ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей МЕДВЕДЕВ


Об авторе. Новые стихи

 

 

Мастер

 

Мастер суровых выводов убедится:

По дороге в ад — тенистый сквер,

Пиво, мороженое и пицца,

В новом Ягуаре открытый верх...

 

Мастер опровержения согласится:

По дороге в рай — сырой овраг,

Смрад лагерей и пустые лица,

Медленный подъём и быстрый крах...

 

В поисках аналогий проходит время,

Ветер былые мысли дробит о пирс,

Мастер, бредущий к людям, получит "Грэмми",

Мастер, к себе идущий, получит мир.

 

 

Кесарь

 

Сколько ворот закрыто,

Сколько забыто истин...

Самодержавье быта

Август рисует кистью —

Будет пейзажам ярким

Место в палаццо Грасси,

Но, если выпьет чарку —

Молча забор покрасит.

 

Кесарь — маляр изрядный —

Странный в ряду монаршем, —

Может уснуть в парадной,

Или в пролёт, как Гаршин...

Словом встречает чадо,

Грешен и свят, как Пимен,

И, как слепой Асадов, —

Не отдаёт любимых.

 

 

«И дольше века длится день»

 

В форме, суров и смутен,

Честь отдаёт исправно

День — лупоглазый унтер —

Века былого правнук.

Мимо плывут кортежи,

Воют клаксоны страстно,

Слух диссонансом режет

Грубая лесть согласных...

 

Горьких минут упрёки,

Всхлипы мгновений нежных —

Вечер — угрюмый рокер, —

Живо умчит в безбрежность.

Будет на скользкой трассе

Пиво глотать без страха

И мотоцикл украсит

Черепом перед плахой.

 

Ночь — королева бала,

Даст разгуляться тайне —

Гейшей в одежде алой

Выйдет на дивный танец.

Только лишь ритм ускорит,

Станет мечтать о браке,

Как пробудится в море —

Утро — ленивый кракен.

 

В Парадиз

 

Очарованный странник вышел

На лужайку из тёмной чащи,

Оказалось, что небо — выше,

Воздух — чище, вода — чуть слаще...

 

Обрели глубину и сочность

Краски дня, а как пахло мятой...

И решил он, что это точно

Место, где пребывает святость.

 

И на глаз — к звёздам много ближе,

От людей нехороших — дальше,

Он в миру для того и выжил,

Чтобы впредь не брести страдальцем.

 

Дом поставит гранитный, вечный!

Позабудет грех страшный, давний...

 

Но какой же чудак беспечно

Разбросал по лужайке камни?..

 

 

Последняя хабанера

 

Вонзите штопор в упругость пробки, —

И взоры женщин не будут робки!..

Да, взоры женщин не будут робки,

И к знойной страсти завьются тропки.

                       Игорь Северянин. Хабанера II

 

Кому — дано, кому — не очень,

Кто — никакой, а кто — горазд!..

Одним — хоромины и почесть,

Другим — забвенье и нора...

 

— Неважно, — выведет философ.

— Обидно! — выпалит стрелок.

Посмотрит власть имущий косо,

И новый утвердит налог.

 

— Живут и хуже, — скажет нищий.

— Мы все помрём, — промолвит друг,

А женщина, войдя в жилище,

Поднимет заскучавший дух...

 

— Подумаешь, и нам досталось!.. —

Споёт кудесница в ночи,

И убедившись, что... немало —

Сочту смешным высокий чин.

 

Упругость пробки тешит штопор —

В постели мягкой, на траве...

Мой долг — любить её и тропы,

И не считать чужих овец.

 

 

Всё

 

Всё прошло как нельзя

лучше —

Проявилось — смело

небыль,

Отогрело златым

  пуншем

Со стола самого

  Феба.

 

Всё пришло, но ушло

  тут же,

Разбросав, как всегда,

знаки —

Во дворе — без дождя —

лужи,

Средь полей — в конопле

                                                — маки...

 

Всё спасло до зари

многих,

И в прихожей легло

даром;

Вытер гость об него

ноги,

И подумал: «Ковёр

старый!»...

