ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

СТИХИ 2012

 

объяснимое

 

лёгкие косточки птичьи

дунешь оно и летит

непритязательно свищет

шутка ли жизнь взаперти

 

и вдруг светло и просторно

так что молчать невтерпёж

в неблагодарности чёрной

вот и поёшь и поёшь

 

 

а оно уже

 

казалось всё казалось навсегда

а оказалось чуть и ненадолго

и начинаю с чистого листа

пока ещё ни радости ни толку

 

вставать с трудом и двигаться с трудом

и выплывать с трудом на дальний берег

где восходящим солнцем вспыхнул дом

в который только начинаю верить

 

 

подобное

 

время кончилось

воздух кончился

а взаймы и украденным

что-то стыдно дышать

имя отчество

правда отчасти

и вины виноградину

сушит сладкая ржа

 

ах изюмина

неразумная

тело доброе сдобное

ну на что ей за что

словно всю меня

комом в глотку засунули

а хотелось по-доброму

а хотелось мечтой

 

 

своевременное

 

сон пролился дождём

я умылась и выспалась

и забыла всё то

что хотела забыть

словно предупреждён

начинается с чистого

неба день в золотом

со скупым голубым

 

я добавлю ещё

голубого и синего

я из них состою

не убудет ничуть

возмещён и сгущён

цвет сияет по-зимнему

в ледяную струю

обратиться хочу

 

 

чуть тёплое

 

по ту сторону времени

на другом берегу

в небо дырочкой в темени

я свищу на бегу

 

неприлично беспечная

не касаясь земли

словно счастьем отмечена

и спешу разделить

 

хорошо по ту сторону

а по эту в чести

попугаи да вороны

их не пересвистишь

 

и тогда бы хоть выдохнуть

наяву как во сне

тишину в сердце скрытую

называется снег

 

 

отражённое

 

было легко и просто что же вдруг тяжело

что же недобро смотришь неровно дышишь

старую шкуру сбросишь — счастьем не обожгло

в новую шкуру влезешь — феникс на пепелище

 

тут хватает солёной воды не плачь не плачу то ли ещё грядёт

от беды и разлада равно не зарекаюсь

ни от кого не прячусь лоб о стеклянный лёд

остужаю питаюсь подлёдными родниками

 

 

калина

 

перекатываться по кровати

леденцом ледяным во рту

но накаталась хватит

вынесло за черту

 

праздника воскресенья

радостный цвет и вкус

голый позднеосенний

такой леденцовый куст

 

 

проявленное

 

и в груди у неё огонь

и в глазах у неё вода

и в ногах у неё земля

и в руках у неё птенец

 

капли птичьего молока

льются с птичьего языка

жизнь выходит из берегов

наконец

 

 

бытийное

 

лампочка горит через раз

и в трубе вода через два

шота днесь опять как вчерась

то-то различаю едва

 

уж полжизни днесь как надысь

кто на что сегодня горазд

ну а мне довольно воды

да и света в меру как раз

 

посидеть одной помолчать

чтобы никогда никому

ни разбавить светом ах чай

ни долить водою ах тьму

 

 

досадливое

 

всё-то тебе куражиться

нет бы угомониться

сникнуть под мудрой тяжестью

соловьиного свиста

 

ну же согнись не сломишься

нет же по-богатырски

стрелой да ремнём без помощи

страха упрёка риска

 

 

напряжённое

 

не то чтобы не подам руки

не вижу кому подать -

ни своих ни чужих ни каких других

куриная слепота

 

и всё на ощупь стеклянный лес

и каменный дождь стеной

и облачный тот кто как будто есть

под ручку идёт со мной

 

 

житейское

 

был дружок

за ним должок

кот в мешке да сам мешок

ни следа теперь снежок

вышло ай нехорошо

 

был да сплыл

как стал немил

так случается с людьми

но подчас поди пойми

отчего качнулся мир

 

отчего дохнёшь — и след

вот он есть — и вот уж нет

 

 

походя

 

ни тепла от него ни света

ни любви от неё ни ласки

это что там на вас надето

блёстки маски

 

