ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

СТИХИ 2013

 

 

местечковое

 

ничего хорошего

ничего плохого

первому прохожему

ласковое слово

 

а второму ковшик

ледяного пива

третьего безбожно

выпороть крапивой

 

так у нас положено

ясно и толково

ничего хорошего

ничего плохого

 

 

свойства среды

 

реальность расслаивается на фотоснимки, косые взгляды, пустые руки

влюблённые не замечают — им-то что — отталкивают упругий

воздух, притягивают предметы, останавливают мгновенья на первом круге

 

реальность стягивается петлёю, силком, удавкой, улыбкой жалкой

влюблённые не замечают — им-то что — ярко, легко и жарко —

значит — быстрее, выше, сильнее, а не жалко плестись и шаркать

 

где она, та реальность, где она, та влюблённость, невинность эта?

в жарком воздухе вязнут люди, склеиваются предметы

в ледяном застывают влюблённые — тот и эта в обнимку, и врозь — та и этот

 

 

родное

 

горящее солнце говорящее ай-лю-лю

и как тебя только пред оком своим терплю

и жгу тебя и сживаю тебя с земли

а всё прорастаешь в пепле в песке в пыли

 

горящее солнце говорящее а-та-та

на тебе пряник да сахарную медаль

лью в тебя свет окружаю тебя теплом

а всё говоришь даром да поделом

 

 

как только

 

и если нам с тобой не по пути

то ничего ужасного, напротив

 

как долгое сиденье взаперти

противно человеческой природе

 

так долгое прощание претит

и долгая неправда отвращает

 

немедленный напутственный мотив

на выход все на выход и с вещами

 

 

откуда

 

давился тьмой сгущённой в детской

таясь за пыльной занавеской

медведика к себе прижав

и взрослым быть хотелось так что

себе казался пострадавшим

стыд и позор для малыша

 

но как же хочется обратно

во тьму из взрослой аккуратной

привычной смелости тебе

ведь сколько можно сколько можно

кусать жевать и осторожно

глотать привычный полусвет

 

а ровно столько сколько нужно

залезть под старый плед верблюжий

тепла живого надышать

и что бы дальше ни случалось

а света белого начало

в бесстрашном сердце малыша

 

 

вечернее

 

что-то не похожее на снег

падало почти касаясь век

таяло едва касаясь рук

и глаза слезились на ветру

 

не от ветра не от немоты

от чего-то большего чем ты

большего чем уместить могла

света и тепла и прочих благ

 

 

бессонное

 

о ветре воющем за стеною поговори со мною

о звере рыщущем за стеною поговори со мною

о том что любовь стена из четырёх одна

с форточкой временною

 

зверь за стеною ходит ветер не затихает

солнце встаёт садится холодом полыхая

если тоска стена из четырёх одна

глухая она глухая

 

зверь за кустом прилёг ветер угомонился

пламенный мотылёк пляшет по нашим лицам

даже покой стена из четырёх одна

белая как страница

 

и за стеной бело празднично просто пусто

не выпускай тепло переживи прочувствуй

счастье — ещё стена из четырёх одна

с негерметичным шлюзом

 

и сквознячок нет-нет а пробежит вдоль стенки

и беспокойно мне перебирать оттенки

сна — крыша на всех одна

протекает частенько

 

 

город

 

телефона-телефона, чукча кушать хочет

ай, как хочет кушать с вечера ещё

солнце рано-рано прямо среди ночи

встало среди суши мумией тощой

 

высосало соки из меня из чукчи

мне бы строганины огненной воды

телефона чукчу воздержанью учит

ай шаман великий горя и беды

 

 

пора

 

она молчит она не слышит

и далека как никогда

а ты уже до капли выжат

о нет

о да

 

найти легко терять посильно

а не держать всего трудней

не провожай дорогой зимней

прощайся с ней

 

 

неочевидное

 

другая гладит по-другому

не хуже и не лучше но

она с другим тобой знакома

и всё внутри напряжено

 

непоправимо но привынешь

попробуешь ещё одну

да много их других нелишних

всего лишь руку протянуть

 

кусочничать чего бы ради

и распадаться на куски

казалось бы ну что тут гладить

изгиб изгиб ещё изгиб

 

казалось бы но оказалось

что ни одной не повторить

то, как та самая касалась

до просветления внутри

 

 

рассказочное

 

и так оно всегда по-человечьи:

нет ничего, и оправдаться нечем —

кому-кому печаль мою повем..?

да никому

кому ты, старче, нужен..?

