ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

2010

 1    2    3    4

 

 

ямщицкая

 

то ли криво сижу, то ли косо гляжу

но вокруг всё не то, не так

а внутри тихо-тихо древесный жук

точит дверь на глухой чердак

 

и не важно ему, почему замок

на двери и засов и цепь

точит-точит дверь точит-точит мозг

а кругом только степь да степь

 

 

явление

 

как будто долго рыдала и вдруг очнулась

и замерло всё: течение в руслах улиц

металл и живое тело, стекло и пластмасса

лишилось дыханья до смертного, может, часа

 

листва шелестела, трава трепетала, дышало небо

горячийй асфальт плавил пыль и дорогой не был

и оказалось, что времени нет и пространства тоже

только лишь гром во тьме и вода на коже

 

 

кажется

 

тело моё — песок, время моё — вода

вытечет за часок, капля туда-сюда

 

стенет легко-легко и ни к чему слова

облако-молоко яблоко-голова

 

 

на млечном пути

 

приберегла немного молока

небесная корова для телка

телок бежит навстречу со всех ног

и рад, и счастлив ласковый телок

 

 

ждала

 

ни слуху ни духу

одни суеверья

да сонные мухи

да стуки за дверью

 

да чёрная кошка

да белая мышка

мелькнул за окошком

а здравствуй не вышло

 

 

беспокойное

 

в четырёх стенах, в четырёх углах

я при снах, блинах, да не при делах

и не ем, не сплю — всё тебя люблю

и дивится люд: вот уж Бог послал..!

 

а послал он мне то, что прочим не

подойдёт вполне: прошлогодний снег,

бублик без дыры, счастье до поры

правила игры в самый раз по мне

 

 

невольный спутник

 

подсолнечный подлунный всем хорош

так что же ты мне жизни не даёшь

то в грудь то в спину скрюченным перстом

что тычешь и бормочешь о пустом

 

подсолнечный подлунный голубой

единственный доступный нам с тобой

живи лови мгновение — его

хватает в самый раз на волшебство

 

 

эпизод

 

ты был так близко, и горячо

кровь стучала в висках

наивной казалось: чего ещё

брось печали искать

 

наивной казалось: земля горит

небо вот-вот падёт

а это всего лишь цвела внутри

отцвела — стало всё путём

 

 

да в ней намёк

 

с парой рифм накоротке

хоть купайся в кипятке

горбунок на побегушках

лягушонка в коробке

 

кот на дубе, смерть в игле

кладенец в сырой земле

всё на месте — потому что

сказочник навеселе

 

 

страшилка

 

кто-то ходит за стеной

за тобой или за мной

или просто ходит мимо

лунный заяц заводной

 

как ты в дверь так он в окно

ломится кошмарным сном

роковой невыводимый

как на совести пятно

 

 

окружающее

 

время догонит — кааак дерганёт за хвост:

много ли нынче блох да почём репей

новый хозяин плох старый хозяин прост

лучше сразу убей

 

много с меня не взять шерсти паршивой клок

мне бы твою печаль цуцик прости прощай

греешь на солнце бок снова гоняешь блох

не подхвати лишай

 

 

частное

 

сначала не выманишь

после не выгонишь

сказка сия стара

сначала на вы меня

после по имени

нынче на свист пора

 

шёл бы ты лесом да

шёл бы ты полем да

чтоб никуда не свернул

стало бы весело

стало бы вольно — так

словно глотнула блесну

 

 

пока сказочник спит

 

знай же, доблестный воин:

всё, чего ты достоин —

кладенец из железа

да дракон да принцесса

 

а на кой тебе это

не найдётся ответа

просто делай что должно

 

а пока выпить можно

 

 

чужое мнение

 

мальчик уже большой

редко кривит душой

чтобы спать хорошо

а для чего ж ещё

 

мальчику тридцать два

светлая голова

укрощает слова

как бы поцеловать

 

 

артист

 

окупленный огугленный стократ

все только о тебе и говорят

окукленный обугленный герой

увлёкся — целый мир увлёк — игрой

 

