ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИХАЙЛОВ (МАЙКЛОВ)


Обычная история
Окончание. Начало на стр. 1

................................................

— Уважаемые телезрители! Мы ведем репортаж из Вест-банка, где герой, да, дамы и господа, герой, Герман Буковский, профессиональный террорист, захватил здание Венст-банка и удерживает в заложниках весь персонал. Полиция уже здесь. Зрительские трибуны почти готовы, так что спешите — на всех билетов не хватит. Не упустите свой шанс. Увидеть такое грандиозное представление с места происшествия, живьем — игра стоит свеч! К тому же будет разыгрываться лотерея. Победитель которой получит возможность сфотографироваться с участниками драматических событий и получить повестку в суд на весь сезон. А вот и наш герой. Красавец. Настоящий мужчина. Человек. В чьих руках находятся судьбы всех этих людей. А теперь я вас прошу обратить внимание на барышню, что так небрежно и в то же время так женственно, так грациозно расположилась рядом. Они нашли друг друга здесь, в этом банке. Нашли и полюбили друг друга с первого взгляда. Да, дамы и господа, это любовь, такая молодая. Такая трогательная зарождающаяся любовь.

— Мистер Буковский, могу я задать вам несколько вопросов?

— Называйте меня Германом.

— Скажите, Герман, каково быть в центре внимания, держать в руках жизни людей, в один миг стать человеком, за которым, затаив дыхание, наблюдает вся страна?

— Это моя работа, и я стараюсь делать ее хорошо. Это как выращивать хлеб или учить детей. Террорист — это такая же профессия. Как врач или учитель.

— И все же. Почему террорист?

— Вы знаете, как трудно простому парню из небогатой семьи добиться чего-нибудь в жизни, а террорист — это специальность, в которой все зависит только от тебя. И потом, не пицу же мне развозить? Я люблю свою работу. Я приношу людям радость. Сейчас нас смотрят миллионы людей, а у сотрудников банка настоящий праздник с музыкой и танцами. Все угощение с момента захвата оплачивается муниципалитетом, к тому же они получат премии. И в этом заслуга нашего мэра. И сейчас, накануне выборов, я призываю вас голосовать за нашего дорогого уважаемого мэра. Голосуйте за нашего мэра, и все будет хорошо.

— Простите, Герман, вы казните кого-нибудь для нас?

— Ни в коем случае!

— Может, отрежете кому-нибудь уши или выдавите глаза?

— Нет-нет!

— Может, изнасилуете кого-нибудь, прижигая тело сигарой?

— Я по своей природе тихий, добрый и застенчивый человек. Меня мутит от крови, да и насилия я не терплю. Когда я был маленьким, мальчишки с нашего двора поймали щенка. Безобидного бездомного щеночка. Они долго его мучили, а потом убили. Я хотел его защитить, но испугался. Их было много, и они бы меня просто избили. Я долго рыдал тогда ночами. Хотел даже убить себя. Видите, я и сейчас плачу. Спокойно уснуть я смог только после того, как отомстил за собачку. У нас была деревянная башенка во дворе. Они все время собирались на втором этаже. Чтобы никто не выпал, окошки сделали маленькими, слишком маленькими, чтобы можно было пролезть. На первом этаже была соломенная лежанка. Когда они все собрались наверху, я облил солому бензином и поджег. Взрослые спохватились слишком поздно. Только после похорон я смог спать спокойно. И теперь, пользуясь случаем, хочу сказать: Люди, берегите природу, не обижайте братьев наших меньших. Им и так тяжело. Каждый день с лица Земли исчезает несколько видов живых существ. Земля содрогается от боли. Остановитесь! Протяните руку помощи, проявите милосердие, помогите Земле выжить! Не надо больших подвигов. Пусть каждый из нас на своем месте сделает то, что в его силах, и Земля отблагодарит нас!

