ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

ЮВЕЛИРНАЯ РАБОТА

 9    10    11    12    13

....................................

 

ЗАЧЕМ?

 

Поэт, он не чуждался прозы.

Не видел для стихов угрозы

И в журналистике поденной...

 

Он в жизни трудной монотонной

Влачил удел свой многотомный.

Он каждый миг

Творил свой миф.

 

Катил свой камень, как Сизиф,

На Эверест Великих книг.

 

И после каждого обвала,

Без маломальского привала

Он возвращался, чтоб сначала

 

Начать немыслимое дело

Зачем? Так небо захотело.

 

 

СЕЗАМ

 

Они теряли девственность так рано,

Но мне совсем не это было странно.

 

Мне было невдомек, зачем об этом

Они рассказывали молодым поэтам.

 

Ужели каждая наивная блудница

Склоняла так вот на себе жениться?

 

Поэт всегда сочувствует слезам.

Пред ними открываясь нараспашку,

Он все свои богатства, как сезам,

Отдаст, чтобы порадовать бедняжку.

 

Когда б ей знать, что жить нельзя с поэтом,

Она б сто раз подумала об этом.

И не было б тогда ни Черной речки,

Ни слез раскаянья, ни поминальной свечки.

 

 

ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ

 

Я холодно взираю на себя,

взираю.

Как будто бы иду,

иду по краю.

Как будто бы веду

Дорогу к раю,

Благими помыслами устилая путь.

 

Я не скажу, что нелегка дорога,

что за душой заветного немного.

В себе преодолев позор и стыд,

прошу и я прощения у Бога

в надежде, что Он и меня простит.

 

 

СВЕТ СТАРОГО ВИНА

 

Мы ценим старое вино

За то, что выросло давно.

 

За то мы предков уважаем,

Что поделились урожаем

Давным-давно прошедших лет.

 

Ни вкус его, ни аромат,

Ни знойный цвет,

Ни блеск наград...

Они обычны — спору нет.

 

Нам дорог теплый отблеск лоз,

Что долетел к нам, словно свет,

Давно погасших звезд

 

 

СЛОВА-СЛОВЕСА

 

Метель заметет — запорошит надолго следы,

Прилежно и тщательно, словно лиса.

Следы, что оставят на сердце сады

И те, что оставят на склонах рассвета леса.

И я заблужусь — заблужусь, пропаду,

И я потеряю,

Из виду все то, что имелось в виду...

Куда я иду, напевая слова-словеса,

Которые мне нашептали весны голоса,

Которые я рифмовал кое-как на ходу —

Себе напророчил которыми этот расклад,

Накликал беду, и судьбу предсказал психопат?!

 

Мне вести сорока опять принесет на хвосте...

Не те, как всегда, эти новости будут не те.

Слова, словно токи, трепещут-пульсируют в теле.

Они где-то рядом, звучат в подголосках метели.

Под этот гипноз пью заката горячего морс.

И ангел разводит крылами и дышит, чтоб я не замерз.

 

 

ВООЧИЮ

 

Край розовых скворцов,

Разрушенных дворцов...

 

Всевидящее око

Глядит сквозь известняк

И высоко-высоко

Висит орел-степняк.

 

Цветы травы живучки;

Значки славянских рун;

И таинство озвучки

Тетивозвонных струн.

 

И прячутся в руинах,

Похожие на змей,

Волхвы в одеждах длинных,

Чтоб все как у людей.

 

Воочию не видно

На фоне серых скал

Они — с камнями слитно;

Они — хаос, обвал.

 

Команда небольшая

Над пропастью курсирует,

Наш взгляд опережая

Быть может, лишь на миг.

Порою их фиксирует

Японский цифровик.

 

А солнце припекает

И слышен зайца вскрик...

Зачем нас опекает

Античный Киммерик?

 

Давно меж нами пропасть

О двадцати веков.

Зачем на скалах пропись;

В ней тайный смысл, каков;

 

Татарник и шиповник,

Скворец и пеликан

И розовый на полдник

На блюдечке лиман?!

 

Чтоб мы сквозь амнезию

Смогли в Киммерике

Узнать свою Русию

В далеком далеке?!

 

 

* * *

Иду. Степная ночь. Огней —

Ни спереди, ни сбоку.

Горят над родиной моей

Большие звезды. Слава Богу,

Что я не потерял дорогу!

 

 

С ПЯТНИЦЫ НА СУББОТУ

 

Надев оранжевый капот,

Присело солнце на капот

Зеленого Ниссана.

 

За ним в кильватере идет

Чероки и другой народ...

 

И видят иномарки:

Такие вот приварки —

Упала в розовый компот

Кояшского лимана

Тень сокола-сапсана.

 

Едва не угодил в рассол,

Когда в пике сапсан вошел,

Чтоб взять добычу с лету.

 

Сам серый, словно солонец —

Он поперхнулся, как певец,

Не ту берущий ноту.

 

Слегка ударенный чирок,

Крича на всю округу,

Сбив мятых крыльев веерок

Спасался на дороге —

 

Забился с перепугу

Под колесо Чероки.

 

Бормочет джип:

«Япона-мать!»

И жмет на тормоза.

Сияет моря бирюза.

Зовет, слепит глаза...

И, значит, надо понимать:

На кой Чероки тот чирок,

Когда в душе осанна

В компании Ниссана

На целый вечерок!

