ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена МИТРОХИНА


Об авторе. Новые миниатюры

МИНИ-ПРОЗА

 

Пташечка

 

Каждое утро в одно и то же время под нашим окном поёт птичка.

Её песня длится ровно пять минут. Соловей, не соловей, но голосок божественный! И зачем она прилетает каждый раз, зачем садится на одно и то же дерево? Я уже успела к ней привязаться. Просыпаюсь, лежу с закрытыми глазами и жду.

«Вот она, пташечка!» Ни с чем несравнимое чувство охватывает в эти мгновения мою душу. Нежность, теплота, восторг — всё не то... Надежда! Это её голос. Он говорит мне о том, что всё будет хорошо, мир прекрасен и справедлив. Просто нужно уметь слышать и видеть прекрасное.

Моя птичка уносится в неведомое, и сон вновь затягивает странными откровениями: глупо возлагать надежды на людей. Надежды нужно возлагать на птиц!

 

 

Бабушки

 

По воле обстоятельств мне пришлось провести в плотном окружении старушек часа два. Попытка вести себя индифферентно, заткнув уши наушниками, потерпела неудачу. После вопроса, а не слуховой ли аппарат на мне, пришлось общаться. Обсудили подорожание окорочков на 90 коп, сволочей кровопийц, которые задерживают пенсии, посоветовались, как правильно варить варенья и квасить капусту. Оказывается, капусту нужно прижимать наполненной водой кастрюлей.

 

 

Сказочный город

 

Полгода не в Москве, а уже чувствую себя провинциалкой. Слишком всё быстро происходит. В метро не успеваю расслышать станции, пролетаю мимо своих, выхожу не в те ворота...

Вчера пили текилу с другом, который недавно прилетел с Мальдивов. Он долго рассказывал про подводный мир, бирюзовую воду и белоснежный песок. Под конец разговора меня стошнило. Эх, Мальдивы, нам ли быть в печали!

 

В переходе мент: Предъявите паспорт!

Я: А х... вам не предъявить?

Он улыбнулся, видимо, не расслышал. Давно мечтала выплюнуть эту фразу.

 

Понравился фиолетовый вагон с картинками и цитатами из сказок. На одной из стен вагона проиллюстрирована Пэппи Длинный чулок — забавная история про девочку, которая жила сама по себе. Она одевалась, как попало, не хотела расти и спасала детей от дрессировщика. Помню детский фильм, в самом конце Пэппи, наконец, встречает своего отца — Михаила Боярского. Трогательная сцена...

Все московские знакомые с надеждой спрашивают:

— Ну как там у Вас??? Разруха, небось, кошмар???

— У нас лично всё как обычно, только с солнцем.

— Мммм, какие вы бедняги, — вздыхают знакомые.

А я улыбаюсь.

 

 

Шутка

 

— Дедушка садитесь, пожалуйста!

— Спасибо, дочка. А отчего ты грустная такая??

— Да так, семейные проблемы.

— Хм... После войны такая шутка бытовала: В семье жена — это атомная бомба, муж — голубь мира, тёща — поджигатель войны, а дети — колорадские жуки...

— Голубь мира, говорите?!

 

 

На банкете в русском культурном центре

 

— Споёмте, друзья!

— Розпрягайтэ хлопци конэй та...

— Та ну... давайте «Сулико»!

— Молчи, грузинский еврей! Вася, давай нашу «Маруся раз, два, три...»

— Ai bylbylym ,vai bylbylym, Agidelnen kamyshy...

— Папа, сними, кепку! А то ты на азербайджанца похож.

— Дочура, мы же в Русском центре, тут всё можно!

 

 

Сапрыкина

 

Как зовут девочку, с которой ты сидишь?

— Сапрыкина.

— А имя как?

— Сапрыкина.

— Т.е. ты несколько месяцев сидишь с девочкой и не знаешь как её зовут???

— Почему? Я знаю, её зовут Сапрыкина.

— Как так можно?! Спроси, наконец, как её зовут, угости шоколадкой.

— Что я, с ума сошёл! Да ей не обидно. Её все так называют.

— Ты же с Иветой так себя не вёл.

— Ивета — другое дело. Она симпатичная.

 

 

Мартышка и очки

 

Приятно гулять по хрустящему листвой парку. Ну что у нас новенького...

Два ожога, три мелких пореза, подавилась кофеём. О чём я думаю?

Сегодня не давала покоя мысль о том, что я мартышка, встречающаяся с людьми-очками. Такими умными, проницательными, красивыми. Но что я с ними вытворяю. Кривляясь, примеряю куда попало. А ведь сквозь них можно было бы многое увидеть. Надо было надеть вас на нос.

— Простите?

— Говорю, не топчите листья! А то ноги порежете!!!

Сквозь неожиданного алкаша можно многое увидеть. Они всё знают, но ничего не помнят.

 

 

Уринотерапия

 

В салоне новенькой маршрутки «Мерседес» было уютно и прохладно. Пассажиры мирно беседовали, ожидая отправления в Ялту. Звучала приятная музыка, дверь машины плавно закрылась.

«Ну, в путь!», — наверно, подумали все. Как вдруг, в дверь отчаянно заколотили. В салон ввалился опоздавший пассажир, пожилой лысоватый мужчина с перебинтованной ногой. В руке его был пакет, в котором просматривался левый туфель. И всё бы ничего, но оплатив проезд, новичок звучным голосом обратился к попутчикам.