2011

 

 

Атолл

 

Атолл ветшает с каждым днём.

Крадётся к дому океан...

Не так пьянит, как прежде, ром

Не манит Нил, не снится Ганг.

 

Как жемчуг звёзды надо мной,

Туземок праздничный задор...

И если где-то там темно,

То где-то здесь горит костёр.

 

А в рифах блеск и пестрота —

Ярчайший цвет холодных рыб.

Мне говорят, что я устал

И потерял кураж и нимб...

 

Мне говорят..., но я молчу,

По вечерам ловлю акул;

С рассветом — пение пичуг

И крабы в собственном соку...

 

В лагунах плещется малёк —

Прозрачны воздух и вода...

Но знаю, что наступит срок —

Цунами за покой воздаст.

 

 

Проход в ферзи

 

Скорбеть о прошлом, не простив...

Мечтать о будущем, жалея...

Во всём винить мерзавца змея

И твёрдый бытия настил.

 

Пройдясь над пропастью во ржи,

Скрепить иллюзию мечтами,

Хранить как драгоценный камень

Бездарно слепленную жизнь.

 

И каждый день смотреть в окно —

Не слишком веря в то, что видишь,

Вкушать шашлык из скользких мидий,

Курить сигару перед сном...

 

И всё... и всех... и навсегда

Похоронить в подвалах замка,

Когда придут — беззубо шамкать

И ждать петли, как ждал Саддам...

 

 

Имя Великого

 

Спускаюсь вниз — гроза,

Но выше — ветер звёздный,

Прочесть «Исми азам»*

И раствориться в грозном,

В неясном — тенью стать,

А в радужном — свеченьем,

Нахлынуть шумно в падь —

Разливом рек осенним.

Смотреть, как у болот —

Угрюм и скособочен —

Шайтан упрямо ждёт

Конца дождливой ночи.

Забросить в море сеть,

Парить над косогором,

И если умереть —

Невидимым и скоро.

 

* «Исми азам» — в переводе «Имя Великого». Так называются молитвы и заклинания именем аллаха, прочтение которых, по религиозным представлениям мусульман, может сделать человека невидимым.

 

 

Пища

 

Всё слишком лично — мир и слог,

Талант, умение и тупость,

Твои — счастливое число,

И необдуманный поступок...

 

Всё превосходно — стиль и ритм,

Шашлык, картофель и барашек,

И кто-то много говорит,

Но жизнь не может сделать краше.

 

Всё преходяще — смысл и сон,

Шампур, фритюрница и вертел,

Но стрелки на часах Тиссо

Несутся вскачь навстречу смерти.

 

Всё очень странно — соль и смак,

Скупой, расчётливый и нищий,

Последнее «прости» письма,

И новый день для новой пищи...

 

 

Читая женщину

 

В первой строфе ты сняла пальто,

Обувь небрежно швырнула в угол,

Шарфик мелькнул — я узнал о том,

Как хорошо тебе с милым другом...

 

Пуговиц блеск и летит жакет,

Юбка сползает дуэньей строгой —

В третьем катрене — в гамаке —

Ты удивляешь меня и Бога.

 

Ближе к развязке — бретелек визг!

Выпуклость мыслей приносит радость;

Ты не стесняешься и на бис —

На пол роняешь гипюр от Прада.

 

Текст идеален — читать, читать! —

Ева в саду, плод слегка надкушен —

Но понимаю, что всё не так —

Ты обнажаешь святое — душу.

 

 

Скованные одним чувством

 

Когда бы я безгрешен был,

Когда бы ты была чиста —

Тогда угас бы прежний пыл,

И стали хладными уста.

 

Ночь опьяняет, утро льнёт.

Как гнёт на душу — неизвестность.

Попеременно жар и лёд.

Возможно, больно, но не пресно.

 

Застольный гомон, смех гостей...

Всё ищем, с каждым днём нежнее,

Ты — на спине следы ногтей,

А я — чужой засос на шее.

 

На удивление — живём!

