ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

STURNUS ROSEUS
(РОЗОВЫЙ СКВОРЕЦ)

 

 

КОНВЕРТ

 

Наверное, немало лет

Среди бумаг, давно не нужен,

Лежит, случайно обнаружен,

Конверт.

 

Лишь адрес — слабый силуэт;

Давным-давно простывший след;

Давным-давно померкший свет —

Конверт.

 

Давно просроченный билет

Кто скажет мне — куда, зачем?

Давно истраченный привет —

Однажды насовсем?

 

Зачем среди спесивых ксив,

Необходимых до сих пор,

Он затесался в мой архив,

Всему и вся наперекор?!

 

Ни экстраверт, ни интроверт —

Зачем я отложил конверт

Того, кого я ниспроверг

И даже, может быть, отверг?

 

Меня, тогда еще простя,

Зачем, напомнил мне конверт,

Об этом жизнь спустя?!

12.01.15

 

 

ДЕРЕВЕНСКОЕ ДЕТСТВО

Росой осыпаны овины,

Похожие на миражи.

И дети, словно херувимы

Колеса катят вдоль межи.

 

Дорожная курится пудра.

Воронки жаворонки вьют.

Опять уходит в небо утро,

Как будто ищет там приют.

 

И снова, будто бы гонимы —

Красивые, как херувимы, —

Проселком через поле ржи

Бежим, не зная зла и лжи.

 

Сверкают хлебные колосья,

Мерцают спицами колеса.

 

Над нами облака, о Боже, —

Так на Тебя они похожи!

25.01 15

 

 

* * *

Навзничь падаю в траву —

Небо около.

То ли яблоко сорву,

То ли облако;

 

То ли перышко горит,

То ли скворушка горлит;

То ли яблочка бочок,

То ли зяблика звучок...

 

В одуванчике жучок

Примеряет сюртучок.

 

Лапкой, согнутой в крючок,

Вяжет сети паучок.

В этот призрачный сачок

Ловит воздух паучок...

 

Это старое кино,

Хоть известно мне давно,

Интересно все одно.

 

Там сверчок,

Тут стручок...

 

Здесь мне каждый пустячок

И родня, и землячок.

 

Платиновый устючок

Впился в желтое руно...

 

В глубине цветка течет

Капля солнца или меда

Впрочем, это все равно...

 

Я глотаю время года.

Полон света горький рот

Изумленного осота.

 

И плывет по небу кто-то

Или что-то там плывет...

02.02.15

 

 

* * *

Как белая шляпа с пером,

Как шляпа-федора из фетра

Проливом насупроти ветра

Плывёт из России паром.

 

Встречают его сулеёй

Под корочку крымской мадеры,

Как шляпа с высокой тульей,

Античных времен бельведеры.

 

Очерчены синим пером

Следы от пробоин и вмятин.

Гудит над проливом паром

И нам этот голос приятен.

 

Сверкают чешуйной лузгой.

Татарские губы рассвета.

Кефальною мелюзгой

Закусывай градусы лета.

 

По красному полю зари,

По белому борту парома

Бандурят про нас кобзари

На синей скатёрке сорома.

 

Пусть катится время шаром,

Пусть речь обжигает оливу —

Идет из России паром

По Керченскому проливу.

04.02.15

 

 

* * *

Преклоняю колени повинно.

Больше я никуда не сбегу.

Здесь зарыта моя пуповина —

На соленом твоем берегу.

 

Здесь на глинистый склон Карангата

Притулилась белесая хата.

Круглый год здесь застой и теплынь

Здесь в колодцах змеится полынь.

 

Здесь на траверзе в древние леты

Лодьи русов оставили след.

Тут на аверсе древней монеты

Напечатан и твой силуэт.

 

Поклонясь блиндажам и окопам

Я молился и следом за мной

Прорастал тот, который закопан,

Корешок оболочки земной.

 

Лягу вглубь широко и надежно

И впитаю все соки насквозь.

И срастусь потому, что так должно,

Потому что немыслимо врозь.

05.02.15

 

 

ВЕСНА

 

Прячась в складках глуши,

Ты гуляешь нагой.

Говоришь: «Не глуши

Цвет ромашки ногой!»

 

В этот мир чабреца —

На его кружевца

Ты пришла свысока;

Ты прошла облака.

 

От крыла, до соска

Вся сладка, как тоска.

Превращай-обращай —

Глухомань в Божий рай!

 

Словно гель, для души —

Тишина и покой.

Ветерком вороши

Синеглазый левкой.

 

Братец льна — долгунца —

Он боится косца.

От сосца до сосца

Слышен лепет птенца.

 

«Всё и вся тут моё

Всё и вся я люблю.

Оживлю!», — говоришь

Журавлю и шмелю.

 

Камни моря.

Из них ты построишь дворец.

На рассвете он будет похож на ларец.

 

В нем пчелиная мёдами дышит перга...

Это все, что останется от пирога?

 

Ты уходишь опять — подаешься в бега,

Ты смеешься в лицо: «Вот и вся недолга!

Чуть дыша, я спросил: «Почему, почему?»

Говоришь, — «Потому, что кончается май».

Я — опять. А она: «Всё, как есть, принимай!»

Я — опять. А она: «Должно быть посему!»

 

Ты уходишь, жилище мне даришь своё,

Говоришь: «Забери,— все отныне твоё!

Я игрец и от горя немного мудрец,

Я владелец браслетов ее и колец.

