ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


И ВНОВЬ АЗЫ АЗОВА

Предыстория проблемы, опубликованная в разные годы

 

ВАЛЕРИЙ МИТРОХИН, член Союза писателей СССР

 

КРЫМ: ЗОНА ОСОБОГО РИСКА?

 

Строительство Крымской АЭС должно быть остановлено — таково мнение общественности. Обоснованно ли оно?

Отклики на письмо кандидата технических наук Игоря Астахова («Смена» № 13, 1988 года), в котором шла речь о целесообразности строительства Крымской АЭС, идут в редакцию и по сей день. Многие читатели обращаются с просьбой рассказать подробнее о сооружении Крымской АЭС, о проблемах, которые порождает атомная...

 

В мае этого года в Ялте проходило всесоюзное совещание, посвященное экологическим проблемам Крыма, Все участники совещания были единодушны в отношении к строительству АЭС в Крыму. Привожу лишь некоторые высказывания ученых.

 

М. Я. Лемешев, доктор экономических наук, профессор (АН СССР):

— В Крыму сложная, тревожная экологическая ситуация. Как исправить положение? Ни в коем случае нельзя допустить сооружения новых промышленных предприятий, какими бы кажущимися выгодами его не оправдывали. Немедленно добиться прекращения строительства атомной станции. Она затрагивает не только Крым, но и Кавказ, Азовское море.

 

Г. Г. Поликарпов, член-корреспондент АН УССР (Институт биологии южных морей АН УССР):

— Выбор места под будущую АЭС не выдерживает критики. Станция посажена на разломе, где имеется опасность усиления сейсмической активности. Не менее опасны дренаж, подтопление. Даже нормальная работа АЭС грозит гибелью рыбных запасов Азовского моря... В случае аварии, вероятность которых возрастает во всем мире, последствия для маленького Крыма будут катастрофическими. Известно, что после аварии в Чернобыле прекращены проектирование и строительство Одесской АТЭЦ. Минской, Чигиринской, Краснодарской АЭС, пятого и шестого блоков Чернобыльской АЭС. С еще большим основанием такое решение должно быть принято по Крыму.

 

В. М. Ляхтер, доктор технических наук, профессор, лауреат премии Совета Министров СССР (НИИС Гидропроекта, Москва):

— В Крыму идеальные условия для получения энергии с помощью ветра. Весьма перспективен Керченский полуостров, склоны яйлы над Ялтой, — «ворота ветра» — Алушта, окрестности Севастополя. До войны в Балаклаве успешно действовала крупнейшая в мире ветроэлектрическая установка. В Москве был разработан проект уникальной установки в пять тысяч киловатт. Увы, авторов этих работ в годы культа постигла тяжкая судьба. Погиб и проект. Но сегодня мы можем предложить Крыму ветроэнергетические машины на 100 и 1000 киловатт, которые нами разработаны и внедряются. По нашим подсчетам, 10 — 12 установок по тысяче киловатт позволят закрыть все котельные Южнобережья. Десять машин обойдутся в 4 миллиона рублей. Сравните с затратами на АЭС.

 

Помимо ялтинского всесоюзного совещания, в Крыму прошло несколько дискуссий относительно строительства АЭС. В них принимали участие строители станции, ученые, проектанты, общественность.

Заместитель директора Института минеральных ресурсов Э. П. Тихоненков заявил, что проведенные геологические и сейсмологические исследования по оценке сейсмической опасности в зоне Крымской АЭС не соответствуют требованиям МАГАТЭ. Промплощадка АЭС находится на самом активном по сейсмичности участке. На стадии подготовки ТЭО — технико-экономического обоснования — не проводилось бурение глубоких скважин. Скважины бурились лишь на 15 —18 метров. Такая глубина не позволяла проследить залегание наклонных слоев известняков. Значительную опасность представляет грязевой вулканизм. На мысе Казантип была пробурена скважина, в которой на глубине 147 метров встретилась грязь. Казантип — это практически грязевой вулкан, который еще не извергался.