— Спасибо, Герман, у вас нежное сердце. Я горжусь тем, что говорю с вами, являюсь вашим соотечественником и, надеюсь, другом. — Архитектор вытер глаза. — Дорогие мои телезрители! Если человек с оружием в руках говорит о любви, доброте, помощи ближнему, то нам с вами стыдно молчать! Нельзя молчать, дамы и господа! А теперь, Герман, пришло время изложить ваши требования.

— Мне нужны деньги. Китайские. Юани, кажется. Два чемодана. Можно фальшивые и мороженое.

— Мороженое?

— Да. Обожаю мороженое, а тут его нет.

— Спасибо, Герман. Итак, дамы и господа, следите за дальнейшим развитием событий в наших следующих репортажах. С вами был Архитектор Фурер Шуринов специально для Фест-тв. А сейчас для вас поет...

— Слава богу, отстрелялись. Теперь мы включаемся. Когда полицейский придет с тобой договариваться. Я о нем слышал — хороший парень. Ладно, отдыхаем. Налей и мне выпить. Слушай, а зачем тебе фальшивые деньги?

— Я хочу их сжечь из протеста.

— Против чего протестуем?

— Против засилья католической порнографии.

— И чем она тебя не устраивает?

— Эти монахини... Они делают все в своих жутких ботинках и головных уборах. Мерзопакостное зрелище. А их бультерьер в кардинальской шапочке? Но больше всего меня достает слоган: «Папу в попу».

— А что тебе нравится?

— Фильм, где принцессу Ди насилует хоботом комар-мутант.

— Он же был на той неделе.

— Ты телевизор когда-нибудь смотришь?

— Когда мне.

— Сразу видно. Его отменили. Оказывается, он оскорбляет достоинство Английского Королевского двора. У комара нет рыцарского звания, и хобот у него без соответствующих регалий, а лоно ее высочества — это видите ли территория Британии. Короче, пусть туда достоинство королевского двора и макают.

— И что показывали?

— Опять «Весту — медовую вагину». Как спасала она своим медом сирот-католиков, родители которых где-то там погибли. Весь фильм сироты ее лижут, а она читает им библию.

— Теперь я тебя понимаю.

— Простите, сэр, но через пять минут эфир.

— Черт! Мы с тобой не обсудили сценарий встречи.

— И что теперь?

— Да черт с ним. Вставь это в ухо. Так будет даже лучше.

— дамы и господа! С вами опять я — Архитектор Фурер Шуринов со специальным репортажем из Вест-банка, где Герман Буковский, которого, я больше, чем уверен, вы уже полюбили, держит в заложниках персонал банка. Сейчас состоится встреча террориста с инспектором полиции. Смогут ли они договориться, найдут ли общий язык?

— Буковский! Это я, Скорцени. Мы разговаривали по телефону. Можно мне войти?

— Где деньги? — Запищало у Буковского в ухе.

— Где деньги?

— Они сохнут. Спец покрытие, как ты и просил. Это минут сорок, потом старение, и вертолет доставит их на площадь.

— Почему так долго?

— Валюта необычная. На складе такой не оказалось. Пришлось срочно печатать по спецзаказу.

— Ты вооружен?

— Кто же идет на переговоры с оружием? У нас даже салаги так себя не ведут.

— И я должен тебе верить?

— А если я сейчас разденусь, ты меня впустишь?

— Раздевайся.

— Дамы и господа! Сейчас детектив Скорцени в знак доброй воли снимет с себя одежду перед Вест-банком, а поможет ему в этом коллектив стрип-шоу балета «Святая Тереза».

Заиграла музыка. Мощно ударили прожекторы. Появились девочки. Скорцени начал раздеваться в танце.

— Лихо танцует.

— Не первый год в полиции.

— Настоящий инспектор.

— Вот это мужчина!

Скорцени, оставшись в одних кружевных носочках, исполнил очень замысловатое па, явно гордясь своими способностями. К нему подбежали официантки с мороженым. Тоже голенькие и в таких же носочках, что и детектив. Музыка стихла.

— Входите.

