ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

 

 

мнимое

 

туча ходит, места не находит,

я хожу, себя не нахожу —

как взаимосвязано в природе

всё — во всём космическая жуть.

 

мне б в себя прийти, а ей — пролиться,

а пока лишь маяться и ныть —

 

глянь в предгрозовые наши лица,

подивись, как беззащитны сны,

как глаза распахнуты незряче,

как дышать стеснённо и темно...

 

туча пролилась дождём горячим

а меня и не было дано

 

 

отпускающее

 

лежать в рассохшейся лодке кажется даже плыть

за облаками за тёплым ленивым ветром

сумерки скрадывают углы

берега шелестят и это пройдёт и это

 

проходит сладкое забытьё лежим

новорождённые в деревянных ладонях лета

зная всё ни о чём не помня только догадываясь что живы

отражая друг друга: и эта пройдёт и этот

 

 

так долго

 

что тебе снится? полдень, вишнёвый сад,

вишни тебя перевёрнутым отразят,

в каждой по солнцу, носатому выгнутому лицу

на радость скворцу

 

не повторится радость жара скворец

вода ледяная пупырчатый огурец

но что-то другое прекрасное будет с тобой вот-вот

а сон к утру заживёт

проснись уже наконец

 

 

(при)личное

 

мы с тобою никого не ждём,

окна занавешены дождём,

двери опечатаны молчаньем,

и в неровном беге тёплых струй

светятся лицо и кисти рук,

да танцуют тени за плечами.

 

форточка распахнута, но так

что глотками дышит темнота,

пузыри видений выпуская.

нам с тобой, похоже, всё равно,

что за чёрно-белое кино,

за реальность душная такая.

 

не уснуть, а хочется вдохнуть,

надоело мерить глубину

погруженья мутного светила.

свет мой негасимый, отомри,

вот же солнце у тебя внутри

корни, стебли, усики пустило.

 

 

лето на носу

 

навести мосты? пересохла давно река,

рыба гоняет по берегу рыбака:

в плавниках крючки, удочка на плече,

и мячики, мячики

в Танечкином зрачке.

 

кукушка гадает, ветер гоняет пух,

облака громоздятся глыбами друг на друга.

лопух у тропы разросся и, кажется, чуть опух —

ветру не колыхнуть забитое пухом ухо.

 

левый бы глаз прищурить, правый бы глаз прикрыть —

слушать и слушать и не дышать почти что:

катится дальний гром с дальней сухой горы,

но как-то всё тише, тише,

больше уже не слышу.

 

 

зато

 

мошки-комарики пляшут в густой тени,

неблагодарный зритель, танцоров гоняю веткой,

никуда не спешу — просто считаю дни

и мячики, мячики в реку кидаю метко.

 

 

пока привязана

 

живородящее облако, радуги и дожди...

отпусти меня, нелюбь, дальше порога бегать

тут протяну недолго — улыбка стёрта с лица почти,

на большее тебе не хватило снега,

 

на меньшее ты не согласна, не

представляешь, как это — без тебя да

вдруг оказаться с облаком наравне —

и ничего твоего никому моему не надо:

 

сеял бы дождик, радуга бы цвела,

солнце светило бы — каждому сколько примет

бежишь босиком, а трава мокрая-мокрая ледяная

и улыбка дурацкая выцвела, но цела

и руки раскинуты, и зайчики, зайчики между ними

тебя не напоминают

 

 

взаимосвязанное

 

а у дерева пальцы, космы, внутренний полый космос

в пальцах компас, в космах гнёзда, в космосе тихий голос

компас без стрелки, гнёзда без птиц, голос без тела

дерево на юру, вокруг облака мечутся оголтело

 

что же такое глупо в тебя шепнули?

ветер срывает листья, листья летят, как пули,

листья секут лицо, срезают одежду и обнажают душу

что она тебе скажет — не слушай

на этот раз — не слушай

 

голос без тела выветрится однажды

вспомнишь про холод, голод, свет и по свету жажду

и облака прольются, развеются, выйдет солнце

листья вернутся, птицы вернутся, голос ко мне вернётся

 

 

их было три

 

снятся под утро аисты (журавли?) —

по правую руку невысоко взлетают...

