯЗЬЯ ОГИНСКИЕ НА ВИТЕБЩИНЕ

Представители княжеского рода Огинских на протяжение нескольких столетий играли особую роль в жизни Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой. Имена государственных деятелей, военных, меценатов, музыкантов, происходивших из этого рода, составляют честь и славу Беларуси. Связи рода Огинских с Витебским регионом еще не до конца изучены, но, тем не менее, представляют большой интерес.

Первым из известных сегодня «витебских» Огинских был князь Лев-Самуель (около 1595 — 1657), который в качестве наследства по линии матери получил имения Микулино и Лиозно в Витебском воеводстве. Земля и дом Самуеля Огинского «в замке его королевской милости Витебском Нижнем» впервые упоминаются в документе 1627 года. Князь Огинский стал одним из инициаторов восстановления православного Маркова монастыря, расположенного на берегу реки Западной Двины на расстоянии двух верст от города и пришедшего к тому времени в полный упадок.

Сын Льва-Самуеля Симон-Кароль Огинский (около 1620 — 1699) некоторое время жил в Витебске в доме, изображение которого известно по так называемому «Чертежу» города 1664 года. В молодости он, имея желание получить хорошее образование, вместе со своим братом записался в Краковский университет. Позднее Симон-Кароль переехал в Голландию и в 1641 году стал студентом университета в городе Франекер. Там он издал свой перевод на латинский язык французского учебника с правилами хорошего тона и придворного этикета, а также женился на дочери бургомистра Т.Стакманс.

Для просмотра щелкните на рисунке. Вернуться — кнопка «Назад» в эксплорере.

Возможно, что картина известного голландского живописца Рембрандта Харменса ван Рейна «Лисовчик» (или «Польский всадник»), написанная около 1655 года, является портретом Симона-Кароля Огинского. Сейчас картина находится в собрании Фрик в Нью-Йорке. Польские искусствоведы утверждают, что писалась она, несомненно, с натуры, на что указывают исключительная точность в передаче элементов костюма, вооружения, упряжи и породы лошади, а также манеры держаться в седле, характерной для кавалерии Речи Посполитой того времени.

 

На средства Симона-Кароля Огинского в Витебском Марковом монастыре в 1691 году была построена деревянная церковь в честь Святой Троицы, которая простояла до 1920-х годов и была разрушена большевиками. За свою долгую жизнь князь Огинский трижды женился и оставил после себя многочисленное потомство.

Один из его сыновей, Марциан-Михал Огинский (1672 — 1750), стал витебским каштеляном, а позже — витебским воеводой. Должность воеводы давала возможность заседать в Сенате Речи Посполитой, на нее пожизненно королем назначались лица из числа крупных магнатов. Желая сделать Витебское воеводство главным местом проживания своих потомков, князь Марциан стремился превратить некоторые свои имения в местечки или небольшие города.

Марциан Огинский был не только воином и политическим деятелем, но также заботился о строительстве новых храмов и выступал покровителем искусств. При его дворе в Витебске была создана инструментальная капелла, которая обслуживала не только семейные, но также и городские торжества. На средства князя Огинского началось строительство Витебского иезуитского коллегиума. В августе 1731 года произошла интродукция (торжественный ввод) иконы Св. Юзефа в новый иезуитский костел. Вот что писала об этом событии газета «Kurier Polski»: «В город съехалось множество жителей из всего Витебского воеводства и гостей из Полоцка и Орши. В назначенное время началось помпезное шествие, которое открывали хоругвь местного магистрата и празднично одетые представители городских цехов. В центре процессии находилась триумфальная колесница, на которой была установлена икона, драпированная расшитыми золотыми тканями. Перед самой колесницей находились капеллы иезуитов и витебского воеводы, которые издавали красивое звучание. Позади триумфальной повозки двигались богато одетые певцы, которые исполняли приятные концерты, а за ними — сам витебский воевода Марциан Огинский, многочисленные чиновники, прочие жители воеводства и простой народ. Шествие сопровождалось залпами из ручного оружия и салютами пушек, находившихся в Верхнем замке. Процессия остановилась перед триумфальной аркой, и воевода с несколькими сановниками снял икону с колесницы и проводил ее до большого алтаря. Прозвучал благодарственный костельный гимн «Te Deum Laudamus» («Хвала тебе, Боже») и началось богослужение при звуках капеллы, располагавшейся на двух хорах».

