ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

О ПРОЗЕ ЕВГЕНИЯ МОСКВИНА


Авторский раздел Евгения Москвина

 

Елена ЗИНОВЬЕВА

О СБОРНИКЕ РАССКАЗОВ «ЛИШНИЕ ЛЮДИ»

 

Евгений Москвин. «Лишние мысли». Повесть, рассказы.

Издательство «Алетейя», СПб, 2012

 

Евгению Москвину еще нет тридцати, но он уже немало наработал: его произведения напечатаны в журналах «Октябрь», «Юность», «Нева», «Волга», «Сибирские огни», «Крещатик», вышли и отдельные книги.

В настоящий сборник включена повесть, давшая сборнику название, и рассказы. Произведения странные, то вполне выстроенные сюжетно, как «Таинственный Маевский», «Хвост ящерицы», «Сломанная шкатулка», «Ступени», то сложенные из фрагментов жизней разных, не связанных между собой во времени и пространстве людей, как «Созерцание фильма». Иногда это сложная вязь мыслей и ассоциаций, как в рассказах «Странник», «Памятник», «Сумраки». В любом случае это шарады, когда из отдельных сцен, из психологических этюдов читателю самому предстоит сложить, угадать целое.

Свои странные фантазии Е. Москвин вполне умело вписывает в реальную действительность, с миром видимым, четким, явственным он превосходно работает.

Примером тому служит жесткий, реалистически выверенный рассказ «Неправильные люди», о детях на даче, где одной из героинь, маленькой девочке, суждено умереть от неизлечимой болезни, другому герою, мальчику, который даже себе не хочет сознаться, что эта носатенькая девочка ему нравится, придется принять ее смерть, первую в своей еще короткой жизни. Но и здесь автор сосредотачивается не только на внешней стороне жизни, но в не меньшей мере на психологии ребенка.

Особенностям детской психики, детского восприятия мира посвящены еще два рассказа сборника: «Виселица», «Памятник».

Особенности творческого восприятия мира и психология творца — музыканта, фотографа, художника — отражены в рассказах «Таинственный Маевский», «Сломанная шкатулка», «Ступени». Откровенной мистикой веет со страниц рассказов (или фрагментов какой-то странной, неведомой жизни) «Странник» и «Газон».

В небольшом сборнике представлены рассказы разные — по объему, форме, содержанию, объединяют их стилистическое единство, точность найденных выразительных средств, внимание к внутренней жизни персонажа. Рассказ «Хвост ящерицы» заканчивается прогнозом главного героя, как могло бы разворачиваться действие дальше, — прием, который автор использует неоднократно. Немаловажное место в рассказах и в повести занимает проблема изменения мышления человека в современном материалистическом обществе. Безумие, близкое паранойе, охватывает жильца многоквартирного дома («Жилец из 41-й квартиры»), силящегося представить, что происходит в соседних квартирах. Шизофреническим бредом одержим бывший пациент психиатрической больницы, вообразивший (или действительно попавший в другой, гротесковый мир) себя депутатом Государственной Думы: тут уж автор дает полную волю своей фантазии, сатирически изображая народных депутатов, не имеющих представление о том, как действует таинственное лобби, во власти которого все они находятся. «Кто они? Мы и представления не имеем. Порой на некоторых из нас накатывает апатия, возникает желание вырваться отсюда на свободу, однако мы здесь как в ловушке...» В ловушке и русский народ. Безудержно смешно читать, как депутаты принимают Земельный кодекс, занудно сверяя каждое слово со словарем, перенося в закон словарные статьи. «Это ли нужно России?» (повесть «Лишние люди»).

Различными — реалистическими, вымышленными, но весьма точными кальками с реалистического — могут быть миры Е. Москвина, но внутренний мир человека, его мысли, его ощущения, чувства всегда превалируют. «Конечно, только свою жизнь можно охватить, чужую никогда…. Особенно, если ты сам придумал эту чужую жизнь». Эти чужие жизни Е. Москвин придумывает весьма убедительно, его «шарады» требуют внимательного, сосредоточенного прочтения.

 

Елена Зиновьева

 

В скоплении книг, журналов и газет на моем письменном столе не теряются два издания (держу на глаза Суслиным, трудное детство которого научило его ценить труд, дружбу, коллективизм и сформировало характер стойкого бойца и оптимиста. Не случайно об этом поколении говорят: «Дети войны — дети Победы».

