ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

МИЛАННА


WATCH ME BURN

 1    2    3    4

.............................................................................

— Что, опять?! Блин, Алекс, мы же договорились!

Клипмейкер лежал, растянувшись на ковре, и почти без звука смотрел телевизор. Ромка обнаружил себя на алексовом диване, завернутым в его плед. Голова трещала нещадно, и все тело выламывало.

— Так ты сам нажрался и все это начал, — с беспечной улыбкой, не отрываясь от экрана, ответил Алекс.

— А ты что, не мог меня послать куда подальше?

— По всей видимости, не мог.

— Бля, Алекс, ты козел.

— А ты мелкая похотливая дрянь. — Алекс заржал, — и только не надо сейчас вот этого нытья, типа «давай разъедемся», «я никогда»...

— Пошел ты!

Алекс приподнялся на локте. Ромка смешно хмурился и пытался пригладить непослушные каштановые пряди, очевидно, размышляя, что еще сказать.

— Да ладно, расслабься, — Алекс добродушно улыбнулся, — я прикалываюсь. Ты просто вчера вырубился поперек дивана, и мне пришлось спать на полу. Не тащить же твою тушку обратно к тебе в спальню?

Ромка облегченно вздохнул.

— Ладно, тогда все путем. — он вдруг снова нахмурился, — а ты не врешь?

— А может, и вру, — Алекс явно пребывал в хорошем настроении, несмотря на усиливающуюся головную боль, — ладно, вставай, умывайся, а я пока полистаю атлас.

Ромка сел в постели.

— За каким чертом тебе атлас?

— А за таким, малыш, что ты сейчас приготовишь голодному Алексу завтрак, а он за это посадит тебя в «Гольф» и прокатит до твоей Тулы.

Ромка встал и прошелся до двери.

— Я тебе не «малыш», придурок.

— Конечно, ты уже большой мальчик. — отозвался с пола Алекс, — ну так что, в Тулу едем?

Ромка почесал затылок.

— Едем.

 

День стоял теплый и солнечный. На Варшавском шоссе растянулась пробка, Алекс закрыл окна и включил кондиционер. В салоне запахло, как после грозы, а в динамиках звучала тихая музыка.

— Что там интересного, а твоей Туле?

— Самовары и пряники.

Ромка выглядел подавленным. Он почти все время смотрел в окно, а руках теребил мобильный телефон.

Алекс казался, напротив, уверенным и веселым. Ромка кинул на него беглый взгляд: сидит, расслабленно положив руки на руль, небрежно откинувшись на спинку кресла; озорные зеленые глаза, чуть прищурившись, смотрят вдаль, а на кончиках коротких темно-русых волос играют солнечные блики. Ромка вдруг подумал: он не жалеет о том, что рассказал все Алексу. Это ведь первый человек за последние три года, которому есть до него дело, которому на него не наплевать, который хочет помочь и делает хоть что-то для этого. Ему захотелось так же беззаботно относиться к жизни, позволять себе творить безобидные глупости, не корить себя за мелкие слабости, перестать смотреть на себя в зеркало с ненавистью и презрением. Ромке даже хотелось сказать это вслух, но он постеснялся.

— Прекрати эту бурную мыслительную деятельность, — вдруг сказал Алекс и слегка повернул к нему голову. — вся машина наэлектризована.

— Да я тут думаю...

— А ты не думай.

Ромка опустил глаза.

— Слушай, а ты откуда?

— Официально из Нижнего Новгорода, а по-честному, из крошечного поселка Бражки километрах в шестидесяти от Нижнего. Ты такой даже на карте не найдешь. Изначально мы жили в самом городе, но когда мне было пять лет, мама сбежала со мной в эти Бражки.

— От отца?

— Именно. Стоило этой твари принять пять капель внутрь, он тут же начинал зверски издеваться над женой и ребенком. А принимал он каждый день, поэтому в детстве, сколько себя помню, я ходил с синяками, а иногда и с переломами. Позже мама сказала, что если бы нам не удалось сбежать, или он вдруг нашел бы нас... она бы его убила. Когда я вырос, мама сделала все возможное и невозможное, чтобы отправить меня подальше из этих Бражек. Понимала, что если я не выберусь, в будущем стану таким же дерьмом, как отец.

Ромка немного помолчал.

— Никогда бы такое не подумал, глядя на тебя. Мне казалось, у тебя вся жизнь в шоколаде... эти твои шмотки, безудержное веселье...

Алекс грустно улыбнулся в зеркало заднего вида.

— Ромк, у каждого из нас свой скелет в шкафу.

