ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИХАЙЛОВ


http://mayklov.narod.ru

Обычная история

— Добрый день, сэр. Мы рады приветствовать вас в Вест-банке — самом демократичном банке нашего побережья. Могу я чем-нибудь помочь? — Лицо с приклеенной улыбкой застыло в немом вопросе.

— Где у вас служба безопасности?

— Направо по коридору, сэр, — дежурная улыбка сменилась искренним интересом. — Простите, Сэр, мою нескромность, но позвольте спросить: это ограбление?

— Захват заложников с эстетически-аполитическими требованиями.

— Ух ты! А меня по телевизору покажут?

— Думаю, да.

— Простите, сэр, не буду вам больше мешать, — спохватился он.

Советник по безопасности смахивал на стареющую рок-звезду.

— Советник Джонсон. — Он сделал несколько шагов навстречу посетителю и протянул руку.

— Буковский. Террорист.

Они обменялись рукопожатиями.

— Очень приятно. Чем могу служить?

— Я хотел бы взять в заложники персонал вашего банка.

— Ограбление?

— Ни в коем случае. Эстетически-аполитические требования.

— Заложников для расстрела? Девочек для насилия?

— Спасибо, сэр, не нужно.

— Прошу прощения. Может мальчиков, ну или... вы меня понимаете.

— Большое спасибо, не стоит.

— Может оружие?

— Не откажусь. А что вы можете предложить?

— Вы работаете группой?

— Я один.

— Тогда лучше всего вот этот пистолет-пулемет. Идеальная вещь для ближнего боя. Вы же не собираетесь состязаться со снайперами?

— Конечно нет.

— Тогда лучше этого вы ничего не найдете.

— Спасибо, сэр.

— Распишитесь вот здесь и здесь. А теперь извините, но правила... Дайте, пожалуйста, ваше удостоверение и налоговый купон. Спасибо, сэр. Проходите, пожалуйста, в зал для захвата заложников. Это направо и на второй этаж. Персонал сейчас будет.

— Большое спасибо.

— Вам спасибо. Приятного дня.

— Приятного дня.

Зал оказался по-домашнему теплым, располагающим. С уютным баром, удобными креслами, приятным освещением. Публика не спеша занимала места. Выросшая словно из-под земли официантка с ногами от ушей, ангельским личиком, фигуркой — слов нет, каблучками и намеком на юбку, весьма легким намеком, разносила напитки. Интересно, где они таких выращивают? На улице такую не встретишь. Наконец все расселись.

— Дамы и господа! Прошу прощения, что оторвал вас от ваших, безусловно, важных дел, но это вооруженный налет с целью захвата заложников. С этой минуты вы мои заложники, так что устраивайтесь поудобней, угощайтесь на здоровье. Выпивка за счет муниципалитета. И последнее: Кто отвечает за вызов полиции?

— Я, сэр, — поднял руку милый старичок в очках.

— Вы уже вызвали полицию?

— Обижаете, сэр. Шторман знает свое дело.

— Очень хорошо. Совсем забыл! Дамы и господа! Прошу прощения за мою бестактность. Я совершенно забыл представиться. Буковский. Герман Буковский. Еще раз прошу прощения.

Инспектор Скорцени запивал бутерброд пепси-колой, когда зазвонил телефон. От неожиданности он поперхнулся. Из носа забила фонтаном пена. Он открылся, высморкался и взял трубку.

— Инспектор Скорцени. Отдел по борьбе с терроризмом. Что? Вест-банк? Выезжаем.

Он вытерся, допил пепси, закурил, не торопясь сделал несколько затяжек, безуспешно пытаясь пустить кольцо, после чего крикнул: 

— Сержант!

Вошла роковая брюнетка в полицейской форме, которая подчеркивала безукоризненность фигуры. Ее лицо было лицом амазонки, а глаза горели огнем страсти.

— Сержант.

— Да, пупсик.

— Я же просил не называть меня пупсиком на работе.

— Но пупсик! — Она надула губки.

— Сержант. Общий сбор. Террорист захватил Вест-банк. Код пять, ну и прочая дребедень.

— И все? — Она демонстративно повернулась.

— Сержант!

— Да, пупсик, — сказала она уже более ласково.

— Ну их! Закрой дверь. Успеем.

Когда полиция подъехала к банку, там все уже были навеселе. Муниципальное угощение таяло на глазах. Играла музыка, и большая часть заложников танцевала. Одна кассирша, почти девочка, забралась на стол Буковского. На ней оставались только трусики и туфли. Она как раз присела, чтобы Буковскому было удобней стянуть с нее зубами трусики, когда врубили прожекторы и завыли сирены.

— Это полиция. Вы окружены. Сопротивление бесполезно. Выходите с поднятыми руками.

— Вот б...! Эти уроды только и могут, что кайф ломать. Приезжают хрен знает когда, пожарные и то наверно раньше приезжают.

— Это традиция, зайка. Осталась со времен варварской преступности. Прости, дорогая.