что-то ещё происходит, но это бы вот продлить —

семью или хоть бы стаю

 

сердце сожмётся резко — словно бы кто схватил

и медленно-медленно разжимает пальцы

это вырвалось солнце из чёрной ночной груди

и дрожащей заячьей лапой лица твоего касается

 

 

попутное

 

светит путеводная — и за что такая? —

ясная, холодная — смотрит, не мигая

 

всё бы ей испытывать качества и свойства:

тут, мол, неевклидово, не скучай, не бойся

 

яркая, слепящая, говорит: прорвёшься —

клеткой, рыбой, ящером, битым запорожцем

 

землями и водами — ни следа, ни края,

светит путеводная — и другой не знаю

 

 

пускаешь тень разгуливать по саду

 

в груди древесной тихо и прохлада,

и выдох отлетает, как душа,

вдох замирает куколкой крылатой —

какое счастье всё-таки дышать!

 

не бабочка, не птица, не цикада,

но так же безусловно хороша,

дыши, судьба, легко и виновато,

когда тебе осмелюсь возражать,

 

мол, до смерти устала и не надо —

не стоит — не хочу — нехороша!

дыши, дитя, — ответит, — я же рядом,

а стоит ли — не нам с тобой решать.

 

 

уловимое

 

(напевать под «Заезжий музыкант целуется с трубою»)

 

лицо поднёс к губам и по щеке погладил

вздохнул вдохнул прижал и отпустить забыл

постой не погибай опомнись бога ради

но смотрит не дыша в глаза своей судьбы

 

судьба... да что судьба? не с этой, так с другою,

не с этим, так с другим... не с нами — это с кем?

постой, не погибай — и, выгнуты дугою,

рассудку вопреки висим на волоске

 

такая вот блесна такая вот приманка

для рыбки для того кто рыбки захотел

вот кто-то вдёрнул нас в пространство наизнанку

и льда небесный свод в разводах рыбьих тел

 

 

пока легко

 

(на мелодию почти Мурки)

 

опять гадать? — какие сантименты,

подумаешь, бывало и острей! —

но

догадок нити сквозь тела продеты —

дёрнешь —

и дёргаешься стаей снегирей

 

дешёвый яркий пластик Made in China

ну а какой, скажи, с догадок спрос?

но —

на ниточках надежды беспечально —

дёрнешь —

и дёргаешься, и идёшь вразнос

 

 

маятное

 

что ж так маятно, так ни о чём,

на бесчувствие день обречён,

ожиданье, томленье, метанье —

вот сейчас разнесёт небеса,

и звезды золотая оса

строить соты бумажные станет

 

но пока только шарит впотьмах

между туч лунатичный ведьмак,

выжимая последние капли,

да сгущается в сонной траве

светлячковый чуть мертвенный свет

полуночным ведьмачьим пентаклем

 

 

в окно глядючи

 

вот бы просто идти не спеша

и подпрыгивать даже бежать

лишь от радости неуловимой

чтоб светились от солнца холмы

завитками сухой хохломы

семицветиками полевыми

 

но как вписан в четыре стены

глухи серы и раскалены

сном затоплены наполовину

и как муха в стекло без ума

и какая уж тут хохлома

даже лампочки толком не видно

 

 

естественное

 

когда гудящим деревом стоишь,

а ветер по цветочку обрывает,

единым фронтом пчёлы и шмели

колышутся, броня моя живая,

 

и удаётся кое-что отбить,

на миг продлить дыхание расцвета.

и кажется, что это о любви —

но, боже, как сиюминутно это!..