 

Въехав в Тулу, Алекс притормозил на обочине и раскрыл атлас, поводил там пальцем, чуть нахмурившись, и поднял глаза.

— Ни черта не понимаю в этом городе.

— Зато я тут с закрытыми глазами могу ходить. Поехали, я покажу, куда.

Кладбище находилось за старой церковью. В мрачноватом парке можно было отыскать могилы местных дворян, чуть поодаль безымянные могилы немецкий солдат, а еще дальше, на опушке начиналось новое кладбище. Машину ребята бросили у ворот церкви, и дальше побрели пешком. Алекс с интересом разглядывал старые могилы, изредка отпуская комментарии:

— Представляешь, эта Глафира Павловна умерла еще в 1846 году! Аглая Пантелеевна — ну, почему раньше детей называли такими дурацкими именами?

Ромка сосредоточенно шел к новому кладбищу, не обращая внимания на всю эту Алексову лирику. Он понятия не имел, где похоронена Катя, но что-то будто само вело его туда. Он был уверен, что безошибочно узнает ее по фотографии на памятнике. Это лицо стояло перед его глазами последние три года, будто стало его вторым лицом.

Ориентироваться на новом кладбище было куда сложнее: могилы натыканы одна на другую, все относительно свежие, с искусственными венками пошлых психоделических цветов. Ромка шел, Алекс молча шел за ним. Внезапно Ромка остановился.

— Что?

— Где-то здесь.

— Откуда знаешь?

— Ниоткуда. Просто где-то здесь и все.

Он сделал пару шагов в сторону и замер, как вкопанный.

— Черт, и правда, откуда я знал? — одними губами произнес он, глядя на памятник.

С черной мраморной плиты, высеченная белыми бороздками, на них спокойно взирала девочка с Ромкиных рисунков: молоденькая, с большими выразительными глазами и аккуратным каре. Ниже надпись: «Синичкина Екатерина Сергеевна 1988-2005», а еще ниже «Милая дочка, ты всегда в нашем сердце». Алекс смотрел на Ромку, а тот будто напрочь отключился от окружающего мира, слился воедино с мраморной крошкой могильной плиты.

— Катька... — еле слышно прошептал он, — Катюшка.

Вдруг он вскинул голову и взглянул на Алекса.

— Ты иди, наверное, погуляй тут. Я сам.

Алекс кивнул и пошел бродить между могилами, читая надписи и разглядывая безвкусные венки. Пару раз он оборачивался, ожидая увидеть Ромку, на коленях рыдающего у памятника, но тот просто сидел на корточках и что-то тихо говорил. Алекс решил, что больше не будет смотреть, даст им «спокойно пообщаться».

Через несколько минут Ромка догнал его и молча пошел рядом. Они не говорили всю дорогу до стоянки, а, дойдя до машины, Ромка замер и взглянул на Алекса.

— Мне так много надо было ей сказать, — глухо произнес он, — знаю, это, наверное, глупо, но мне кажется, она все слышала...

— Это не глупо, Ром. Садись.

Алекс пикнул сигнализацией и открыл Ромке пассажирскую дверь. Они уселись в машину, и Ромка долго смотрел перед собой.

— Что мешало мне давно сделать это? Просто приехать сюда и сказать все, что я хотел сказать? Знаешь, я просто боялся смотреть ей в глаза. Но больше я не боюсь.

Алекс кивнул.

— Я сказал ей, что больше всего на свете хотел бы вернуть время, и не стоять тогда как гребаный истукан, а вмешаться, исправить все... Я сказал, что лучше бы сам тогда сгорел один раз, чем гореть каждый день, каждую минуту... сгорать изнутри... Я все ей сказал.

Алекс понимал, как это: так мечтать поймать время за скользкий хвост и раскрутить этот клубок в обратном направлении. Но сколько ни мечтай, все бесполезно.

Он повернул ключ в зажигании, и «Гольф» тихонько заурчал.

— Подожди, — Ромка протянул руку и выключил зажигание, — это все здорово, но... если бы все так просто исправлялось...

— Ты хотя бы нашел в себе мужество приехать.

— Это не я. Это ты. Я сам бы, наверное, никогда в жизни не решился, честно. Короче, Алекс... спасибо.

— Да ладно...

— Нет, правда. Я бы так и мучился остаток жизни, пока в один прекрасный день не наглотался бы какой-нибудь дряни или не вскрыл себе вены к черту. Ты мне очень помог, серьезно.

С минуту они безотрывно смотрели друг на друга, а потом Алекс хохотнул:

— Что? Кинемся друг другу на шею?