— Уважаемые телезрители. Мы вынуждены прервать наш репортаж. К сожалению, мы не можем транслировать беседу террориста и инспектора, так как по закону эта информация носит конфиденциальный характер и не подлежит распространению через средства массовой информации. Что ж, закон есть закон. Ждите следующих включений. С вами был и остается Архитектор Фурер Шуринов. Смотрите Фест-тв.

— Привет, Герман. Мы тебе мороженое принесли. Как ты тут?

— Да ничего, все вроде идет пока нормально. Как тебя зовут, а то Скорцени как-то слишком уж официально.

— Павел.

— Очень приятно.

Они пожали руки.

— Герман, мне надо взглянуть на заложников. Бесплатная выпивка, знаешь.

— Конечно-конечно. Проходи. Извини, что держал тебя в дверях. Вы, девочки, тоже входите, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома. Я думаю, вы найдете себе выпивку по вкусу. Кстати, Павел, а ты что будешь?

— Я на работе не пью, разве что коньяк.

Когда они вошли в зал, заложники на грузинский манер выводили «Раскинулось море широко», а какая-то старушка, явно в постнирванном состоянии, пыталась прикурить сигарету от лампочки на ручных часах.

— С ней у тебя будут проблемы — заблюет все.

— И что ты предлагаешь?

— Отпусти ее.

— Надо же что-то взамен потребовать.

— А ты отпусти ее в знак доброй воли и нашей договоренности.

— Как скажешь.

— Девочки.

— Они из спецназа?

— А как же. Иначе нельзя.

Девочки ловко подхватили старушку и понесли к выходу. К ней тут же подбежала парочка с камерой и микрофоном.

— А вот и первая ласточка, первый ветерок свободы, вырвавшийся из Вест-банка. Меня зовут Гела Хромова. Здравствуйте, я помогаю моему коллеге Архитектору Фурер Шурину вести репортаж. Вы могли бы ответить на несколько вопросов?

— Ессно.

— Как вас зовут?

— Фа...Фа...Файна-на Ки...вна Тен...нен...баум.

— Сколько вы работаете в Вест-банке?

— Целую... мать твою!

— Скажи, какие настроения среди заложников?

— Вы что, на телевизор меня покажете? — дошло вдруг до старушки.

— Фаина Киевна, мы вас уже показываем. Мы в прямом эфире.

— Тогда (ик) можно я (ик) передам привет (ик)?

— Конечно. Вы, наверно, хотите передать привет близким и сказать, чтобы они не волновались?

— Коля, Колечка...

Тут оправдались опасения Скорцени, и старушка облегчила душу прямо в микрофон, не забыв и про камеру. Не успевшая отскочить Гела, материлась в эфир. Облегчившись, старушка запела:

— Опа-опа, жареные раки...

— Врача!

— Уважаемые телезрители, мы прерываем репортаж по техническим причинам. Пока техники налаживают аппаратуру, послушайте объявление:

Уважаемые преступники. Первого апреля истекает срок подачи декларации о совершенных преступлениях на территории... В этом году произошли некоторые изменения в регистрации и налогообложении преступников. Так, например, отменен отдельный налоговый купон. Теперь регистрация налогов будет фиксироваться в служебном удостоверении преступника. Напомним, что преступник прежде, чем совершить преступление, обязан представиться и предъявить служебное удостоверение. Жертве необходимо обратить внимание на срок действия удостоверения. В случае если последнее просрочено, преступление считается недействительным, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Теперь о приятном. В этом сезоне снижаются налоги для убийц всех категорий. Убийцы, не достигшие семнадцати лет, освобождаются от уплаты налогов полностью. Дополнительные льготы вводятся для насильников. И еще. В этом году заканчивается мораторий на налогообложение душителей. Теперь, уважаемым душителям тоже придется платить налоги. Как говорится: заплати налоги и души спокойно. Счастливого дня.