В 1930 и 1974 годах произошли крупные извержения Джарджавского вулкана, расположенного при въезде в Керчь. За одно извержение керченские вулканы выбрасывают от 10 до 200 тысяч тонн твердых продуктов и от 100 до 200 миллионов кубометров газа — преимущественно метана, — а он, как правило, воспламеняется.

События последнего времени, материалы по новой энергетике говорят, что таких атомных станций, которые бы не загрязняли окружающую среду, пока что не существует.

Так, вырвавшаяся наружу радиоактивность может погубить все живое на многих квадратных километрах. Опасность сейчас расценивается настолько большой, что в капиталистическом мире ни одна страховая компания не берет на себя риск таких масштабов.

Если бы это были, так сказать, опасения теоретические! Когда в 1982 году в морозном декабре с большой помпой был заложен первый куб бетона в основание реакторного цеха будущей АЭС, говорилось, что строители укладывают в фундамент высокопрочный бетон, ибо иной тут непригоден. Уже тогда все знали, что заливать этот самый фундамент на первых порах необходимо беспрерывно, чтобы получился монолит. И что же? С первых же дней на этом объекте работы велись с нарушениями необходимых требований, не выдерживался режим беспрерывной заливки, да и сам бетон не всегда был нужного качества. Вот и получилось не монолитное сооружение, а слоеный пирог. Исполнители этого не скрывают. Более того, не стесняются называть вещи своими именами. Одни полагают, что объект такого качества никогда не будет принят к эксплуатации, а другие заявляют: мол, наше дело выполнить объем работ.

И выполняли — в реакторном отделении некоторые узлы собирались по нескольку раз, трубопровод промконтура низкого давления герметической зоны из-за проектных неувязок переделывался в течение четырех месяцев.

На начало 1988 года около 300 технологических трубопроводов были сделаны с браком. Ремонт стыков в процессе монтажа производится многократно — вместо допустимого двукратного. Руководство монтажом технического оборудования и трубопроводов реакторного отделения поручено молодым специалистам, не имеющим опыта такого монтажа. А мастерами по сварке технологических трубопроводов работают вчерашние электросварщики!

Особую озабоченность вызывает такой участок реакторного отделения, как бак Бора, входящий в систему локализации аварии. И здесь сварка выполнена неважно. Кроме всего прочего, листовая нержавеющая сталь для облицовки помещения оказалась такая, что даже при визуальном контроле было забраковано около 15 тонн металла. Других же видов контроля проектом не предусмотрено...

Особенно плоха сварка днища с обечайкой. Из-за 100-процентного брака дирекция станции работу не приняла. В таком виде баки и остались в замоноличенном помещении. Углеродистая облицовка — дно герметической зоны — отделяющая герметичную часть реакторного отделения от негерметичной, входящая в систему локализации аварии, делалась зимой, в дождь и грязь, многократно переваривалась и тоже была закрыта бетоном, несмотря на запрещения В. И. Танского, директора АЭС.

Датчики давления на грунт показывают, что реакторное помещение опирается на почву неравномерно — наиболее сильное давление в центральной точке фундамента. То есть основание реактора как бы стоит на вершине пирамиды. При землетрясении реактор может попросту завалиться.

Конечно же, есть технико-экономическое обоснование. Но оно вызывает недоумение даже у неспециалистов. В этом документе, к примеру, сообщается, что в 40-километровой зоне атомной станции крупных населенных пунктов нет. Дескать, наиболее крупные села расположены только в юго-западном направлении, в стороне Феодосии. Я сосчитал и населенные пункты, километровую зону, и число жителей. Сел и деревень в этой зоне около 60, а проживает в них свыше пятидесяти тысяч человек. Сразу же за пределами зоны (44 км) — Феодосия с ее обширными курортами. Причем Феодосийский залив с известным «Золотым пляжем» попадает в сорокакилометровую зону вместе с частью Черного моря. В пятидесяти четырех километрах от АЭС — Керчь. В 150 — Симферополь. Более того, областной центр и Южный берег Крыма находятся на основном направлении ветров, преобладающих в районе будущей АЭС! Побережья Арабатского и Казантипского заливов являются курортной зоной, в которой расположены пансионаты, дома отдыха, пионерлагеря.

