ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

2010

 1    2    3    4

 

что могу

 

слова в голове мошкара

казалось, привыкнуть пора

но вся иззуделась внутри

и каждая мошка за три

 

на что надоедливый гнус

слетелся — гадать не берусь

прикручиваю фитилёк,

чтоб крылья не жёг мотылёк

 

 

настроение

 

осень пахнет жжёным сахаром

прелым белым и водой

потому что дождь за пахаря

а за мытаря святой

 

через дыры в листьях огненных

льётся свет сквозь низкий дым

и смирением наполнены

мы на радость всем святым

 

 

сезонное

 

осенняя муха-докука

бессонная тётка-тоска

крадётся и входит без стука

без шороха и сквозняка

 

всё медленно и беспокойно

как будто последний листок

сорвётся — и станет не больно

на сердце простом и пустом

 

 

эпизод

 

чужую жизнь, как пухлый том

распахнул на середине

несколько страниц спрятал за пазуху

книгу оставил на парковой скамейке

 

конечно, книге не больно

только вот оглавление ни к чёрту

и в памяти теперь дыры

 

 

просьба

 

в сознанье дыры

на солнце пятна

картину мира

верни обратно

 

где небо в луже

и в речке мячик

и тихий ужас

ненастоящий

 

 

гражданское

 

кто кого да за чей счёт

меч повинного не сечёт

а невинный — уже прах

и у зрителей шок страх

 

ой, свидетели тут зря

ваши челюсти стук-бряк

а над вами уже меч

да в газетах о вас речь

 

 

победа

 

посредине площади

принц на белой лошади

на щите ворона в поле

площадь в белом городе

 

половина города

вымерла от голода

нету хлеба нету соли

солода и золота

 

половина города

прячет лица в бороды

белый флаг не оттого ли

да погоны спороты

 

 

ещё одна чужая история

 

и не скажешь ничего

потому что нечего

то и ладно, что живой

может обеспечивать —

 

то сумой, а то — тюрьмой

с песнями да с плясками

в общем, нравится самой,

даром что не ласковый

 

 

страдание

 

растеряла разум —

проглядела очи:

где же сероглазый,

что меня морочит?

 

холодеют пальцы

и немеет тело.

 

тятя прошептался:

в девках засиделась!

к первому же свату

сволоку за косу

 

а тебя, касатик,

где-то ветер носит?

 

 

заметка

 

не прощаемся. уходим огородами.

месяц в спину смотрит как чужой,

и пищат птенцами желторотыми

безутешно звёзды над душой.

 

это было в детстве незапамятном,

прошлым незапятнанном ещё

а теперь как будто жизни маятник

в сторону обратную влечёт

 

 

мать учения

 

сиюминутным радостным глотком

что запиваешь? думаешь о ком?

неназываемое, тает имя

под языком

 

глотнул — и стало просто и легко

какой там яд — парное молоко

навязанный тебе другими

урок знаком

 

и дважды два опять четыре, но

ты всё быстрей трезвеешь, и одно —

неназываемое — мучает, пока

не выпустишь на волю с языка

 

 

море по колено

 

в желудке плещется джин-тоник

и куба либре, и саке

и пароход сознанья тонет

но виден берег вдалеке

 

а, значит, живы будем точно

и — здравствуй, новый горизонт!

а что до печени и почек

авось, как прежде, повезёт

 

 

риторический

 

никто меня не любит

но птица счастья в клюве

мне носит передачи

жалеет, не иначе,

 

и говорит: живи, мол

чего тебе в любви, мол

судьба, видать, такая

любить не допускает

 

заешь её сгущёнкой

запей вина бочонком

живи себе счастливо

 

а вы бы так смогли бы?

 

 

ограниченное

 

в рамках собственной фантазии,

поражённой метастазами

очевидного безумия,

на горбу судьбу свезу ли я

 

до канавы до окраины,

где соколик пал подраненый..?

съединить бы их да выходить

по хотенью да по прихоти

 

учини хоть ты, фантазия,

счастью верную оказию

 

 

всё просто

 

кружится немедленный снег

струится немеркнущий свет

но всё не приходит ко мне

единственно верный ответ —

 

не найден тот самый вопрос

и ну их, слова, вообще

пускай будем счастливы врозь

и счастливы более чем

 

 

когда

 

дай себе определение

и хоть как-то назови

ты ведь — редкое явление

доказательство любви

 

представляешь ты единственный

убедительный предлог

верить в то, что понаписано

на заборах вдоль дорог

 

 

почему

 

когда во мне и глухо и темно

как будто жизнь пуста наполовину

я знаю: это ты стоишь за мной

и понимаю: ни за что не сгину

 

когда во мне и звонко и огни

и будто жизней больше, чем у кошки

я знаю: ты считаешь эти дни

как будто счастья подбираешь крошки

 

 

переживание

 

может, забуду, как это

было, и что со мной

сделало — всё, что нажито

давней виной больной

 

долгие утра зимние

хрупкие холода

я тебя или ты меня

раз или навсегда

 

 

новый день

 

край света — за холмом: в тумане, в пустоте

там 'вороны размером с поросёнка

и стоя на краю ты сам уже нигде

уже никто — и улыбнулся звонко

 

и тихий этот звон и мягкий этот свет

на жизнь вперёд на век твой человечий

а пуп земли в пыли цикадах и траве

и мне тут без тебя заняться нечем

 

 

нестандарт

 

хтой-та быстрой смерти ищет?