 

У самого отрога,

Что завершает мыс,

Кончается дорога.

Темнеет старый мыз.

Рыбалка и костер;

Негромкий разговор,

Неспешно тлеет хмыз...

 

Мускат, невинный понт...

Ночной Эвксинский Понт.

 

 

ЗАУТРЕНЯ

 

Они проснулись и запели.

Прозрачным голосом капели.

В тени библейских сикомор

Не раз я слушал птичий хор —

 

В тени библейских сикомор —

Проснись и пой!

Поверьте, люди!

Воспоминание о чуде

Меня волнует с этих пор.

 

Пока зари бесплотный яспис

Не появился из-за гор,

Проснитесь, Верди и Веласкес:

Какой фольклор, какой колор!

 

Проснитесь! Через полчаса

Исчезнут эти голоса.

Заутреня поется в храме —

Там, где не шаркают ногами

Там, где не хлопают дверьми

Там, где не рыкают зверьми,

Где нет ни зла, ни суеты,

Где можно с Господом на «Ты».

 

 

ПОЭТЫ

(стихи с безуминкой)

 

* * *

Аромат шалфея

Источает фея.

Этот дивный аромат —

Невидимка-диамант,

Что в бокал Нимфея

Уронила фея.

 

Страстно корифея

Полюбила фея.

Стала фея эта

Музою поэта.

 

Звался тот поэт —

Афанасий Фет.

 

 

* * *

Киммерик и Тиритака

Дали миру Пастернака.

 

До сих пор наш киммерит

Слово за слово творит.

 

Виртуозный тиритать

Пишет в школьную тетрадь.

 

Он слывет среди поэтов

Лучшим автором сонетов.

 

Никогда он шито-крыто

Не толкался у корыта

Среди тех, кто любит власть,

Кто боится в ересь впасть,

Тех, кто власти смотрит в пасть.

 

 

* * *

Все поэты — легкие безумцы,

А

Не попали в сумасшедший дом

Только потому, что есть презумпция...

 

И, пока безумье не доказано,

Трогать их десятому заказано.

Ведь они не виноваты в том,

Что не могут жить с закрытым ртом...

 

 

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

 

Дал мне Бог красивых дочерей.

Только не сказал, как дальше быть.

Непослушных — бить или бить

Или же без памяти любить?

 

Дал Господь мне умных дочерей.

Я их принял. И скорей — скорей

Стал уму и разуму учить,

Размышляя: бить или не бить?!

 

Бог мой дал мне добрых дочерей.

Я стою у запертых дверей.

Размышляю: быть или не быть?!

Или все обиды позабыть?

 

Подарил Господь мне дочерей...

Пожелай нам счастья, Назарей!

 

 

НА ДИКОМ ПЛЯЖЕ

 

Золотая шейка перешейка.

Розовой косынкою лиман.

И никто не скажет: перешей-ка

Швы на старых ранах, ветеран.

 

Штиля полуденная нирвана.

Узкая песчаная коса.

Перемычки хрупкая мембрана

Чутко ловит птичьи голоса.

 

Паруса тетрадная страничка.

Каменных веков катамаран.

За душой ничтожная наличка.

В сердце недописанный роман.

 

Рваные края наивных строчек

То кровоточат, то мироточат.

 

 

НЕ СТАНУ ЖЕЧЬ МОСТОВ

 

Я каждый день готов уйти,

Преодолеть межу.

Я все дела свои, ахти,

В порядке содержу.

 

Листы по стопкам разложу,

И выпив пару стопок,

Готов я выйти к рубежу,

Не разбирая тропок.

 

Без ложной скромности скажу:

Всё оплатив судьбой,

Я никаких, сжигать мостов

Не стану за собой.

 

Лишь оглянусь на полпути,

Чтоб прошептать: прости!

 

 

* * *

Мне занимают деньги без отдачи.

Одни желают искренне удачи.

Другие шутят: «С Нобеля отдашь!»

 

Я написал классические книги

Я миру подарил детей индиго.

Готов судьбой меняться: баш на баш.

И — даже, в крайнем случае, не глядя.

 

Любимую жену я отдал дяде.

Держу равнение, как будто на параде.

Пусть думают: «Все у него в поряде!

Пусть думают: «Похоже, старый жид

Блажит, и одиночества бежит».

 

Давно я, к сожалению, один.

Давно — не жид, давно — не славянин.

 

 

ГОЛУБКА

(монолог сокола)

 

Бойная голубка

Из Байбурта,

Без тебя не наступает утро.

Знала б ты как, я тобой болею,

Как тебя во снах своих лелею.

 

Лик твой белый как цветок лилеи,

Бойная голубка

Из Байбурта,

Не достанет сил моих для спурта

Не догнать тебя мне, сожалею.

 

Сулею прекрасного абсурда

Открываю, чтобы исцелиться,

Бойная голубка

Из Байбурта,

Редкостная в нашем небе птица.

 

Отдохни. Присядь со мной на рею.

Видишь, как я тяжело старею!

.................................

 9    10    11    12    13

Циклы стихов 2013:
Maravillosa!Про женщину с красивыми коленями Пока позволяет погода — Ювелирная работа — Козырев, поэмаПовелитель пчёлМне был однажды даден август

Об авторе. Содержание раздела

скачать фильмы бесплатно в хорошем качестве

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com