ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

СТИХИ 2014

 

тоскую

 

соринка солнца в глазу — болит — синевой залита...

мне б разглядеть, что же там вдали — только судьба не даст,

скорее, подсунет яблочко, блюдечко с голубой каймой,

а по кайме — селезень, уточка, идиллия, в общем, пора домой.

 

дома лампочка, стены, стены, три небольших окна,

двери распахнуты на каждой двери по коту, по углам тишина.

мне до сих пор темно, распахиваю окно, а там деревья и тени, осени полотно...

дольку яблока в чай, уточка селезня не замечает, он в смятении, остаётся одно —

 

выпорхнуть, вынырнуть в небеса, чтобы солнце в глаза,

только солнце в глаза.

 

 

и век спустя

 

я буду ладить свой несложный быт

латать прорехи маршевым припевом

не потому что не могу забыть

а потому что проще левой левой

 

глядишь оно заплатой заросло

глядишь оно забылось ненароком

и всё добро что вроде бы не зло

живёт со мной без страха и упрёка

 

 

оказалось вдруг

 

на берегу сидеть

болтать ногами в воде

думать о ерунде

вот так никогда нигде

 

и мысли мои вода

намеренья — невода

добытое мимо рта

а ты как попал туда

 

 

наше

 

у нас, живых и мёртвых — ненапрасных —

так мало аргументов против тьмы:

искрим, сияем, теплимся и гаснем,

как будто свет — взаймы и жизнь — взаймы,

 

но ведь и смерть — взаймы, такая штука,

такая шутка — ни добра, ни зла —

перегоришь без копоти и звука

и тут же новой вспышкой проросла

 

а тьма скорее бережно объемлет

чем беспокойно противостоит

и мы всего лишь обнимаем землю

прерывистым сиянием любви

 

 

уравновешенное

 

а там на тёмной стороне

вино и лампа

и кто-то плачет обо мне

похоже папа

похоже мама на меня

оттуда смотрит

мол не пенять и мол принять

нератный подвиг

 

а тут на светлой стороне

привет пехоте

и ничего со мною вне

не происходит

ну пуля-дура просвистит

над головою

но ей всегда не по пути

в моё живое

 

и так по обе стороны

возьми любого

покуда жизнь и смерть равны

и право слово

 

 

наблюдатель

 

застыла водомерка на воде

расплавленной смолой накрыла тень

и в капле этот день продлится вечно

я кто я что но никогда нигде

не приближаюсь к видимой черте

той самой встречи

 

вот под увеличительным стеклом пристрастности уже дымится лето

и дырочка сквозная прожжена на месте искривления судьбы

всё даром и конечно поделом возможно ли теперь забыть об этом

и жадно поглощает тишина сиянье листья дымные клубы

 

когда любимых а теперь любых склоняют забывать и безоглядно

смотреть вперёд и больше никуда

а впереди лишь толпы да столбы нарядные как солнечные пятна

ты — водомерка и вокруг — вода

 

 

соринка солнца в глазу

 

люблю тебя безоблачно но как

же уязвима чёрт возьми при этом

и то и дело мнятся облака

отсутствующие по всем приметам

но столь привычные что боже мой

ведь силы больше нет гонять фантомы

и тянет в одиночество домой

когда хоть буря мглою а всё дома

 

 

стервятники

 

я тихо не люблю ведущих счёт

чужой беды свидетелей дотошных,

им бы заняться чем-нибудь ещё,

а смаковать детали — сколько можно?

 

ни на секунду не отводят глаз,

всегда украдкой норовят потрогать,

чужая жизнь копеечкой сбылась —

а прибыли же не бывает много? —

 

и снова ищут признаки беды

во мне, в тебе нащупывают точки

и смотрят с безопасной высоты,

и расклюют потом поодиночке.

 

но обернёшься, вскинешься — бегут

недалеко, бесстыдно, бога ради...