подходи скорей, дружище

ща как въеду ща как дам

по сусалам по мордам

 

потому как нынче щедр

ну и что что росту метр

а зато во мне силища

и стремителен, как ветр

 

 

объяснительная

 

не умею плакать вовремя

и смеяться тоже не

от реальности оторвана

от нейтральности вдвойне

 

а от разного прекрасного

просто глаз не отвести

вот же дуру угораздило

смех сквозь слёзы упустить

 

 

вот только что

 

бумажный стаканчик, а в нём океан

в стаканчике тонет безродный иван

и жидкость волнуется плещет о край

безродная марья, беги, подтирай

 

и мнится ивану русалочий смех

он мнёт бестолковый стаканчик в руке

и бьётся о рёбра внутри океан

и смотрит сквозь марью несчастный иван

 

 

недоумение

 

живая и тёплая — как же опять одна?

и нет на тебе проклятья и нет пятна

и нет на тебе лица — как стена бледна

и нет на тебя управы покрышки дна

 

тебе с ним — живым и тёплым — бы жить да жить

детей нарожать, а и нет — не тужить в глуши

не пой так играй, не играй — так поди пляши

чего ещё надобно для души

 

но ты же дурища иных почище попроще — аж

ни зла на тебя не хватает ни жалости — мимо рта ж

несёшь и проносишь насущное словно блажь

и места под солнцем себе присмотреть не дашь

 

 

диагноз

 

если хочешь, я найду

всем проступкам оправданье

наше каждое свиданье —

как биение на льду

 

только биться не хочу —

больше ни за что с судьбою

бог с тобою чёрт с тобою

ну, и я с тобою чуть

 

 

припекло 2010

 

лето привалилось жарким боком

юркой струйкой пота протекло

солнца ослепительное око

тени караулит за углом

 

каждый встречный искренне растерян:

кто я? где я? что же кукловод..?

но в душе наивно-твёрдо верит:

это пекло кончится вот-вот

 

 

женская логика

 

пока не обессилела,

не выдохлась пока

прошу тебя, Базилео,

отпустим дурака

 

он пуделем укушенный

и курточка в борще

не ряженый, не суженый

он кукла вообще

 

 

кыш, приблуда

 

всё-то просто, всё-то правильно

всё-то тишь да благодать

на диванчике продавленном

счастья только не видать

 

и на что оно, минутное? —

с благодати шерсти клок

нам обида обоюдная

а тебе сбежать предлог

 

 

замкнутое

 

и некуда идти и незачем идти

сиди в своём углу и — да, бывает хуже,

но за твоей спиной две каменных стены

и под ногами пол, и на полу том лужа

 

а в луже мир иной — восторг и лепота

и лампа на сто ватт сей освещает праздник

и мятое лицо горит очами как

чужое. как моё. и нет меж ними связи.

 

 

загадк

 

невесомая насекомая

жаждой крови ко мне влекомая

 

 

не ждала ИЛИ бывший

 

ты войдёшь и сядешь

скажешь вот и я

милый, бога ради

кто тебе судья

 

не ушёл так вышел

разницы же нет

дальний или ближний —

равно лишний мне

 

 

в Москву, в Москву!

 

вокзальный ты мой треугольник —

столица: Столичная — стольник

 

вокзальный ты мой закуток —

беляшик да жадный глоток

 

 

подскажите

 

что-то жизнь ползёт по швам

перья лезут в стороны

чудом разве что жива да

ниточки оборваны —

 

связи нет ни с кем ни с чем

но за сердце дёргает

кто-то звонкий на плече —

ответственный за органы?

 

 

лабораторная работа

 

у меня сегодня тучи да воздушные массивы

да небесная овчинка голубеет сквозь тоску

пусть мороз и солнце лучше, но и с тучами красиво

в меру веская причина откроить себе лоскут

 

чтоб когда мороз и солнце, чтоб когда легко и просто

и на месте не сидится (кровь играет, плоть поёт),

света нахлебавшись вдосталь, с наваждением бороться —

взять лоскут погладить сизый, счастье тихое моё

 

 

идёт

 

кто шагает? кто поёт?

горесчастье ё-маё.

 

брюхо глухо. лобик чист.

глаз улыбчив. рот речист.

 

чё вам надо вашу мать

наподдать? поддать? подать? —

 

никого не обделю

цигель-цигель, ай-люлю

 

 

путевое беспутное

 

несло остапа, вынесло на мель —

не рио не жанейро и отсель

видна иная ширь иная даль

одесса-мама костя и кефаль

 

нельзя бежать и некуда бежать

и осторожно-чутки сторожа

а жизнь прекра... смертельно хороша

и никого и ничего не жаль

 1    2    3    4

Стихи 2016Стихи 2015Стихи 2014Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011 — Стихи 2010 — Стихи 2009-08До 2008 года

Об авторе. Контактная информация

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com