не устоял не выстоял не стал

уже пустеют лучшие места

в кого переродишься снявши грим

пока твоими искрами горим

 

 

минус романтика

 

и знаешь: от себя не убежать

и всё равно бежишь куда попало

и всё пропало, снова всё пропало

да что вы, никакого грабежа

 

и конь в пальто при шляпе и авто

приставлен обрывать цветочек алый

а в зубы не смотри — и горя мало

да что вы, не насилует никто

 

 

с точки зрения вечности

 

живут они час, живут другой

им кажется: время течёт рекой

никогда не мелея. и поплавки

безмятежных головок пусты, легки

 

можно крякнуть селезнем в камышах

можно медленной рыбой в воде дышать

а вот камнем на дне не лежать, увы

слишком страшно для головы

 

то ли чайка и море за тем холмом

то ли лопнуло что-то в тебе самом

но однажды окажется, что река

обмелела, и встретились берега

 

если море шумит за холмом, а ты

на песке — и нет времени, нет воды

успокойся, закрой глаза

можно камнем

собой нельзя

 

 

давнее

 

сумасшедшая ночь

бьётся в твоём окне

а у тебя темно

душно и тихо — дно

и ни души на дне

 

горький холодный чай

вялый как сон лимон

а в голове звучат

тени, а по плечам —

тени, а в горле ком

 

сумасшедшая ночь

бьётся в твоём окне

всё-таки гонишь прочь

всё, что ведёт ко мне

 

 

присказка

 

странный и смутный сон:

катится колесо —

катится под уклон

крики со всех сторон

катится словно гром

чуешь его нутром

камень. подскок. в песок

падает. вот и всё.

 

тихо, а в сердце звон

и тяжело в груди

словно бы душу вон

после верни поди

 

 

такое чувство

 

забываешь как страшный сон

не пускаешь его вовнутрь

но твой мирный покой снесён

и минута на всё про всё

ты погиб — и спокойно-мудр

 

потому что — да, страшный сон

потому что — да, сам не свой

неожиданно невесом

потому что опять спасён

потому что опять живой

 

 

блокфлейта

 

не хочу вас видеть

слышать не хочу

дело не в обиде

не в расстройстве чувств

 

но свисток и трубка

груша тёмный лак

колдовство поступка

выше всяких благ

 

 

лубок

 

из ожиданий соткан

день ай да ты да я

водка лучок селёдка

радости по края

 

значит, пойдёт в охотку

байка души черней

не голубица кротка

не голубок при ней

 

 

вспомнить всё

 

как часто мы не совпадаем

как долго невпопад живём

и вместо точки запятая

щебечет серым соловьём

 

хлебни же тишины и мира

приди в себя и стань собой

и после мне телеграфируй

проснулся пел совпал отбой

 

 

земное

 

прожито — впитано, переварено

вроде, ничто не пропало зря

что же мне плохо, как будто отравлена,

что же мне пусто, как будто неправильно

горы жую, пью моря

 

остановиться — безумно, немыслимо

сплю на лету, на бегу

что же любуюсь бегущими крысами?

что же мне счастливо, будто зависима —

вот и кручусь, как могу?

 

 

 

 

 

 

отпуск

 

сухой песок и жёсткая трава

как будто это новая глава

но нет же, просто вклеена картинка

как ни топчи — ни складки, ни следа

в её песках — реальность, да не та

хотя в неё и верила, кретинка

 

да, за песком, за жёсткою травой

вода и пена радостью живой

я помню соль и камешки и ветер

и дёргает за нить воздушный змей

колышутся вода и пена дней

картинка выпадет — никто и не заметит

 

 

недоумение

 

кто это — люди?

почему их так много?

неужели я тоже — люди?

да, капля в море

в океане безумия

как много можно сказать,

не объяснив ничего толком

 

непонятно — что

непонятно — чего ради

да и какая разница

если не изменить

 

но как же это удивительно

капле — знать свои границы

морю — знать свои берега

океану — помнить о безпредельности

 

а там, глядишь, придёт понимание

 

 

согреться

 

снов лоскутное одеяло

еженощных заплаток мало

истончилось, ползёт по швам

и в чём только душа жива?