Буковский, успевший-таки снять трусики, положил их рядом на стол и потянулся к оружию.

— Милый, а для кого я туфли мазала медом?

— Извини, дорогая, но это традиция.

Он быстро нашел стенд с надписью «ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ЗАЛПОВ» и дал длинную очередь.

— Теперь можно заняться твоими туфельками.

Зазвонил телефон.

— Алло, здравствуйте, вас беспокоит инспектор Скорцени. Отдел по борьбе с терроризмом. С кем имею честь?

— Герман Буковский. Внесистемный террорист. Лицензия № ххх.

— Очень приятно. Хотите кого-нибудь убить или изнасиловать? 

— Что вы, ни в коем случае.

— Ну от телевидения вы, надеюсь, не откажетесь?

— Хорошо. Телевидение и показ мод.

— Показ мод?

— Показ мод. А что тут такого?

— Весьма оригинально. Да, думаю, вы согласитесь выдвинуть свои требования в прямом эфире? Это, знаете ли, намного эффективней.

— Думаю, я так и сделаю.

— Кстати, у нас с вами прямая связь, достаточно поднять трубку. Если вдруг что понадобится — вы не стесняйтесь.

— Спасибо.

— Помогать вам моя работа.

— Все равно спасибо.

— Чисто между нами, чего бы вам хотелось?

— Я с удовольствием вам расскажу, но не могли бы вы позвонить немного позже. Как мужчина мужчине... Тут пока мы с вами беседуем, скучает совсем голенькая куколка. Я только что слизал мед с ее туфель. Она хочет прямо сейчас и дразнит меня... Ну вы понимаете... А у меня в штанах настоящая Хиросима.

— Понял, жду звонка. Или, по-дружески, положите трубку рядом с аппаратом.

И уже откуда-то издалека:

— Сержант!

— Да, пупсик

— Сэр, вы меня слышите?

— Да, слушаю вас.

— Архитектор Фурер Шуринов. Телерепортер. Я веду этот репортаж. Мы идем к вам, если конечно вы не против.

— Я конечно не против.

Архитектор оказался маленьким толстячком. Этаким живчиком с розовым личиком. Он был похож на что-то... что-то интимное... личное... Да черт с ним.

— Так я и думал! — затараторил он, носясь вокруг Буковского, как молодой фокстерьер в порыве первой любви. — Вы, батенька, впрочем, как и всякий любой террорист, совершенно игнорируете свой внешний вид. В таком виде только макдональдсы грабить. Вас же будут показывать... вас увидит вся страна, а вы? Этот галстук? Он же страшней любой бомбы. Вы так людей поубиваете. Ладно, будем беречь нервы. Они, знаете ли, не восстанавливаются. Девочки!

Девочки построились.

— Видите этого джентльмена? Вы должны заменить ему эволюцию. И помните: мы не господь-бог. Это он мог себе позволить возиться целую неделю. У нас же сорок минут, чтобы сделать из него человека. Фас!

Девочки кинулись на Буковского все разом. Временами ему казалось, что он не выдержит, не переживет этот сеанс одновременной игры, что он приглашен на пир людоедов в качестве основного блюда, что он среди вампиров, и вечеринка в самом разгаре. Прическа, маникюр, педикюр, выщипывание волос, косметические пытки и все это одновременно и бегом.

— Аннушка, где твои тряпки?

Аннушка — молотобоец неопределенного пола — тащит тележку с костюмами.

— И что вы телитесь? Если вы сорвете мне репортаж, я, нахрен, повешусь. Кто тогда будет вам платить?

Все время, пока шел процесс эволюции, Архитектор суетился, махал руками, путался под ногами, мешал всем и каждому и поднимал пыль не хуже архимедовских машин. Он был словно творец во время его горячей недельки. Наконец Буковский стал человеком, и Архитектор, тяжело дыша и вытираясь, устремил взор на девочку, которая все это время не отходила от Германа.

— Ты кто?

— Я Машенька.

— Машенька... Машенька... Ага! (Буковскому) Ты садись в это кресло, а ты, Машенька, устраивайся рядом на столе. Нет, не так, больше женственности. Ты же не ротмистр на плаце. Чуть повернись. Вот так. Замечательно. Ты просто прелесть. Девочки, буквально пару штрихов, и найдите ей приличные туфли. (И обращаясь к оператору) Снимай грудь. Такая грудь должна быть в кадре. Испортить такую грудь — преступление. Смотри: задушу в прямом эфире. Ну вроде все, фух, где тут у вас пиво?

— Мы в эфире.

................................................................

Окончание

«Думы», «Как я провел лето». «Демоны сэра Чарльза»
«Манифест ОРЛР», пародия.«Судьба». «Доброта»

«Идеальная форма», фантастика

«Танец белых коней», фант. детектив«Голос». «Тишина»

«Где сидит фазан?»

«Выхода нет». Фантастика

«Человеческий детеныш». Пародия

Рассказ «Детективная игра» — в одноименном сборнике.

Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1400 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах «ИнтерЛит». Мн, 2003. Электронная версия.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com