 

Даже старый баркас с деревянной кормой

Даже этот скворец —

Sturnus roseus — мой.

 

 

ОСЕНЬ

 

То сурмяной, а то свинцов,

То полыхнет под солнышком.

Клубится облачко скворцов

По краешку околышком.

 

Какие фигурации

Или конфигурации

У этих тесных стай!

 

Командую в прострации:

«Летай, блистай, растай!»

 

В плену гипнозной грации

Готовимся к миграции

Синхронный этот лёт —

Восторг, экстаз, улёт.

 

Подобно аберрации —

Метаморфозе линз.

Как будто сам в пространстве я...

И я, готовясь в странствия,

То ввысь лечу, то вниз.

 

Все эти мурмурации

Для авиалокации

Помеха из помех.

 

Столетние акации

Глядят на эти акции

Глазами неумех.

19.02.15

 

 

* * *

Последнее сказанье сотворя,

Ты на исходе сил поставил точку.

Чтоб стала книгой рукопись твоя,

Ты к ней вернешься и поправишь строчку.

 

Потом еще одну перечеркнешь;

Абзац опустишь, выбросишь страницу,

Пока она, похожа на чертеж,

Не закричит испуганно: «Хорош!»

 

Услышь её! Не преступи границу!

Замри — ни слова более не трожь!

 

Но если под рукой предубежденной

Она в ответ и звука не издаст,

Знай, создал ты ее мертворожденной

А может быть, убил, как в прошлый раз.

01.03.15

 

 

* * *

Сирень ломают, а она

Цветет и пахнет гуще!

Сирень, как добрая жена,

Становится все лучше!

 

Проснись хотя бы раз в часы,

Когда садятся росы

На заплетенные овсы

На долгие прокосы.

 

Сложи украдкой прядь на прядь;

И в первый раз, и вдругорядь

Пади ей в ноги босы...

 

У ночи темной посреди

Не потревожь, не разбуди

В тени цветущих веток

Жену и малых деток.

02.03.15

 

 

* * *

Пахнет морем брезент капюшона.

Преподносит погода презент.

Замираю, смотрю отрешенно,

Как настраивают инструмент.

 

Буря грянет. Звучит увертюра.

Слышны громы небесных литавр.

Волнолома клавиатура;

Струнный шепот испуганных трав.

 

И трепещет неспущенный парус.

И звучит лебединый гобой.

Закипел черепашник, ошпарясь

О кипящий на ветре прибой.

 

А потом наступает момент.

Я — не я! Подо мной постамент.

 

Я — не я! Я на уровне гор.

В глубине распевается хор.

Я над ним. Я его дирижер.

 

...Парусиною пахнет брезент...

03.03.15

 

 

* * *

Покуда мы совесть меняли на баксы,

Не чуя страны под собой,

 

Тетрадку пятнали вараксы и кляксы —

След крови его голубой...

 

Он жилы прошёл отработанных приисков.

Он слово искал, одинок и неистов —

Он точное слово хватал на лету;

Он чуял его за версту.

 

Он тварью дрожащей над каждой находкой

Корпел, чтобы не потерять.

Он кровью пытался слова растворять,

Как золото царскою водкой.

04.03.15

 

 

ПИАНИСТКА

 

Остуди мне ладонями лоб.

Дай унять мне мой норов несносный.

Дай вдохнуть мне твой цвет абрикосный.

Усмири мне сердечный галоп.

 

Я здоров, то не температура

Опаляет наш тесный мирок.

Это рвется наружу натура —

Мой врожденный и странный порок.

 

Это скрытая клавиатура

Ждет касания пальцев твоих.

Не рожденная литература —

Это музыка на двоих.

 

Дай мне выдохнуть зной абрикосный,

Дай мне выразить страх високосный!

18.03.15.

 

 

* * *

Нет срока годности у золота и мёда.

Металл, как солнце, может ослепить,

А мёд, как чёбр, способен усыпить —

Тем легче, чем ненастнее погода.

 

Немного золота на пальчике твоем...

Его с тобой мы вместе покупали.

Тогда мы были счастливы вдвоем,

Пока медовые оковы не упали.

 

Их, попирая легкою ногой,

Ты наше золотце нечайно потеряла.

Деньгою заболела, как цингой,

Скажи, за что меня ты укоряла?

 

Прошла зима, вот-вот настанет лето...

Когда же ты ответишь мне на это?

19.05.15

 

 

КРЫМСКОЕ НЕБО

 

Чистильщик неба — самолет

Летит над городом радушным.

Гудит, как шмель, и нашим душам

Уверенности придаёт.

 

Вот он заходит на вираж

И пропадает, как мираж —

Его инверсионный след

Охватывает белый свет.

 

Вот он выходит из пике.

Вот он висит на волоске...

Страховочного нет каната!

 

Есть рифма. Нам её не надо.

 

Созвучия: «земля — шмеля»,

Беру; добавлю «патруля»,

Хоть рифмовал их все когда-то.

 

Присовокуплю «небо — Феба»,

Как двести лет тому назад

Их рифмовал мой старший брат.

 

Под голубыми небесами

Чарует Крым и ворожит,

Пока над ним и всеми нами

Чистильщик мирно виражит.

21.03.15

 1    2    3    4    5

Розовый скворец — Рубиновая смолка

Публикации 2016 — 2015 2014 — 20132012-07 — Переводы, перепевыСтихи на Втором сайте

Художественная проза Статьи и очерки Драматургия

Валерий Митрохин: встречи, события, отзывы

Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com