мимо мимо забыть не вспомнить

и проходишь невольным вором

сквозь расцвеченный тихий тёмный

сонный город

 

снежной крупкой присолишь быстро

ароматную мандаринку

вот с кем опытному туристу

спать в обнимку

 

 

текучее

 

ну и какой вы спросите расчёт

да никакого речкой протечёт

на белом-белом чёрной-чёрной речкой

чего ещё ну а чего ещё

никто не умер даже не смущён

недовезеньем к станции конечной

 

нас было много до и после нас

их будет много из чужого сна

реального во сне как жизнь чужая

и нам ли знать что сна не рассчитать

в комических космических чертах

не прочитать и течь не отражая

 

 

проявление

 

люби меня как я тебя

и всё пройдёт к весне

приятель неприятеля

приучит к новизне

 

и то на что растратили

весь прошлогодний снег

пробьётся обязательно

к тебе ко мне вовне

 

 

слитное и раздельное

 

было или не было а сегодня будет

на земле на небе ли а произойдёт

то во что вовлечены боги а не люди

люди не заметят всё им соль и йод

 

соль на лёд а йодом ссадины да шишки

им вино и воду и насущный хлеб

и никто не видит медленные вспышки

линий или лилий от земли к земле

 

 

простенькое

 

а новых писем нет

а старых писем хватит

проклюнутся к весне

их строки на кровати

 

подушка упадёт

а там трава трава

и ты дитё дитё

и я жива жива

 

 

женская колыбельная

 

жизненным течениям назло

будет тебе девушка весло

повезло скажи не повезло

а весло сквозь лодку проросло

 

так осталась ты на берегу

ни себе ни другу ни врагу

на ветру ветрило ни гугу

а вот мачту ветер гнёт в дугу

 

и уже не лодка а гнездо

далеко всё видно вёрст на сто

а вокруг лишь звёзды под мостом

над мостом в безмолвии густом

 

вот уж ты и птица пой летай

далеко до моря нам туда

где воды малейшая черта

изначальным вдохом начата

 

 

неновость

 

в этом возрасте хочется точно знать:

то, что с тобой происходит, имеет смысл.

поэтому к чёрту всё, что за границей сна,

побоку всё, кроме зимы:

 

если белая скатерть — пусть на ней ни следа,

если же простыня — пусть ни единой складки,

если не плоть и кровь — просто хлеб и вода

снегом присолишь — сладко

 

 

самоуправное

 

иногда в правом ухе тикает в левом легко звенит

проверяю настройки подкручиваю подвожу

и проступают лица на белых ещё страницах

слышатся голоса сквозь белый привычный шум

 

если никто не скажет я хороша кому ещё и решать

если никто не слушает я-то прекрасно слышу

меняется музыка теперь она — снег: свежа

чистая простыня скатерть дорога крыша

 

вот и дом говорит мне просто держись волны

пришлые все уйдут и голоса отступят

останутся кошка печка яблоки щёки румяные солоны

но сладок сердечный клубень

 

 

облако в юбке

 

у соломенной вдовы

жар пожрал полголовы

а вторая половина

только фикция увы

 

у соломенной вдовы

кто не живы те мертвы

виноватый и невинный

так и быть иду на вы

 

у соломенной вдовы

понастелено травы

понастелено соломы

падать мягко спать увы

 

от соломенной вдовы

ни кровинки ни ботвы

вот и ладно слава богу

хватит будней трудовых

 

всё просто всё сложно

 

обсосёт обгложет

уберёт в рукав

лягушачья кожа

светится слегка

 

ступит солнцем в небе

вылечу добром

снова стану лебедь

белое перо

 

 

старый друг

 

что-то солоно мне и сухо

что-то холодно и темно

и сквозняк задувает в ухо

что быть сказано не должно

 

откровенно не понимаю

узнаю но не признаю

и бессонное баю-баю

так и вертится на краю

 

а волчок затаился лунный

чтоб отмаялось быстро чтоб

до рассвета ещё подсунуть

мне под сонную руку лоб

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14

Стихи 2016Стихи 2015Стихи 2014Стихи 2013 — Стихи 2012 — Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com