Подтверждая точность афоризма, Владимир завершает беседу с журналисткой Анастасией Лешкиной утверждением: «В последнее время все чаще слышу фразу: плетью обуха не перешибешь. Это самая дурная позиция в жизни человека. И один в поле воин, если это настоящий боец. Никогда нельзя сдаваться и опускать руки. Дух упорства в борьбе достался «детям войны» от наших победителей — отцов и старших братьев, разгромивших немецкий фашизм и японский милитаризм».

Я сама принадлежу к наследникам Великой Победы, тоже пылала энтузиазмом поучаствовать в чем-то если не героическом, то хотя бы важном для страны. Ринулась после школы на комсомольскую стройку — Запсиб гремел в начале 60-ых! — и еле нашла на Запсибе работу, потому что молодежи приезжало больше, чем надо было рабочих. «Спасли» меня первые спортивные разряды (лыжи и велосипед). Движение молодежи на восток страны было действительно массовым — на стройки, на целину, на нефтегазовые месторождения и т.д. Вот также наши предки-северяне из Вологды и Архангельска в лаптях и онучах двигались за Камень (за Урал), и прошли всю Сибирь до Тихого океана по любопытству к миру. Добровольно!

О созидательном энтузиазме пишет Марина Евсеева в рецензии «На благо великой страны», высоко оценивая книгу Л.П. Ключниковой с аналогичным названием (И.: Нефтяное хозяйство, 2012) об освоении большой сибирском нефти и газовых месторождений.

Запсибом, насколько мне известно, владеет «Альфа-банк», зато нефтяная труба сейчас безотказно наполняет бюджет РФ, но не будем в данный момент заострять проблему наследства и наследников великой страны. Я завела речь о старшем поколении, моем поколении, лишь для того, чтобы сравнить с ним «племя молодое, незнакомое»: облагородим словами Пушкина тех, кого нынче с иронией именуют «поколение пепси». Я, кстати, иронии не разделяю, как и Евгений Москвин, посвятивший роман «Предвестники табора» «племени молодому», впрочем, хорошо ему знакомому — он сам марширует в его колоннах и ведет репортаж, можно сказать, прямо из недр своего поколения.

 

Поколение пепси? Фантазеры и мистики?

 

Вряд ли будет ошибочным предположение, что книга Москвина «Предвестники табора» станет интеллектуальным лакомством, настоящим гурманством для читателей 10-12 лет. Еще бы! Даже взрослому, отнюдь не впавшему еще в детство, не лень повторно пролистать роман, сопереживая восьмилетнему Максу Кириллову во всех происшествиям то смешных, а то и трагических, выпавших на долю «проездной компании» мальчишек, обитающих летом на одном проезде дачного поселка в Подмосковье.

Испокон веков дети в играх познают жизнь и усваивают ее порядки и закономерности. Конечно, всегда ребячьи игры рождались из подражанья взрослым, но каждая эпоха оставляла свой след на забавах подрастающего поколения. После войны мальчишки играли, естественно, в войну; все при этом рвались усилить участием в боях ряды «наших» и со страшной неохотой поступали в распоряжение «противника». Девочкам было полегче — они перевоплощались в медсестер, учительниц, заботливых мамаш или коллекционеров, собирающих яркие фантики от конфет (детская валюта).

Нынешние пацаны, насмотревшись телевизионных сериалов и кинофильмов, подражают то бандитам, то сыщикам, в зависимости от удачливости тех или других в очередной серии. Макс влюблен в сыщика Стива Слейта, долбающего в хвост и в гриву криминальную шушеру на тропическом острове в детективе «Полночная жара». Его двоюродный брат Мишка Левин постарше и пудрит мозги брательнику без зазрения совести, дескать, Стив Слейт приходил к ним (оба живут на даче деда, профессора Левина) и очень сожалел, что не застал своего поклонника Максима. Чтобы сочинитель мог убедиться, не врет ли Мишка (фантазер и сочинитель, — по оценке сплетницы Родионовой), младший задает вопрос на засыпку, во что, мол, Стив был одет? Мишка, не моргнув глазом, сообщает: в расстёгнутую яркую рубашку и штаны, в точности как Макс, ему подражающий, хотя мать заставляет его переодеться в шорты для загара. Значит, точно приходил, отчаивается малыш, что проворонил визит своего кумира.

Мишке 15 лет, и остальные мальчишки — Серж, Димыч и Пашка — признают его лидерство, а Олька, тоже пятнадцатилетняя, в домике которой — вроде хибары в огороде на их дачном участке — собирается вся компания как в штаб-квартире для чаепитий и планирования новых игр, в Мишку влюблена, и он в нее. Макс обожает Мишку, каждому слову верит и копирует его во всем, поэтому тоже «влюблен» в Ольку.

