ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

И БОЛЕЕ НИКТО

 1    2    3

 

...И НИКАКИХ ГВОЗДЕЙ!

 

Опять заклинило. Клин вышибают клином.

Болит нутро, когда до сердцевины

И годовые кольца на разрыв.

 

Я строил их, подобно равелинам,

И поместился там; у самой середины,

Себя надёжно от ударов скрыв.

 

Не тех ударов, от которых треск

Разносит эхо по лесной округе.

Мороз трескучий — он как лёгкий стресс,

Когда лишь птица падает в испуге.

 

Что холода деревьям-исполинам?!

Бояться ль нам пристало зимней люти?!

 

Опять заклинило. Клин вышибают клином.

И это страшно, потому что люди.

 

Я сразу понял, что это за блеск.

Ничком я падал, навзничь или боком...

Какая разница?! Лесоповальный треск

Приходит к нам обычно ненароком.

 

Трагедия не в том, что ты лежишь,

А из тебя выдалбливают лодку...

Ты немо размышляешь: «Это жизнь!»

Колода всё же лучше, чем колодка.

 

Казалось, нет страшнее пилорамы —

Визгливых и стальных её страстей...

Из нас когда-то возводили храмы.

Лишь на пазах и никаких гвоздей.

 

Приволокут и сложат в штабеля.

Возможно, превратят нас в мебеля.

Быть может, нас украсит инкрустаж.

 

А может, мы пойдем служить столешнями.

И по-над нами — толстыми, столетними

Произноситься будет инструктаж.

 

А в нескольких шагах от нас камин.

И в перерыв какой-нибудь админ

Настой женьшеня будет принимать

И молодую ведьму обнимать...

 

Да, это грустно, но ещё не смерть...

Молю: «В костре бы только не сгореть!»

16.10.16

 

 

УЛИТИКА И ЧЕРЕПАХ

 

Как все невинные улитки

Ползу, серебряно следя.

Ем виноград. И все улики

Вы добыли, за мной следя.

 

Хоть домик мой похож на горбик,

Несу его я — одноног.

Он будет мне с годами гробик —

Так мне мой заповедал Бог.

 

Мне говорят: «Вочеловечен

Однажды был Создатель твой.

Потом воскрес, поскольку вечен

И позван был Отцом домой».

 

Разделал Бог, как черепаху,

Меня — улитику, увы.

Похож мой панцирь на папаху...

Для черепашной головы.

 

Я прячусь в скорлупе весь день —

Ни жив, ни мёртв, и раз от разу

Я слышу: «Он боится сглазу,

А может, выбираться лень?»

 

Я по ночам ползу куда-то,

Не зная цели, веря свято,

Что панцирь из того же праха,

Что ракушка у черепаха.

18.10.16

 

 

ЗИМА В КРЫМУ

 

Зигзагом дорога с холма

И черная речка в снегу.

Раскинулись наши дома

На утлом её берегу.

 

Шуршало всю ночь помело.

Наутро светло и бело

Проснулось в сугробах село.

 

И, землю связуючи с небом,

Восходят печные дымы,

И пахнут соломой и хлебом,

И ставят коня на дыбы.

 

Он вытащил на гору санки

И видно, как, паром дыша,

Цветочки жуёт из вязанки,

Душой невесомой шурша.

20.10.16

 

 

И, ОТДАЛЯЯСЬ, И СХОДЯ НА НЕТ

 

Спасибо женщинам,

Что мучились со мной!

Для них не стал я каменной стеной...

 

У каждой был свой срок

Своё терпение.

Я каждой посвятил немало строк.

 

Я доводил их страсти до кипения.

И, выпив обжигающий коктейль,

Я ноги уносил, то в Коктебель,

А то ещё куда-нибудь подальше —

Куда меня любезно посылали,

 

Но даже,

Уйдя от них в незнаемые дали,

Я сохранял в душе своей медали,

А то и ордена былой любви ...

 

Мой путь был помыслами вымощен благими.

 

Я, осуждаем добрыми людьми,

Бродил вдоль стен, построенных

Другими,

Чтоб дверь найти или хотя б окно...

Услышать чтоб, как гулко бьются в дно

Реки молочной

Лодок якоря

Тех лодок, что о быт неразбиваемы;

Те, что надёжны и неразгибаемы —

Двурогие на цепке якоря.

 

Напрасный труд. Всё зря, или не зря?!

 

Камнями памяти будь вымощен мой путь,

И, отдаляясь, и сходя на нет,

Я стану заклинать, чтоб кто-нибудь

Из женщин этих посмотрел вослед.

И, обо мне молясь Отцу и Сыну...

Меня перекрестил,

Хотя бы в спину;

И, осенив крестом,

Мне всё простил!

20.10.16

 

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

(поэмэска)

 

Белым белы, как этот снег —

На лапах перепончатых,

Бежали по нему, гася

Большого перелёта бег,

Сто лебедей

И два гуся.

 

На гуслях крыльев звончатых,

Пыльца зимы игралася

На перьях, как на брыжах,

Сверкая холодком.

 

...По заводи пруда,

Чуть тронутой ледком,

Скользили, как на лыжах...

 

Копая зёрна под копной

Крестьянского труда,

Здесь в тишине лесостепной

Подальше от людей

Переводили дух стада

Гусей и лебедей.

 

На свете нет родней родни?!

 

О, как же кланялись они

Друг другу

И водице:

Касались шея к шее,

Как будто хорошее

И не бывает птице!

 

На жизнь не жалуясь ни чуть,

О чем-то гоготали;

Полётный разбирали путь

И прочие детали.

 

Зачем вам улетать, друзья,

Куда-нибудь, за чем-нибудь

И рисковать зазря?

Вам недостаточно тепла?

Ужели наша вам земля

Нисколько не мила?

 

Глаза мерцают издаля,

Как будто аметисты.

 

Так, уходя в опасный путь,

Смеются альпинисты.

 

Едва проклюнется заря

Они начнут сниматься;

О чём-то громко говоря,

По-птичьи обниматься.

 

О чём-то весело крича,

Они уйдут в рассвет.

Едва он вспыхнет, как свеча,

Исчезнут — ваших нет...

 

...И я шепну им горько вслед:

«Привет, привет, привет...»

22.10.16

 1    2    3

И более никто — Минареты (венок сонетов)Дача (венок сонетов)По старому стилю

Публикации 2016 — 2015 2014 — 2013 —  2012-07 — Переводы, перепевы Стихи на Втором сайте

Повести и романы РассказыМиниатюрыСтатьи, очерки, рецензии ЧеловейникДраматургия

Валерий Митрохин: встречи, события, отзывы

Журнал «Симферополь»АфоризмыИнтервью

Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com