В районе размещения АЭС — заповедники: пойма речки Семь Колодезей, Астанинские плавни, мыс Казантип. О том, что их ждет в ближайшее время, нетрудно догадаться. Вот совсем свежий факт, В результате паводка пруд-охладитель АЭС (Акташское озеро) переполнился. Намытая строителями дамба разрушилась. Соленая вода затопила рукотворный лес, который гибнет.

Не исключено, что со временем в грунтовых водах под станцией и прудом-охладителем станут накапливаться радиоактивные частицы и. поскольку подземные воды напрямую связаны с Азовом. Эти частицы рано или поздно проникнут в море. Подтверждение такой возможности можно «прочесть» и в технико-экономических обоснованиях.

Но наиболее бездушное отношение к Азову выразил в своем выступлении в местной газете «Под знаменем Ленина» заместитель начальника управления строительства Крымской АЭС Е. Черняховский. Цитирую: «На строительстве Крымской АЭС немало технических проблем. Одна из них — ограниченность запасов пресной воды. А ведь ее в процессе эксплуатации потребуется большое количество. Для многих систем охлаждения АЭС будет использоваться соленая морская вода. Специальные насосы, изготовленные из нержавеющей стали, и напорные циркуляционные трубопроводы с защитой внутренних и наружных поверхностей будут подавать воду из моря на объекты».

А после отработанную воду придется сбрасывать назад в Азов!

«Таким образом, достижения науки воплотившись в производство, помогут значительно сократить стоимость работ», — с пафосом завершает свою статью один из руководителей стройки.

Нет, боролись и против сброса продувочных вод в Азовское море. Ведь Казантипский залив имеет ценное рыбохозяйственное благоприятным местом нагула осетровых, камбалы, бычков, кефали сельди, хамсы. А в зимний период Казантипский залив — надежная, вместительная зимняя квартира для осетровых.

С 1979 по 1983 год ЦУРЭН (Центральное управление рыбохозяйственной экспертизы и нормативов) стройке не согласовывало проектные материалы сброса продувочных вод Крымской АЭС в Казантипский залив, ссылаясь на заключение АзНИИРХа (Азовского научно-исследовательского института рыбного хозяйства), в котором отмечалось, что сброс повлечет за собой повышение солености выше 12,5 промилле и создаст в Казантипском заливе предпосылки для массовой гибели многих видов рыб. Однако людям, которые столь долго и упорно отстаивали интересы Природы, все-таки чего-то не хватило: то ли проницательности, то ли сил. ЦУРЭН вдруг согласовывает отвод продувочных вод в Казантипский залив при условии, что будет обеспечено такое турбулентное перемешивание, которое воспрепятствует возникновению нежелательных последствий в районе стоков. И делает при этом смехотворную оговорку: «Если при предусмотренной конструкции и параметрах выпуска стоков АЭС в залив окажется отрицательное влияние на условия обитания и воспроизводства ценных видов рыб, ЦУРЭН оставляет за собой право отозвать заключение по техническому проекту Крымской АЭС». Смехотворность этой оговорки, прежде всего, в том, что атомную станцию не остановить. Значит, отзывай не отзывай, а продувочные воды будут сбрасываться: без этого станция не сможет нормально работать.

В технико-экономическом обосновании второй очереди Крымской АЭС, которая сооружается рядом с первой, приводится и такой аргумент: «Азовское море относится к морям, загрязненным химическими отходами...» Мол, чего переживать? Море и так пропало. Пусть хоть новой энергетике послужит!

С каждым днем все определеннее просматривается безрадостная перспектива: АЭС, строящаяся на берегу моря, будет отнюдь не спасительницей его, как предполагалось, а могильщиком.

Летом 1986 года ученые Института минеральных ресурсов и отдела сейсмологии АН УССР провели полевые исследования, позволяющие утверждать, что разломная тектоника в районе строительства Крымской АЭС широко развита. Разлом (Северо-Акташский), имеющий ширину смещения до 150 метров и падающий к северо-западу под углом 65—80 градусов, проходит в непосредственной близости от участка строительства, и подвижки по нему продолжаются в настоящее время. Район находится в зоне 7 баллов. Конструкции же АЭС рассчитаны 8—9 баллов. Но при столь низком качестве строительства и проекта подобный запас прочности — фикция. Возможен перекос конструкций АЭС.