Реальная пореформенная действительность со своими тяготами дотягивается до людей даже на даче, где, казалось бы, только и отдыхать от повседневных забот и проблем; нет, не получается, кто-то обворовывает дачи — и так ловко, будто по подсказке опытных наводчиков. Весь дачный поселок стремится дознаться: кто воры и кто наводчики? И каждый суется со своими советами к сторожу дяде Сереже Перфильеву, как выйти на след грабителей. Ведь он — сторож! Словом, реальность и игры, жизнь и фантазия тесно переплетаются. Это еще не все! Мистика туманной завесой окутывает странные события незадавшегося лета в заурядном дачном поселке. Фантазер Мишка насочинял для Макса про загадочную Поляну Чудес и своим глазам не может поверить, когда братцы, заблудившись в лесу, выходят на волшебную поляну и видят каторжан с колоколами!

Единственным человеком, догадавшимся, что наводчиком у воров стал не кто иной, как сам Перфильев, была Олька, но секретом не успела поделиться даже с Мишкой, не говоря уж об остальных ребятах проездной компании или тем более взрослых. В ночь, когда хитрый сторож подготовил ограбление дачи Лукаевых, Олька исчезла… Утром прабабушка не обнаружила ее в домике: постель и одежда на месте, а девочки ни спящей, ни бодрствующей нет как нет. Обшарили лес с милицией и не нашли, только на избитого Перфильева наткнулись, но свалить на сторожа пропажу Ольки никто не решился.

Догадка Максима о похищении Ольки Предвестниками табора, как он назвал персонажей Поляны Чудес, вроде бы подтвердилась через пятнадцать лет. Повзрослевший Макс приехал по приглашению женившегося за границей Мишки в какую-то европейскую страну на побережье моря. Мишка растерял мистическую силу и способность фантазировать, превратился в банального рантье, которому состояние жены (владелица нескольких кафе и ресторана на побережье) позволяет вести праздный образ жизни. Зато Макс, словно подхвативший эстафету, стал писателем и продолжает биться над разгадкой исчезновения Ольки в роковое лето. Его интуиция и сила воли пробуждают мистическое поле, снова на улицах начали попадаться люди в свободных белых одеяниях, что были на Поляне Чудес; они катят катафалк, Макс бросается вдогонку за ними, чтобы заглянуть в гроб — не Олька ли там? Почти догнал, но не успел заглянуть, Мишка ударил его по плечу, остановил, и катафалк исчез… Так и осталась тайна пропажи Ольки неразгаданной.

Много и других эпизодов и сюжетных игровых линий переплетает Евгений Москвин с основным мотивом — одна теория государства и собственной (дачной) валюты Мишки Левина — тема для отдельной повести, и много еще чего происходило с ребятами дачной проездной компании. Воспоминаний хватило на всю взрослую жизнь. Как поется в песне «На том и этом свете буду вспоминать я, как упоительны в России вечера».

 

P.S. Поколение пепси, доказывает романом «Предвестники табора» Евгений Москвин, состоит не только из «лавочников», как Лукаев-младший, жуликов, как сторож Перфильев, но еще из мечтателей, мистиков, как Мишка Левин и его братец Макс Кириллов, а литература и искусство по законам смены противоположных течений от социальной проблематики развивается к исследованию иррациональных аспектов Бытия. В точности, как было на стыке XIX и XX веков, когда передвижников сменили художники «Мира искусства» и «Голубой розы», а реалистов критического реализма вытеснили символисты. Все повторяется. Но с новым поколением, поэтому предстает необычным и, якобы, только что изобретенным. Интересно, кто еще объявится и что напишет?

 

Руслана ЛЯШЕВА

Ноябрь 9, 2012.

Авторский раздел Евгения Москвина

Все рецензии на произведения Е.Москвина:
Руслана Ляшева. Как упоительны в России вечера. О романе «Предвестники табора».
Елена Зиновьева. О сборнике рассказов Евгения Москвина «Лишние люди»
Соломон Воложин. О рассказах Е.Москвина: «Сад жизни человеческой», «Цирк», «Игра на гитаре»
Соломон Воложин. О рассказе «Система»
Сергей Алексеев. Рецензия на роман «Падение».
Светлана Рублева. О рассказах Е.Москвина

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com