 

а в полдень самый мёд и самый жар,

броня редеет и уносит полдник,

и сбрасываешь, только бы дышать,

последний белый лепесток исподний

 

к полуночи едва-едва остыв,

стоишь, трепещешь, слушаешь цикаду,

и кажется, что песня из простых,

но, боже, то, что надо,

всё, что надо

 

 

несмешно

 

скажи кто твой и я скажу да ну

и паузу на вечность растяну

а сам-то чей ужели тоже свой

контуженый второю бытовой

 

нет не скажу

кто счастлив тот и прав*

иллюзией иллюзию поправ

даёшь осуществиться миражу

выходит я тебе принадлежу

 

* народное

 

 

 

сиюсекундное

 

под рукою человек тёплый тёплый

человек ещё не понял простого

не подхватишь и привет стёкла стёкла

не сегодня никогда больше снова

 

как не склеить не вернуть не приблизить

дальний свет не отразить зазеркально

под рукою ну и ну столько жизни

только время на подхват истекает

 

 

безумной фотокарточкой твоей

 

подцеплен когтем ветра мятый лист

ни сетовать ни вырваться не в силах

меняет лица — много жалких лиц —

и каждое о милости просило

 

и стало по хотенью моему

черты листа расправились в покое

но глаз с меня не сводит почему

теперь лицо забытое сухое

Метки: 2014, стихи

 

 

что в имени

 

как мне не дать, с меня не взять

так я и есть урод и тать

 

а как при мне вдруг сыто-пьяно,

так я и есть краса и яна

 

 

почти летнее

 

подорожник, пустырник, пастушья сумка, прочая трын-трава,

под голову бы полыни ещё нарвать —

и можно до звёзд шептаться о том, что луна красна,

а после — что ни в одном глазу, представляешь, цикадка, сна...

 

тягучее тёплое утро, кленовый сироп и холодный чай,

к полудню хмурится небо грозу встречать,

и можно под ледяные стрелы выйти к тебе, но ты

спишь и во сне плачешь от немоты.

 

завтра, цикадка, завтра

будет горячий день,

будешь звенеть в пространственной тесноте,

и я подпою, как прежде, по мере сил,

хотя никто не просил

 

 

социальное

 

конечно, перед богом все равны,

но друг на друга взгляд со стороны —

неправых тьма, и тут же правых рать,

ты кто и с кем, увы, не выбирать.

 

что трубка мира, что топор войны —

всё по руке тому, кто видит сны,

чем долее распахнуты глаза,

тем очевидней сны и чудеса.

 

 

майское

 

оска, шмелька, стрекозка, майский цветущий луг,

умеренно жаркий юг, солнечный тёплый ветер,

просто стоишь и дышишь и никого вокруг

только полоска облака мягко светит

 

только лягухи там за большим кустом

только кукухи там высоко и долго

боже как честно жить простым заботиться о простом

лежать на траве пластом

как сложно и как без толку

 

 

содержательное

 

нет ничего, и было ли — бог весть,

но в этом тоже доля правды есть,

а в том, что будет, столько вдруг вины,

что мы за ней почти и не видны.

 

и как сосуд, вмещающий вину,

я трещину пускаю вдоль по дну,

теперь сочусь досадой и виной,

как будто что-то страшное со мной.

 

и вот уже лишь пустотой полна

и не мои досада и вина

смогу ли чем наполниться когда

как мёд густа и сытна пустота

 

 

беспристранствие

 

что со мной происходит помимо добра и зла

кроме еды и сна что-то же происходит

люди вещи погода славное и бесславное

целое в эпизоде

 

медленное и верное быстрое и лихое

что со мной происходит может когда узнаю

найдена и потеряна дорога домой к верховьям

линия отрезная

 

чик! — и свободен первый последний крайний

то ли единственный неповторимый то ли

в каждом то же чудесное происходит

прильнёт-отпрянет

ищешь ли лучшей доли

 27    26    25    24    23    22    21    20    19    18    17    16    15    14

Стихи 2016Стихи 2015 — Стихи 2014 — Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Олеся Рудягина. Набирая высоту. Современная русская поэзия Молдовы

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

Татьяна Некрасова. Полный сборник за 2014 г. Стихи. HTM. Размер zip-файла 87 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com