С 8 по 10 апреля 1987 года в районе строительства Крымской АЭС зарегистрировано 25 подземных толчков силой в четыре балла. Впервые в истории сейсмических наблюдений эпицентр находился в акватории Азовского моя. Разве это не требует кардинального пересмотра строительства атомной? На мой взгляд, Крымскую АЭС можно использовать только лишь в качестве учебного полигона для проектировщиков, строителей и эксплуатационников. Пусть на модели, имитирующей peaктор, учатся операторы АЭС нашей страны. социалистического содружества развивающихся стран. Пусть страна, получившая урок Чернобыля, сделает все возможное, чтобы подобная трагедия не повторилась. И далее. Нужно продолжить в этой зоне важнейший эксперимент по совершенствованию Крымской солнечной электростанции. А город атомостроителей Щелкино превратить в центральный населенный пункт Азовского курортного района Крыма.

При посещении гелиостанции, что построена рядом с АЭС, президент Академии наук Г. И. Марчук заинтересовал развитием солнечной энергетики в Крыму, обещал поддержку конструкторам и проектировщикам солнечной электростанции.

Нужно сделать все, чтобы работа на благо человека не обернулась против него.

 

От редакции:

Готовя к печати статью В. Митрохина, мы обратились в Государственный комитет СССР по надзору за безопасным ведением работ в атомной энергетике и Министерство атомной энергетики СССР: каково их мнение о строительстве АЭС в Крыму, качестве работ, о возможных последствиях эксплуатации атомной станции?

«Крымская АЭС, расположенная в малонаселенном районе восточного Крыма, с расчетной сейсмичностью 7 баллов запроектирована и строится с применением технических решений, обеспечивающих ее безопасность при эксплуатации как для персонала станции, так и населения, а принятые решения по системе технического водоснабжения не ухудшают экологическую обстановку в прилегающих к станции районе и акватории Азовского моря», — сообщил редакции заместитель председатель Госатомэнергонадзора Н. А. Штейнберг.

Конечно же, мы рассчитывали на подробности, развернутые пояснения, но, увы, получили весьма краткое, лаконичное письмо. Если Госатомэнергонадзор так спокоен, то почему бы ему не рассказать, откуда это спокойствие взялось? Почему свою ведомственную уверенность не передать общественности, которой небезразлична судьба Крыма, окружающих его морей, безопасность населения, и тем самым снять напряжение, кривотолки вокруг АЭС? Вместо этого тов. Штейнберг отсылает нас со всеми вопросами в Минатомэнерго СССР.

Но и пятистраничное письмо заказчика и генпроектанта Крымской АЭС — (Минатомэнерго СССР — за подписью замминистра А. Л, Лапшина, к сожалению, мало что проясняет, если еще больше не запутывает. Так, оказывается, министерство не располагает фактами нарушения технологии строительства!

«Если у т. Митрохина имеются какие-либо факты нарушения технологии строительства, неизвестные заказчику (дирекции АЭС) или группе авторского надзора (значит, некоторые факты все-таки известны? — Ред.), то было бы очень полезно с ними познакомиться». Тут бы бросить все дела и ехать в Крым проверять качество работ, а нам с олимпийским спокойствием сообщают: «было бы полезно»... Или в министерстве не знают и того, что не за образцово-показательный труд много раз менялось руководство АЭС — за 17 лет сместили чуть ли не десяток директоров; текучесть кадров на станции — до 50 процентов в год... Материально-техническое снабжение атомной — на уровне самой захудалой стройки, штурмовщина на объекте — обычное явление. И при такой чехарде исключаются все нарушения технологии строительства? Весьма сомнительно.