 

значит, глупо латать и штопать

спите только с любимой, чтобы

было жарко без одеяла

даже просто лежать устало

 

если всё-таки в одиночку

предстоит коротать вам ночку

не спасёт и тулуп овчинный

от бессонной тоски-кручины

 

 

слово и дело

 

всё, что хочу сказать, слишком тяжеловесно.

всё, что могу сказать, слишком сиюминутно.

и потому словам нет во мне больше места.

утро, пора вставать, жить и молчать попутно.

 

всё, что хотела дать, как-то не пригодилось —

всё, что могла бы дать, просто пущу по ветру.

примет надежду в дар медленное светило,

и поведёт звезда — маленькая, но вера.

 

 

дело житейское

 

казалось бы: чего ещё? —

и пела, и плясала,

как будто целый мир смещён

туда, где горя мало

 

казалось бы: чего ещё? —

терпела и молчала,

как будто время вспять течёт,

и нет конца началу

 

казалось бы кусалась бы

рычала и дичала

но после ангельской трубы

как будто полегчало

 

 

утреннее

 

лето привалилось жарким боком

выступило потом над губой

под присмотром солнечного ока

беспросветно тесно нам с тобой

 

ах, не отодвинуться, не скрыться,

в сонный прудик рыбкой не нырнуть

из традиций тех, кому за тридцать,

хоть разок нарушить бы одну

 

вырваться — как, наконец, проснуться

жадно благодарно жить и жить

утра бесконечную минуту

счастья коржик радости кувшин

 

 

баловство

 

девять килограммов

топчутся по мне

выпускают когти

жарко дышат в ухо

но нельзя же просто

сдаться и проснуться

и лежишь и терпишь

хмуришься слегка

 

так легко не сбросить

девять килограммов

на живот ли, на бок

перетопчут всё

чтобы неповадно

было расслабляться

препротивным басом

жрать хочу! сто раз

 

вы, конечно, изверг

вам, конечно, стыдно

заморили голодом

доходяжечку

рыбку и сосиску

молоко и масло

десять килограммов

топчутся теперь

 

 

дышать темно

 

может, ничего не происходит

может, всё уже произошло

и конец придуманной свободе

и дышать темно и тяжело

 

а потом окликнешь — будто ветер

освежит усталое лицо

и окажется, что солнце светит

даже улыбается с ленцой

 

 

тщетное

 

потому что нет повода для звонка

для письма для опыта для пинка

что и где пожелаешь луна звезда

но без повода — провода — никогда

 

может, просто не провода — тока нет

и тобой продиктовано в страшном сне:

сплю отлично работаю устаю

по утрам вспоминаю любовь твою

 

но ни жарко ни холодно как-то так

разве что улыбнусь если вдруг звезда

ведь горит же сознания на краю

и чихает на ток и любовь твою

 

 

всё-таки

 

битая жизнью тётка

а он мне — душа моя

под локоток берёт, как

если б взлетала я

 

память — она короткая

сердце — усталое

радости позолотою

дай-ка себя побалую

 

 

мгновенное

 

и вот оно догнало, унесло

да бросьте, ну какое там весло

какие там ветрила и рули

когда свободу только обрели

 

свободу воду воздух вообще

нет больше обязательств и вещей

и восхищённых глаз не отвести

от вечности, грозящей всё смести

 

 

попутное

 

я живу без тебя, я дышу и смеюсь,

и как будто не встретив с тобой расстаюсь

можно выжить и выстоять, сердце скрепя

чтоб когда-нибудь всё-таки встретить тебя

 

почему — для чего — другу или врагу

всё равно ничего объяснить не смогу

только тот, кто всегда поддержал бы меня,

никогда не просил ничего объяснять

 

постоит помолчит улыбнётся тепло

сразу станет понятно: ага, пронесло

и тогда ничего не хочу и не жду —

просто радуясь жизни по жизни иду

 1    2    3    4

Стихи 2016Стихи 2015Стихи 2014Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011 — Стихи 2010 — Стихи 2009-08До 2008 года

Об авторе. Контактная информация

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com