иди хлебай золоторыбный ужин

до проясненья в сердце в голове

 

иди лови

или строгай корыто

на свете всё давно тебе открыто

осталось только руку протянуть

и дело не в старухе и корыте

а в том что сам себе благотворитель

чего ты хочешь?

жизнь — ещё одну

 

мол эта фу загублена бездарно

от а до я она элементарна

другую мне бы — я бы с нею ух!

 

да вот она с тобой таким-то ухнет

к разбитому корыту в тёмной кухне

где ты да я, золоторыбный дух

 

 

прививка

 

привет формальность и пока формальность

полжизни только тем и занималась

что соблюдала здравствуй и прощай

казалось бы нет дела бесполезней

предвосхищать душевные болезни

комическим куплетом натощак

 

однако находились пациенты

цвели оздоровительный центры

благоухал радушьем персонал

привет пока привычное пиратство

а я ещё твержу прощай и здравствуй

уж так небесный доктор прописал

 

 

ежедневное

 

всё расстроилось — и никуда теперь

всё наладилось — и хоть куда немедля

как бы и то и это перетерпеть

незаметно

непривередливо

 

мимо пройти

задержаться разве что рассмотреть

но не зависеть

от него не зависеть

взять в столовой кефир котлету гороховое пюре

кусочек хлеба оставить крысе

 

и можно ещё полчаса на мосту стоять

сыто жмуриться на холодном солнце

нет ничего проще чем расстояние

эмоция как эмоция

 

шаг другой третий расстраивается? налаживается? как знать

просто гуляй себе голову поворачивай

направо налево дальше территория сна

свободы почти растраченной

 

так тратят внимание деньги силы любой запас

легко восполнимый сном удовольствием пищей беседой книгой

всё расстроилось и никто никого не спас

всё наладилось и все воскресли сидят под библейской фигой

 

то есть конечно смоквой в общем привет привет

мама папа тошка тузик бобка и киса конечно киса

видимо просыпаюсь переключаюсь на ближний свет

рассеянный отражённый лицами тех кто уже родился

 

 

твоё воображение

 

герой картонный на коне картонном

всё в студии пропахло ацетоном

и подвигом на твой картонный лад

на живописной плоскости геройской

лежит не дышит вражеское войско

дракон с принцессой делят мармелад

 

о как оно должно быть незаметно

когда декоративные предметы

от недостатка света устают

бумажный меч изрезанные пальцы

не просыпайся даже не пытайся

в объёмную действительность свою

 

картон с изнанки брошенные куклы

зрачок софита бешено-округлый

и полный мятых фантиков партер

вздыхая прибираешь ад бумажный

о как оно должно быть выйти страшно

наружу к людям

в гости например

 

 

так устроено

 

вдыхаешь свет и выдыхаешь свет

и ничего естественнее нет

 

вдыхаешь тьму и выдыхаешь тьму

и каждый раз ни сердцу ни уму

 

вдыхаешь свет и выдыхаешь тьму

и нет покоя сердцу моему

 

вдыхаешь тьму и выдыхаешь свет

и счастье приливает к голове

 

 

насильное

 

поплачь-поплачь и шоколадку съешь

каких-таких несбыточных надежд

за лето грешным делом нахваталась

что ни вдохнуть ни выдохнуть того

кого журнал дотошный бортовой

фиксировал как «там в тумане парус»

 

холмы кусты и сосны тишина

осенним солнцем чуть обожжена

и на припёке тянет чуть горелым

но налетает ветер ледяной

снег вырастает ледяной стеной

и отбивает солнечные стрелы

 

зима берёт стерильной белизной

и холод проводник её сквозной

но жжёный дух ни выветрить ни выбить

лежишь в снегу и всё тебе тепло

и пальцы пахнут солнцем и смолой

и там в тумане парус как на дыбе

 

 

комментарий

 

о ком-то ещё любимом уже чужом

ни плохо ни хорошо

 

о ком-то уже любимом ещё чужом

судьба за спиной с ножом

 

о ком-то чужом кому и не стать своим

всё, друг мой, дым

 

 

светлячковое

 

при свете незаметны в полутьме неразличимы жили не тужили

казалось бы ну что же тут уметь пусть и при освещении паршивом

 

неважно кто сказал да будет тьма и заглушил все шелесты и трели

не думать не гадать не понимать и стала тьма лишь мы во тьме горели

 

казалось бы ну что тут понимать ну тьма и тьма свети не отвлекайся

а оказалось нет у нас ума а сердце есть и светимся от счастья

.....................................

 2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13 

Стихи 2016Стихи 2015Стихи 2014 — Стихи 2013 — Стихи 2012Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Татьяна Некрасова. Полный сборник за 2013 г. Стихи. HTM. Размер zip-файла 87 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com