ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей МЕДВЕДЕВ


МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПОЭМА

 

Антропологический пролог

 

Нет важных вещей вне структуры и слова —

Вне класса нет вида, сказал бы Линней...

Всё кто-то измерил, и тешиться новым

Возможно, но только пришедшим извне.

В чужой парадигме искать ключ к загадке,

Оккамовской бритвой кромсать божий мир,

И быть не скупым, но достаточно кратким,

А, если гореть — как этиловый спирт!

 

Возможно, всё проще — семья и участок

У речки с забавным названием Стикс,

Играть в преферанс и пить водку — нечасто,

Любить многократно и деток растить...

Один раз живём, что там есть ... неизвестно,

И прав Эпикур был всегда и во всём —

Найти свою нишу, и вычистив местность,

Искать наслажденья и ночью и днём!

 

Есть много дорог и проторенных тропок,

Брести можно долго не ведая путь,

И слушать ручья обмелевшего ропот,

А прочее, может быть, вовсе — не суть.

Спокойно и здраво, без боли сердечной,

Приходит достаток, теряется смысл,

А вечность, кому же достанется вечность?

Куда не посмотришь —

Оно,

           Я

                 и

                      Мы...

 

 

1. Мы (пафосно-нигилистическое)

 

Приходим странно — взять и дать взаймы,

Поверить молча, шумно возмутиться...

Холмы и плиты — это тоже мы —

На лица наши дерзко гадят птицы.

От мыслей чёрных — сель и камнепад,

От скуки чахнут Лунные долины;

Дорогой в ад, пройдя Нескучный сад —

Мы старый клин калечим новым клином.

 

И каждый жнец: строитель и сатрап,

Беглец и боевик из чёрной сотни,

Сбежавший раб, уснувший у костра,

Рыбак на судне, и на плахе — плотник...

Свобода снится — девственно святой,

И дамой под трёхцветным галльским флагом,

— Отстой! — ворчим, но ратуем за то,

Что враг — подлец, а смерть его на благо.

 

Мы здраво мыслим, но вдыхая дрянь,

Выводим, из эстетства, в символизме:

Инь-янь — соитием, чертою — грань,

Харизму — нимбом, а катарсис — клизмой.

На выдумки щедры, вращаем шар,

Чужая мысль, бесспорно, не такая...

Природный дар, шипя, спускает пар.

Светает.

  Я встаёт,

                   а

                       Мы

                                сникает...

 

 

2. Я (эгофутуристическое)

 

Как славно, безупречно, импозантно

Носиться, обгоняя сонм теней,

По вантам юнгой, по паркету — франтом,

Антеем над землёю и по ней;

Любить коньяк и мякоть маракуйи,

Бурлеск и джаз, красавиц и бурбон,

Рискуя, блефовать почти вслепую,

На бой сзывая разжиревших бонз.

 

Я счастлив и красив! Я много значу!

Талантлив так, что сам собою пьян.

Я плачу — дождь со мною вместе плачет,

Буяню — тенгри злятся на Тянь-Шань...

Живут во мне спокойствие и сила,

И страх, слегка, и не слегка — обман...

Я мило улыбаюсь крокодилам,

И сам, без хвастовства, большой кайман...

 

Моя дорога — лабиринт безумца,

Мой посох — уморительный костыль,

На зубы я истратил столько унций,

Что стыдно рот открыть за две версты...

Я клоун и варяг, мудрец и нищий,

Без жалости поставлю жизнь на кон,

И пища для мозгов — моё жилище...

Смеркается.

Зеваем.

              Я...

                       и

                            Он.

 

 

3. ОН (апокрифическое)

 

На кровати отрок дремлет,

Сонных век не размыкает;

Лет ему...не знаю сколько,

Мне лица не разглядеть...

Служат спящему — не гремлин,

Не ворон крикливых стая,

А седой Карлуша Мольтке,

И хромой какой-то дед.

 

Дух — иллюзий вседержитель,

Сны листает дуновеньем,

Как художник мажет кистью

Событийный антураж.

Всё рассчитано — смотрите —

Сотворённое мгновенье

В свежих пятнах вечных истин —

Ослепительный коллаж!

 

Дед куражится, но кормит,

ОН храпит, но ест, однако...

Мольтке что-то пишет рядом —

Явно не библейский стих...

Впрочем, что-то здесь не в норме

В тексте не хватает знаков...

Подозрений сладким ядом

Дразнит

                ОН

                       детей

                                   своих...

 

 

4. Они (интерпретаторы снов)

 

Рерих, Юнг и Кастанеда,

Будда, Фрейд, Картезий, Гроф,

Сальвадор щекочет Леду,

Моррисон слегка оглох...

Ницше, Маркс, Камю, Парето,

Кант, Спиноза и Евклид...

Джармуш — кофе, сигареты...

Бергман — жажда, страсть и стыд...

 

Есть Тарковский, есть Гурджиев...

Есть фон Триер, чёрт возьми!

Сны свои, мечты чужие

Непонятно, чей же мир?..

Лабиринты, башни, стены —

Не свалить, не взять в прыжке.

Как найти врата Вселенной?

И куда? И где? И с кем?..

 

Можно влево, можно вправо...

Мост, туннель и яркий свет —

Новый сон. Опять в анклаве.