и жаль их остающихся в долгу

всегда в долгу, растрате и расплате

 

 

целительное

 

мне кажется естественным как сон

земное одиночество людское

и женщину с растерянным лицом

воспитывать бессонницей не стоит

 

и так покоя ни в одном глазу

покорная усталость в каждом жесте

её уже похоже не спасут

провалы в мир дремотных путешествий

 

ведь ей уже настолько всё равно

что ничего случайного не хочет

и даром диковатый вороной

у дома караулит дни и ночи

 

когда же в одиночество нырнёт

и выспится и вырвется и станет

огонь и лёд и молоко и мёд

в гармонии случайных сочетаний

 

 

 

Август 2014

 

 

пойти гулять

 

беспамятно и безоглядно

самозабвенно листья ворошить

лежать на пыльной пепельной траве

смотреть на убывающую воду

и видеть отражённое лицо

чужое незабвенное на дне

 

ну что теперь об этом говорить

какая правда в сбывшемся однажды

какая кривда в том, что не сбылось

живу себе не дёргаясь особо

и что-нибудь всё время происходит

порою аж захватывает дух

 

жалеешь что такое не с тобой

но ни на что своё не променяешь

и ни за что другому не простишь

 

о как я далеко — и как давно! —

что ни о чём таком не сожалею

осеннего привета не боюсь

 

 

на ровном месте

 

земля качнётся, нога подломится —

какая мягкая вокруг трава!

иголка солнца, теней усобица,

лежать и голоса не подавать.

 

ничуть не больно, хотя томительно —

о, как не терпится на новый круг!

и как довольны мной умозрители,

аннокаренинцы — сверчок и жук:

 

один стрекочет, другой безумствует —

как тут поднимешься да побежишь?

и всё короче, бледней присутствие,

да паровоза же ж дождаться — шиш!

 

вдохну поглубже, расправлю плечики,

ещё минуточку тут полежу...

бывало хуже и — делать нечего —

сверчок, до вечера! до завтра, жук!

 

 

постоянное

 

и я с тобой себя не узнаю

верней потом не узнаю другую

которая сбегает без оглядки

пытаясь вспомнить кто же и зачем

и почему у зеркала сто лиц

все как одно улыбчиво-чужие

и лишь твоё родное за плечом

знакомо притягательно вот-вот

приблизится и зеркала не станет

 

 

невинное

 

мы были просто счастливы тогда —

так неприлично счастливы, так остро,

что чудеса случались, как вода,

как солнце — радость и любовь — как воздух,

 

что даже уставали от чудес

и света, и избытка кислорода —

ослеплены и бездыханны без

последствий, угрызений, отворотов,

 

что, бытом век спустя заземлены,

скорей уже растения, чем духи,

тепла и света просим у весны —

тогда и вспоминаем друг о друге.

 

 

внятное, наконец

 

я живу иногда, словно длится и длится вчера,

и со мной происходят прекрасные страшные вещи,

и любая из них — в неземное сквозная дыра —

говорит, говорит о любви языком человечьим,

 

а любви-то и нет — хотя как её может не быть,

если завтра вот-вот, если счастья вот-вот по колено? —

и тогда, как во сне, пробужденья прошу у судьбы,

словно кто-то другой возвратит из вчерашнего плена —

 

говорю, говорю, а вокруг вместо лиц зеркала —

утешения нет, понимания тоже не встречу,

а так долго ждала, откровений о жизни ждала,

что едва ли жила. оправдать ожидание нечем.

 

но, бывает, проснусь — и живу, и люблю наяву,

словно памяти нет, а беспамятной не до печали,

и сегодня тебя утешеньем своим назову,

испытаю звучаньем.

...............................................

 27    26    25    24    23    22    21    20    19    18    17    16    15    14

Стихи 2016Стихи 2015 — Стихи 2014 — Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Олеся Рудягина. Набирая высоту. Современная русская поэзия Молдовы

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

Татьяна Некрасова. Полный сборник за 2014 г. Стихи. HTM. Размер zip-файла 87 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com