ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Инна МЕНЬ


 1    2    3    4    5    6    7

 

Ливень

Он рыдал, он смеялся, он бился о землю,

Заливая проспекты, бульвары, дома...

Этой злой, исступленной истерике внемля,

Онемела небес серебристых сурьма,

 

Ртутной рябью нахмурилась... Он, низвергаясь

С высоты, как с обрыва на страшную смерть,

Рассыпался, осколками в землю вонзаясь,

Словно жаждал всем городом вмиг овладеть...

 

Буйным хохотом грома пугая прохожих,

Запуская сверкающих молний лучи,

Бил, как плетью, деревья по лиственной коже,

Будто в тайной измене листву уличив...

 

Долго он бесновался, но силы иссякли,

Отстрелявшись последним зарядом шутих...

И тяжелые, горькие, слезные капли

Пробежали по лужам... И ливень затих...

 

* * *

Лоскутная осень, собой прикрывая

Нагое бесстыдство продрогшей земли,

Гнала мотылька — нежный призрак из мая —

Листвой по асфальту, по серой пыли...

 

Тончайшие крылья лимонно сверкали

И так беззащитно пытались укрыть

Тщедушное тельце в безудержном шквале

Осеннем... А ветер усиливал прыть...

 

И шелк этих крыльев, как сон разрываясь

На мелкие клочья, мешался с листвой,

А ветер, игрою своей упиваясь,

Смеялся над нежностью еле живой,

 

Бросал лепесток с облетевшей пыльцою —

Взмах крыльев последний, и нет мотылька...

Вот так же душа умирает порою,

Как сон беззащитна, как нежность хрупка...

 

В стиле РЭП

слова царапают мне горло,

замерзая на лету,

и снова ночь меня бросает

в долговую пустоту,

я прячу душу в это тело,

равнодушное ко всем,

и тело корчится в припадке,

встать не смея с колен...

 

мне больно...

как будто птица в облаках,

я грудь под выстрел подставляю,

мне не страшно летать,

я утром снова проснусь,

но только день растворится

в леденящем обмане,

щекой полночного бреда

случайно коснусь...

 

довольно...

и захлебнувшись безысходностью,

я делаю глоток,

глоток Вселенной, я дышу,

я все же сделать это смог...

глоток текилы, две затяжки —

равноценный обмен

на бестолковый разговор

пустых, бессмысленных тем...

 

не важно...

 

и одиночество затапливает

талой водой,

дым сигареты — круг спасательный

манИт за собой,

я отрываюсь от земли

и в невесомости парю,

но крылья сложены...

а с кем же я сейчас говорю?

 

мне страшно...

 

я закрываю глаза,

и снова этот длинный поезд

из обрывочных снов

и обгоревших минут,

как черный спрут меня влечет

на дно моих воспоминаний,

его щупальца душат

и дышать не дают...

 

мне душно...

 

сверлом железным света луч

пронзает ночь до самой сути,

распадается душа

из нарисованных надежд

на миллиарды звезд, бегущих

словно шарики ртути...

я несу эту чушь,

пока совсем не надоест...

 

мне скучно...

* * *

Намокших улиц струятся вены...

Апрельский гомон оживших птиц

Зеленых листьев вздымает пену

На бледном фоне больных глазниц

Домов облезлых... Слезятся окна —

Их отмывает весенний дождь...

Немного грустно, немного мокро...

С водой прозрачной печали прочь

Прогонит небо в зенит полудня,

Расплавит солнце неверье в свет...

И верить будет совсем не трудно...

И это жизни моей сюжет...

 

Санкт-Петербургу

Серым сумраком дождь заливает проспекты,

Растворяя дома и резные мосты...

Только черная с белою краски из спектра

Обмывают чугунно-витые хребты,

 

Кистью жесткой сурово, размашисто пишут...

Взвесь бензина и грязи мешает дышать...

И зеркально сверкают промокшие крыши,

Водостоков плюется раззявлено пасть...

 

Город-дождь, город-сырость...

Но, впрочем, и это

Я люблю безнадежно продрогшей душой

И дарю ему горсти внезапного света...

Он же делится вечно печальной хандрой...

 

* * *

Мы сердцами срослись, и сплелись обнаженными нервами,

Пуповиной единой навеки с тобою повязаны,

Мы взахлеб говорим все, что было когда-то не сказано,

И впиваемся кожей друг в друга, как будто мы первые...

Расправляются крылья у душ тонкотканные, новые,

И врачуются раны под тонкою коркой сознания,

И от нежности легкие рвутся, горят расстояния,

И взлетаем мы в космос, любимые и невесомые...

 

* * *

Я рисую безумной тоскою...

Одиноко...

И мешаются краски с судьбою

Ненароком...

Разливаясь по жизни безумьем,

Тихим бредом,

Покрывают ночные раздумья

Сонным пледом...

Краску алую — нежному шелку —

Окрыленность...

Краску черную — сердца осколку —

Обреченность...

Краску синюю — грозному небу —

Наважденье...

Краску серую — прошлого следу —

Откровенье...

Расставанию — желтую краску —

И прощенье...

И лиловую скорбную маску —

Отчужденью...

 

* * *

В топку

             черепно-мозговую

Брошу порцию мыслей навязчивых...

Глухарем

             сумаcшедше

                               токую

В паутине судьбы обозначенной...

 

Губы лирика

                 разъедает,

И смятение душит застенчиво,

Позвоночник

                 надежды

                           ломая,

Ветродуем несет переменчивым...

 

* * *

Рваные думы... рваные мысли

Мрачно кружат по углам...

Блики на стенах медленно скисли,

Будто назло зеркалам...

В страхе исчезли... в серо-молочной

Дымке огарок свечи

Воском оплывшим, тенью полночной,

Плачем неслышным кричит...

Сердце не дрогнет... замерло в коме...

В венах движения нет...

Скорчены руки в диком изломе

Стона... Зовущие свет

В храм опустевший стылые губы

Шепчут молитву в тиши...

Рваные мысли жестко и грубо

Пляшут на нервах души...

 1    2    3    4    5    6    7

Об авторе — Стихи — ПрозаРисунки

Аудиозаписи:
МелодекламацияВокалСтихи

Изготовление фасадных вывесок, наружная реклама производство pro-reklama.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com