— Слушай меня внимательно, — говорил Скорцени со знанием дела, — когда пожарные зажгут костер, начинай выпускать заложников. Все успокоятся, и тогда ты схватишь Катерину и приставишь пистолет к ее голове. Она будет последней. Разыгрываешь комедию, будто хочешь с ней погибнуть. Тут я в тебя выстрелю.

— Убьешь?

— Только раню. К нам приехал лучший суд страны. Такое грех пропускать.

— Какой жилет?

— Никакой. Пуль не будет. Сейчас новая технология. Кровь как настоящая. Не волнуйся. Девочки сделают все как надо. Они гении в своей области. Ладно, мне пора, а то деньги сейчас привезут, а я еще здесь. Удачи.

Скорцени вышел. Архитектор крутился у входа, мешая ассистентам устанавливать аппаратуру. Привезли деньги, и пожарные укладывали купюры. Это был кропотливый труд. Каждую купюру надо было смять и положить на свое место на специальной эстакаде. Чтобы костер получился, каждую купюру обработали особым размером, чтобы каждая горела своим цветом пламени. Наконец все были готовы. Буковский произнес речь, пожарные зажгли деньги, пошли заложники.

— Дамы и господа! Сейчас вы увидите коллекцию весна-лето знаменитого Беллини, известного не только у нас, но и во всем мире. Коллекцию будут показывать не модели, нет. Это одно из требований террориста: коллекцию будут показывать заложники, идущие на свободу. Идея этой коллекции...

Все шло, как говорил Скорцени. Публика, решив, что все уже кончилось, расслабилась и наслаждалась представлением. Подошла очередь Катерины.

— Ну, с богом!

— Пошли.

Их встретили аплодисментами. Они буквально шли по цветам. Вдруг Буковский выхватил пистолет и приставил к голове одной из заложниц.

— Нет! Я не могу так! Это еще не конец! Я приношу нас...

В наступившей тишине выстрел прогремел неестественно громко. Толпа ахнула. Буковский рухнул на землю.

Когда Буковского ввели в зал суда, оркестр уже заканчивал увертюру. Ничего, она все равно скучная.

— Ты молодец, — прошептал Скорцени. Он был рядом.

— Ты тоже. — Они незаметно пожали руки.

— Встать, суд идет.

Секретарь прекрасным басом пропел суть дела. Затем вступили два тенора — прокурор и защитник. Они разливались соловьями. Да, такое нельзя было пропустить. Опрос свидетелей пел хор. Партия была не сложной, но мелодичной и задушевной. Наконец судья — божественное сопрано — вынесла приговор.

— Ты молодчина. Пять лет — это успех.

— Благодаря тебе.

Зал аплодировал стоя. Суд отпустил и только после того, как на бис исполнили обвинительную речь и вердикт присяжных. Затем судью, адвоката, прокурора, секретаря и даже кое-кого из присяжных подняли на руки и на руках вынесли из зала.

Тюрьма находилась на берегу моря. Куда выходили его южные окна. Северные окна его восьми комнатной камеры с бассейном выходили в бесконечный сад, который как раз цвел. Его только что привезли, и пока готовился обед, он решил искупаться. Три белокурые нимфы раздели его, выкупали, расчесали и уложили на массажный стол. Он уже начал забывать все на свете, когда нежный голос привел его в чувства:

— Милый, а для кого я намазала туфли медом?

— Машенька?

— Какой ты у меня догадливый.

13 02 00.

«Думы», «Как я провел лето». «Демоны сэра Чарльза»
«Манифест ОРЛР», пародия.«Судьба». «Доброта»

«Идеальная форма», фантастика

«Танец белых коней», фант. детектив«Голос». «Тишина»

«Где сидит фазан?»

«Выхода нет». Фантастика

«Человеческий детеныш». Пародия

Рассказ «Детективная игра» — в одноименном сборнике.

Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1400 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах «ИнтерЛит». Мн, 2003. Электронная версия.

Загрузить!

Всего загрузок:

Самая актуальная информация Оплата тура онлайн на сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com