В Витебском иезуитском костеле Марциан-Михал Огинский имел намерение сделать фамильную усыпальницу. Здесь были похоронены две его жены, сам князь, один из его сыновей и жена последнего, которая умерла в своем дворце в Варшаве, но тело завещала перевезти в Витебск. К сожалению, иезуитский костел был взорван в 1957 году, не сохранился и фамильный склеп Огинских.

Внук Марциана князь Анджей Огинский (1740 — 1787) был послом в Петербурге, Вене и Берлине, а его правнук Михал-Клеофас (1765 — 1833) — известным общественным деятелем и не менее известным композитором, автором знаменитого полонеза ля-минор «Прощание с Родиной». Один из потомков Михала-Клеофаса Огинского Иво Залуски сейчас живет в Англии и уже много лет занимается музыкой. В 1995 году британская компания «Olympia» выпустила первый, а в 1998 году — второй компакт-диски с записями фортепьянной музыки представителей династии Огинских в исполнении Иво Залуски.

В 1971 году в фонды Витебского областного краеведческого музея попали два живописных портрета. На одном из них была изображена немолодая уже женщина в богатом платье с перекинутой через правое плечо пурпурной мантией, подбитой горностаевым мехом. На другом был представлен мужчина в латах, на которые сверху накинут плащ на меховой подкладке. Очень темный фон портретов будто бы подчеркивал изображения. На нем хорошо смотрелась фигура женщины в платье пепельного цвета, украшенном кружевами, блестящие латы и зеленого цвета одежда мужчины. Несмотря на то, что время наложило на портреты свой отпечаток, в них ощущалась рука замечательного мастера XVIII века, сумевшего дать точную психологическую характеристику своим героям. Бледное лицо, пронизывающий, слегка презрительный взгляд женщины, привыкшей, чтобы все ее приказы выполнялись, и добродушное, с юмором в глазах и яркими губами лицо мужчины. Это были парные портреты мстиславского каштеляна Антония Пузыни и его жены Эльжбеты Пузыни, происходившей из рода Огинских. Портреты находились в бывшем иезуитском костеле в деревне Лучай Поставского района Витебской области, разрушенном в годы Второй мировой войны.

Исторические документы позволили выяснить, что Эльжбета-Магдалена Пузыня в 1766 году в своем имении Лучай при костеле основала миссию иезуитов, передала ей значительную денежную сумму и землю для строительства нового костела в честь Св. Тадеуша. Генерал иезуитов В.Ричи ввел во всем ордене специальные молитвы в честь щедрой меценатки. Известно, что Эльжбета Пузыня была образованной женщиной, интересовалась развитием наук. В своем имении она проводила астрономические наблюдения с целью определения географического положения. Она стала также основательницей астрономической обсерватории при Виленской иезуитской академии, на развитие которой не один раз жертвовала значительные денежные суммы.

В настоящее время портреты Антония Пузыни и его жены Эльжбеты из рода Огинских отреставрированы и находятся в фондах краеведческого музея.

Расцвет рода Огинских приходится на XVIII столетие. В XIX — начале XX веков династия постепенно стала угасать. С присоединением Витебска к Российской империи быстро оборвались и связи, соединявшие Огинских с городом. На рубеже XVIII и XIX веков почти незаметно исчез с лица Витебска знаменитый дом Огинских. За активное участие в освободительном восстании Тадеуша Костюшко 1794 года и восстании 1830 года многие имения Огинских были конфискованы правительством. Еще в XVII веке знаменитый род разделился на две ветви — старшую и младшую. Последняя со временем утратила княжеский титул и принадлежала к дворянству. В XIX веке князья Огинские имели владения уже только в Виленской губернии, а дворяне Огинские — в Витебской.

Более подробно об этом см. «Вiцебскi сшытак» № 1, 1995 г.: Людмiла Хмяльнiцкая. Род фундатараў i мецэнатаў (с.42-51); Iна Абрамава. Фундуш Тадулiнскаму кляштару Тадэвуша i Iзабэлы Агiнскiх (с.52-57); Ала Букiна. Партрэты Эльжбеты i Антонiя Пузынаў з касцёла ў Лучаi (с.58-61); Таццяна Бубенька, Людмiла Хмяльнiцкая. Кафля з гербамi Агiнскiх з Вiцебска (с.63-64).

...............................................

 1      3    4 

Людмила Хмельницкая. «Мой Витебск»Музей Марка ШагалаШвейцарские арабескиХудожница и поэт Нина ВеденееваАнна Тумаркина — Князья Огинские на Витебщине

«Избранные эссе». Эл. книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1440 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com