Ромка потупился.

— Ладно. И еще. Раз уж решил всем все сказать, скажу все.

— Только без соплей, — вставил Алекс.

— Заткнись. Это о том, что произошло... ну... у нас с тобой...

— Так? — Алекс сверкнул зубами в довольной сытой улыбке, — и что у нас там?

— Прекрати издеваться, — было видно, что каждое слово сегодня дается Ромке с большим трудом, — Короче... Я думаю, что все не так уж плохо и... зря я тогда с тобой неделю не разговаривал и винил во всем тебя. Потому что... Да не ржи, придурок!

Алекс мгновенно посерьезнел.

— Потому что, — сказал он, — ты загнал себя в рамки своих комплексов и боишься лишний шаг сделать. Потому что ты навязал себе стереотип «можно-нельзя» и тупо следуешь ему. А нужно посмотреть в лицо своим страхам и комплексам так же, как ты посмотрел в глаза Кати Синичкиной. Нужно признать их, и тогда уже начинать с ними бороться.

Ромка ошеломленно смотрел на Алекса.

— Охренеть! — выдохнул он, — психолог доморощенный. А ты не такой тупой, каким я тебя считал... И что? Как с ними бороться?

— Ну, например, ты должен решить, действительно ли тебе это претит, или на самом деле ты все-таки хочешь этого.

— Этого?

— Этого.

Ромка почесал затылок. Так, посмотреть им в лицо, признать их и начинать бороться.

— Не знаю... может быть... А ты?

Алекс сверкнул изумрудными глазами из-под длиннющих ресниц.

— Я? Да ты что! Никогда!

И заржал.

Ромка тоже, кажется, заулыбался.

— Блин, Алекс, ты все-таки козел! Так меня развести! Ну, сволочь!

— И, тем не менее, тебе со мной весело, — Алекс завел машину, — ну, что? В Москву?

— В Москву.

— А если серьезно, — вдруг сказал Алекс, когда машина тронулась с места, — давай не будем разъезжаться или заключать дебильных договоров, это тупо. Просто впредь будем думать головой и бухать в разных комнатах. — он снова блеснул озорной усмешкой, — раз уж я такой неотразимый.

Ромка улыбнулся.

— Согласен.

 

Почти всю дорогу, все два с лишним часа пути они молчали. Ромка думал о словах Алекса, о страхах и комплексах, о том, что, может быть, сейчас все пойдет по-новому; сейчас, когда он, наконец, открыто посмотрел в глаза своей совести. Он вдруг подумал, что, наверное, было бы лучше, честнее, если бы его тогда загребли вместе со всеми. Он бы получил справедливое наказание, а не пытался бы очиститься адским пламенем каждую ночь. Он хотел сказать об этом Алексу, но передумал. Потом ему пришло в голову, что давно уже, а если точнее, то, наверное, никогда, он не чувствовал себя так спокойно. Ему больше не хотелось закрываться от всего мира, и вообще весь мир целиком его в принципе не волновал, потому как слева за рулем сидит человек, который все о нем знает, и при этом не пытается осудить; он, Алекс, теперь больше, чем весь мир, потому что не отвернулся, разделил с ним его страшную тайну, взял на себя часть его боли.

О чем в это время думал сам Алекс? О том, что в новый клип надо взять побольше подтанцовки, чтобы хоть как-то отвлечь внимание зрителя от бездарной восходящей звезды.

 

Приехали они поздно, доели остатки вчерашнего ужина и разбрелись по комнатам. Алекс пробежался по телеканалам, по MTV наткнулся на клип собственного производства, сплюнул, выругался и выключил ящик. Едва он начал проваливаться в сон, дверь слегка приоткрылась.

— Чего пришел? — спросил Алекс в темноту, — опять кошмары?

— Неа, — Ромка прошел и присел на край дивана, — я тут просто вспомнил... Ты говорил, что у каждого из нас свой скелет в шкафу, да?

— Ну, да. И что?

— Да я подумал... ты про мой скелет знаешь, я про твой, наверное, тоже. А вот Аленка? Ее-то шкафчик, должно быть, пустует?

Алекс поднялся. Было слишком темно, чтобы Ромка разглядел его улыбку.

— Как знать? Алена уже пять лет замужем за одним престарелым состоятельным типом. А до этого она работала в клубе стриптизершей. Вот такие, брат, скелеты. Иди уже спать. Может, хоть сегодня мы обойдемся без твоих истерик?

 1    2    3    4

«Delirium»

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Синускан у нас cardiomanual.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com