ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

НИКОЛАЙ РАССАДИН


ПАРОДИИ

 1    2    3    4

 

Александра БАРВИЦКАЯ

 

«Я продавала счастье на развес.

Оно сиянным облаком упало

Мне в руки из распахнутых небес,

И я его горстями продавала.

.................................»

(Александра Барвицкая «Я продавала счастье на развес...»)

 

Счастье на развес

 

Мне подвернулся под руку вагон,

А в нём всего, всего и очень много.

И я, пера и лиры эпигон,

Воспринял это, как подарок Бога.

 

Решил, продам всё это на развес.

Себе куплю машину и квартиру,

Фазенду, рядом с нею пруд и лес,

И сайт куплю, наверное «Стихи.ру»

 

Пошёл с «вагоном» я по городам:

«Товарищи купите, всё по двести!»

В ответ недобро так: «А по мордам

Не хочешь получить в укромном месте?»

 

Не получил я денег ни копья.

Вагон добра, а в оконцовке — слёзы.

Не получился бизнес ни... ja,ja!

Такие вот, мой друг, метаморфозы.

Андрей ВОРКУНОВ

 

«я написал преступление и наказание

и бесы —

проявил себя как тонкий стилист

ну и всё такое как указывал борхес

но вот не собираюсь почивать на лаврах

поскольку новых идей — просто бездна

видимо в ближайшее время напишу

вечера на хуторе близ мальорки

или диканьки — пока ещё точно не знаю —

не определился

а может и вообще возьмусь за войну и мир

трёх братьёв или трёх товарищей

.........................................

это ж будет хорошая книга про любовь верность

и мужскую дружбу —

не какой-нибудь там улисс или по направлению к свану

которые сочинил петрович

............................................

у меня нет намерений переплюнуть донцову

или какого-нибудь минаева

потому што главное для меня — творчество

а вовсе не премии и гонорары

я ж работаю для людей интеллигентных

думающих и вменяемых

понимающих што всё новое —

это хорошо забытое старое»

(Андрей Воркунов. «Я написал преступление и наказание»)

 

Я не Донцова, не Минаев...

 

Я не Донцова, не Минаев,

Берите выше, господа.

Слова, как глину разминая

(производительность труда

стремится ввысь), пишу нетленку:

«Войну и мир», «Вишнёвый сад».

Хватаю девок за коленки,

За сиськи и за пышный зад.

И всё пишу, пишу при этом,

Плодятся толстые тома.

Мне несподручно быть поэтом.

Сегодня — «Горе от ума»,

Через неделю — «Воскресенье»,

А чуть позднее — «Тихий Дон».

И мне плевать на ваше мненье,

Кто не «врубился», тот... Гордон.

Я ж не за «бабки» и награды

Пишу римейки день и ночь...

Писать своё? Оно мне надо!

Repetition — таланта дочь!

Татьяна ДЮЛЬГЕР

 

А у меня всё новые стихи,

Как будто замолить хочу грехи.

А у меня всё новые слова,

От них сейчас кружится голова.

Я отдохнуть хочу от них,

Хочу, чтоб вихрь слов притих.

Пора заняться делом мне,

Но рифмы снова в голове.

......................................

Сам Пушкин мне теперь родня.

Сам Байрон мне теперь, как брат.

Мы встретимся у Божьих врат...

.......................................

Лишь дай мне, Лира, всё стерпеть!

Пусть зло уйдёт. Я встречу Смерть,

И всё достойно я снесу!

Но выроню порой слезу...

Чтобы очистилась душа,

Высокой вольностью дыша.

(Татьяна Дюльгер. «Лишь дай мне, Лира, всё стерпеть!»)

 

Брат мой, Байрон!

 

Стою вчерась у новых врат,

И вдаль смотрю, слезу роняя.

Приехать должен Байрон — брат,

Британец, но ему родня я.

 

Я кровь сдавал на ДНКа,

На сто процентов совпаденье.

И вот стою и жду братка,

Быть обещал на день рожденье.

 

Я ж то же, как и он — поэт,

Пишу в коровнике и в поле,

И лучше на деревне нет

Поэтов, по наследству что ли,

 

Передаётся сей талант,

Глаголом жечь народу душу...

А может быть, как вариант,

Поджечь сарай и хрен потушат.

 

Но вот приблизилось такси,

И Байрон произнёс: «Здорово!

Я весь район исколесил,

Пока нашёл», — сказал сурово.

 

«Там Пушкин, пьяный, спит в такси,

Его немного укачало.

Ты его в хату занеси,

Пускай проспится для начала».

 

«А Пушкин тоже нам родня? —

Спросил я Байрона с надеждой, —

Он не похожий на меня,

Ни мордой (негр), ни одеждой».

 

«Да все мы — братья, старичок,

У всех в башке из рифм каша...

(Что будем водку, коньячок?)

И я, и ты, и Пушкин Саша».

Евгений ЕВТУШЕНКО

 

«Поэт в России — больше, чем поэт.

В ней суждено поэтами рождаться

лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства,

кому уюта нет, покоя нет.

......

Дай, Пушкин, мне свою певучесть,

свою раскованную речь,

......

Дай, Лермонтов, свой желчный взгляд,

своей презрительности яд

......

Дай, Некрасов, уняв мою резвость,

боль иссеченной музы твоей —

......

Дай, Пастернак, смещенье дней,

смущенье веток,

.....

Есенин, дай на счастье нежность мне

к березкам и лугам, к зверью и людям

......

Дай, Маяковский, мне

глыбастость,

буйство,

бас...»

(Евгений Евтушенко)

 

Подали и Пушкин, и Блок...

 

Подали и Пушкин, и Блок,

Есенин, подав, матерился.

Державин подал шерсти клок,

Некрасов с подачкой явился.

 

Немного подал Пастернак,

Ему, Пастернаку, не жалко.

Вот Тютчев подал — добрый знак!

А Белый — ни шатко, ни валко.

 

Несли кто-то рифму, кто слог,

Кто строчкой помог, кто советом.

А вот Маяковский не смог,

Не внемлил он просьбе поэта.

 

Да Бог с ним, глыбастость и бас,

В стихах пригодятся едва ли...

Теперь сочиняю для вас

Стихи из чего надавали.

 1    2    3    4

Лирика

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com