Ветхий, сыплется Завет.

Новый многим не по вкусу,

Весть читает каждый сам...

Бросить всё, уйти к зулусам!

Мир,

           Оно

                     и

                          небеса...

 

 

5. Оно (онтологически безглагольное)

 

Дома. Чугунные ограды.

Вид из окна. Собачий лай.

Кусты и плети винограда.

К закату — день. К десерту — чай.

Легки влюблённых силуэты.

Неспешен шаг семейных пар.

Роз аромат. Цветенье лета.

Темнеющий к ночи загар.

 

На полке пыль и книжки стопкой.

Потрёпанный сундук в углу.

И голос тихий, очень робкий,

И чей-то слишком острый слух...

Всё хорошо. Вот только — странно —

Отсутствие луны и звёзд.

Гром отдаленный. Утром рано

Над горизонтом дивный мост.

 

Росса, трава и солнце в пятнах.

Лихой порыв. Пустой вопрос.

И привкус карамели мятной,

И жесткий поцелуй взасос...

Мосты и камни. Звон ручья.

Шершавость слов и мыслей вязкость.

Одна. Свободна и ничья

Она —

Мечта —

                 Надежда —

                                       Маска.

 

 

6. Она (сенсуалистическое)

 

Юбка по длине слишком...

Декольте, чулки-сети...

Стильной быть могла стрижка,

Если бы не дул ветер.

Зелень глаз — большой омут,

Нежных губ контур яркий...

Только вышла из дома,

Пьёт коблер — очень жарко...

 

От беды её удаль,

Как тоскует — мир серый.

Чудо есть — она чудо!

Вера есть — она вера!

Тело ждёт с утра — ночи,

Чувство плавит как пламя.

Всё швырнёт, когда хочет —

В гневе, может и камень...

 

Не впустить её — странно.

Потерять её — скверно.

Может быть она пьяной,

Может быть она верной,

И прохладной, как осень

И горячей, как лето;

И такую вдруг бросить...

Ты бы смог?

                       Кстати,

                                     где

                                              Ты?

 

 

7. Ты (агностическое)

 

Когда ты читал по ночам Витгенштейна,

А днём дижестив увлажнял твой стакан,

Когда миновал ты и Маус и Катц

И слушал симфонии грязного Рейна,

Тогда ты был «вещью в себе» — нет вопросов —

Как можно познать чужеземную блажь!

Теперь ты, казалась бы, полностью наш —

Бесстрашный потомок воинственных россов...

 

Когда ты в Козельске, а может в Кап-Яре,

Курил на посту, нарушая устав

И звёзды считал — я бы спорить не стал,

А честью бы счёл приглашенье на спарринг.

Теперь кумитэ бесполезно и страшно,

Нелепо сражаться с бетонной стенной,

Но, если ты строишь свой плот, бедный Ной,

То явно на чьих-то ухоженных пашнях.

 

О чём говорить, если слово пропито,

И что утверждать, если мысль как топор.

Ты сети латаешь и весь разговор —

Тошнит, как Жан-Поля от истин избитых...

Но мир будет жестким для пятки плацдармом

Ты будешь упрямо ступать, Ахиллес,

И щепки летят, весь в залысинах лес...

Идущий

               на Вы

                           не жалеет

                                               о карме.

 

 

8. Вы (социальное)

 

Как много различных — гуманных и чёрствых,

На солнце продажных и верных в тени —

И мёртвых не счесть, а живые эскорты

Проникли в сосуды и нежатся в них...

Вы — зло, несомненно, вы — милость, конечно:

Добро с кулаками, вандалы, рабы...

Извечна дилемма судьбы быстротечной —

Быть с вами в цепочке, иль вовсе — не быть...

 

Скабрёзные взгляды, вульгарные жесты

Случайные связи, уродство и шарм...

Нет места сомненьям — борьба и сиеста,

Банальность и чудо, погибель и дар...

И как не любить вас и как не позорить

И как не убить, если время пришло ...

Вы в ссоре друг с другом, но даже в раздоре

Свой лоск сбережёте чертям всем назло.

 

Количество — ваше, а качество — наше.

И каждое Я — лишь кирпичик в стене,

Чем краше Они, тем масштабнее чаша,

Мне с Ней хорошо — Он отметит во сне.

А Ты, если воин, вернёшься со скальпом —

ОНО тебя встретит капканом в глуши...

Сквозь кальку обводит отточенный скальпель

Увядшую

                  розу

                            и

                                 сломанный

                                                       шип.

 

 

Эпилог (диалектический)

 

Как поиск из веры,

Как водка из фляги,

Как чёрт из шкатулки,

Как грязь из ведра —

Картинки Люмьера,

Бессмертные саги,

Французские булки,

Обыденность драм...

 

Поток: сель и слякоть,

И почки весною...

Георгий доволен —

Вот первый закон!

И пятятся раки,

И грезится Моэм —

Театр до боли

Смешон и знаком.

 

Меняются смыслы,

Под натиском ссылок,

Лоб морщит мечтатель...

— И где ты, Роден?

Из света и тьмы,

Сквозь вчерашнее «было»,

Рвёт в клочья «теперь» —

Новый

              вдох.

                         Новый

                                       день...

12.04.2011

Лирика

Статьи

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com