«Пардоньте за вонь! Я целый месяц мазал ушиб на ноге собственной мочой. Так посоветовал врач. Но ничего не помогло. Чёрт дёрнул меня довериться нетрадиционной медицине!»

Народ заёрзал на мягких сиденьях, пытаясь отвлечься от нового сообщения. Кто-то шире отрыл окно. Некоторые уверяли, что вовсе не чувствуют вони. Но, было очевидно, что сосед с перебинтованной ногой мазал мочой не только ушиб.

К счастью, уринотераписту нужно было не в Ялту, он вышел гораздо раньше. И это было к лучшему, ибо до Ялты он по-любому бы не доехал.

 

 

Урок

 

Валентина Петровна говорила тихим шелестящим голосом. Она была одной из моих преподавательниц в училище. Тогда ей было под пятьдесят.

Поговаривали, что Валя страдает какой-то неизлечимой болезнью. Бледная кожа, лукавые голубые глаза, странные шутки. Порой мне казалось, что она смеётся надо мной. Этот её улыбающийся взгляд в никуда. Однажды после пары часов рояльного колупания, она вдруг тихо захихикала. Я перестала играть. Истерика? Валентина закрыла лицо руками и трагикомично всхлипывала. Смущённо опустив голову, я подумала: так мне и надо!

Сквозь слёзы Валя начала извиняться. Она была в высшей степени воспитанным человеком и обращалась к ученикам всегда на Вы.

— Леночка, простите ради бога! Я вспомнила один забавный случай. Однажды, раздался телефонный звонок. Мой муж взял трубку. Его спросили: «Извините, это Симеиз?» На что он невозмутимо ответил: «Нет, это сифилис!»

Валя вновь захихикала, глядя на меня невинными глазами. Я вежливо подхихикнула и подумала: «Вот так сходят с ума». Мне было абсолютно не смешно. На этом наше занятие закончилось.

Вчера вечером вдруг вспомнила этот случай и до меня наконец дошло! Хи-Хи... Думаю, так сознание постепенно отслаивается от реальности. Тупая шутка всего лишь предлог для того, чтобы подняться над. Там наверху, вероятно, до чёртиков смешно.

 

 

Мы все хотим любви

 

У бабушки всегда было что-то новенькое для меня. То черешня расщедрилась, то горошек поспел. Три кошки — Анфиса первая, Анфиса вторая, Анфиса третья, любительницы поспать в доме, куда их строго запрещалось впускать — ждали моего приезда с нетерпением. Каждую из них тайком от бабушки я заносила в святую святых спальную и позволяла валяться во всех позах на кровати. Частенько им перепадали кусочки колбасы или другие запретные вкусности со стола. У каждой был свой характер. Первая — самая строгая, пепельно-серая, вторая — самая гулящая и, конечно, рыжая, третья — мягкая игривая трёхцветка. Всех их я обожала.

Бабушка же больше всех любила кота. Его звали Малыш. Только Малышу иногда позволялось зайти в гости. Зимой толстый, похожий на огромного барсука, летом — истощённый и ободранный, Малыш входил медленно и важно. Прекрасно понимая честь этой привилегии, он относился к ней с большим почтением. Не позволяя себе лишнего, он следовал за хозяйкой и падал на ковёр в том месте, где она указывала взглядом. Бабушка, кряхтя, садилась на кровать и начинала нежно гладить ногами старинного друга. Стоптанные и потемневшие от полевых работ ступни кот обхватывал бархатными лапами, не выпуская когтей.

— Манюююня мой, — певуче повторяла бабушка, и в ответ раздавалось скрипучее урчание. Глаза кота светились зелёным недобрым огоньком.

Мне такого панибратства не позволялось. Однажды, я попыталась погладить Манюню ногой, как бабушка, и сразу заработала несколько глубоких царапин. После я побаивалась его трогать. Опасный зверь имел пристрастие воровать цыплят, причём исключительно соседских. Думаю, неожиданно исчезновение кота связано с местью пострадавших куроводов.

Зато кошки были примерными. Анфисы регулярно приносили приплод. Котят бабушка хладнокровно топила, оставляя самого хорошенького. Своё последнее чадо кошки тщательно прятали в укромных местах двора. Одно из таких гнёзд было мне известно. Это были сваленные старые доски за сараем. Котёнок откликался и выползал только на мяуканье мамаши. Надо сказать, мяуканье всегда хорошо мне удавалось. Этим своим даром я часто пользовалась, выманивая наивного дитя из убежища. Иногда мяукать приходилось довольно долго, удивительно, но на это дело моего терпения хватало с лихвой. Рано или поздно пушистый комочек оказывался в моих руках, вот тут-то я отводила свою незрелую материнскую душу. Наигравшись, я отдавала котёнка взволнованно Анфисе, которая тут же его затаскивала в доски.

Иногда мне кажется, что мир создан для того, чтобы мы мучили друг друга. Но после этого «иногда» приходит понимание, что мучения эти не от жестокости. Мы все хотим любви, но не умеем любить. Мы не волшебники, а только мучимся-учимся.

 

Симферополь

2008-2009

 1    2    3    4    5    6

Мини-проза — ЭссеРисунки

Об авторе. Новые миниатюры

Прокат костылей http://iskramedical.ru/com-virtuemart-menu-products/kolyasochka в Воронеже.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com