Главный вопрос — о безопасности станции. Тов. Лапшин в отличие от тов. Штейнберга сообщает, что сейсмичность площадки — б баллов. Так шесть или семь?.. «После чернобыльской трагедии становится вполне очевидным, что строительство Крымской АЭС в курортной зоне, в условиях высокой сейсмичности — до 7 баллов, требует дополнительного серьезного обсуждения»,— сообщил нам академик Б. Ласкорин. Правда, и замминистра пишет: «В ближайшие 3 года будут проведены дополнительные, более детальные исследования сейсмичности площадки Крымской АЭС.,,» Так как же можно строить без детальных исследований? Есть ли у Минатомэнерго сомнения или «детальные исследования» — формальность, которая должна окончательно успокоить скептиков, сомневающихся в непогрешимости проекта? Впрочем, в этой туманной ситуации мы можем сколько угодно предполагать, додумывать, гадать... Правда, как полагают в Минатомэнерго, худшее мы все же должны исключить: «После аварии на Чернобыльской АЭС любой объект атомной энергетики необоснованно воспринимается населением как потенциальный источник такой же аварии. На Крымской АЭС применяется реакторная установка совершенно другого типа». Во-первых, что значит «необоснованно»?! А во-вторых, товарищ Лапшин тут же, строками ниже, сам себе противоречит: «Абсолютной технической безаварийностью не обладает ни одно техническое средство, которым пользуется человечество, однако принятые и принимаемые в настоящее время технические и организационные меры по повышению безопасности атомных станций гарантируют, что ни одно исходное событие, в том числе аналогичное возникшему на Чернобыльской АЭС, не приведет к такой аварии». Заметим, вопреки всему — опять гарантии. Вероятно, и на Игналинской АЭС выдавали гарантийные векселя. Однако из-за соображений безопасности Совмин Литвы принял решение о прекращении строительства третьего блока АЭС. А 5 сентября на втором блоке вспыхнул пожар, остановили реактор. Благо, все обошлось. (Буквально накануне аварии тот же тов. Лапшин на страницах «Комсомольской правды» снова говорил о надежности атомных станций!) Быть может, не стоит торопиться с гарантиями? Впрочем, как считают многие люди, чтобы не искушать судьбу, сооружение Крымской АЭС необходимо остановить, отказаться от нее, как это уже сделано в Одессе, Минске, Краснодаре, Чигирине... Но заместитель министра стоит на том, что «строительство АЭС — насущная необходимость и в промышленной энергетике альтернативы этом строительству нет». А движущая сил воды, ветер, биогаз. энергия солнц; водородная технология? В Крыму, кстати, уже существует солнечная станция! Есть проекты достаточно мощных ветровых. Для развития нетрадиционных (экологически чистых и экономически выгодных) источников энергии на полуострове просто идеальные условия. Потом, как показывает зарубежный опыт (США, Швеция), ветряные станции успешно конкурируют с тепловым и атомными. Это — с одной стороны, а с другой — к чему в Крыму промышленная энергетика? Уж не для paзвития ли химической промышленности? Крым и без того превращен в перевалочную базу: химическое объединение — «Титан» и Сивашский анилинокрасочный завод работают на привозном, зарубежном сырье, а готовую продукцию в основном вывозят в другие регионы страны. Теперь же предполагается создать здесь новое, более мощное предприятие Минхимпрома «Таврия»! А нам казалось, что у Крыма иное предназначение — туризм, лечебные санатории, дома отдыха. И разве декрет В. И. Ленина «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» кто-то отменил, аннулировал? Или пришло то время, когда для министерств, ведомств, Госплана, Госстроя и других требуются специальные правительственные постановления по выполнению ленинских декретов?

К затронутой проблеме вернемся еще не раз. Но мы бы не хотели из одной крайности шарахнуться в другую. По этому обращаемся и к противникам атомной энергетики, и к ее сторонникам, предлагаем ведущим институтам ученым, специалистам провести в «Смене» «круглый стол» — обсудить проблемы и перспективы развития атомной энергетики. Читатели журнал; ждут такого разговора — откровенного и конструктивного.

«СМЕНА»

№ 21, 1988 года

...................................................................

Окончание

Источник: http://supreme2.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com