Ревнуем тайно, беспричинно:

— Кто и когда? И кто на ком?..

Смешные...

  Женщина.

                     Мужчина.

 

 

Монастырь

 

Печально, братия, печально —

Свихнулся мир и наш аббат...

Не чтут заветы в ските дальнем,

А в ближнем — светоч не хранят.

Не благолепно, без почтенья

Журят судьбу и небеса,

И если жертвуют полпенни,

То царство клянчат у Отца....

 

Лоснятся жирные тонзуры,

А в кельях пенится вино,

И если праведны де-юре,

Де-факто — скурвились давно.

Разврата стяг возлёг на древко,

В трактирах рясы пол метут,

Бредёт монах под ручку с девкой

И скалит зубы добрый люд...

 

Как ни учи, как ни ломай —

Епитимьёй, постом, изгнаньем —

Бунтарь всегда поднимет хай

Для отцентровки мирозданья.

Печально, во грехе живём —

От скверны не прикрыться, отче...

Брат Патрик, для борьбы со злом

Вели подать две пинты скотча...

 

 

Пусть...

 

Пусть небо льёт, пусть ветер бьёт,

А холод птиц сгоняет в стаи...

Как тает на ладони лёд,

Так год след года заметает...

 

Всё что прошло — всё заросло,

И быть ослом — мечтать о сене,

Вчерашний день пустить на слом,

Но гром не позабыть осенний...

 

И если жив, тогда держи —

Куль ржи к весенним караваям,

Для чая — мёд, к столу — ножи

И дай пожить ещё, родная...

 

 

В город

 

Суров мой Бог и справедлив мой друг,

Но недосуг оправдываться, Отче.

Лубочный жанр расхваливает вслух

Тот самый круг, в котором я был зодчим.

 

Не радует итогом разговор —

Выносит сор из комнаты старуха...

Я очень сухо завершаю спор,

На руку скорую, банально — оплеухой.

 

Всё отмирает — и добро и зло.

Скрипя, весло ломается о волны.

Игорный мир, в который занесло,

Кричит ослом испуганным, но вздорным.

 

Ослица где-то радостно вторит.

Мне льстит напоминанье о мессии.

Спесивым — гордость ставится на вид...

Под стук копыт

  Въезжаю.

                    Небо синее...

 

 

На год кота-кролика

 

Миров не счесть, но ночь, увы, беззвёздна.

Морозный воздух поглощает пар.

На скипидар кот щурится тревожно —

Год одиозный не приемлет псарь.

 

Царь жалует — вне срока, слишком рано —

Валерианой, рыбой, колбасой...

Босой японец, мастер икебаны,

Незваным гостем врёт, что кот — косой!

 

Вся жизнь, как сон под ветками омелы;

В нём Белый Кролик вытащит брегет,

И пистолет подаст безмолвно Гелла,

А квёлый Бегемот мяукнет вслед...

 

 

Умеренно-континентальный

 

Суровый страж замок не отопрёт.

День пасмурный не вылечит простуду.

Замёрзший ненавидит снег и лёд

И радуется огненному чуду...

 

Горячим кофе жар не остудить.

Приёмом тёплым ясность изувечить.

Перегорает, накалившись, нить,

А полдень знойный как ярмо на плечи...

 

От иглу до термитника в лесу,

От пирамид к фонтанам Петергофа

Циклоны изменения несут,

Меняя «хорошо» на «очень плохо».

 

И хочется стабильности навек,

Порядка и покоя повсеместно...

Чудит неисправимый Имярек,

Которому в пределах мира тесно.

 

В мартини опускает кубик льда,

А может спирт глотает в рейсе дальнем —

Всё для того, чтоб климат был всегда

Умеренно-континентальным.

 

 

Кажется

 

Кажется, надоело,

кажется, ухожу;

Слева мелькает что-то,

что не видать, но жуть...

Трижды перекрестился,

только не верю сам

В то, что меня заметят

гордые небеса.

 

Кажется, перегрелся,

кажется, навсегда;

Кто-то в карманах шарит,

бросьте, за так отдам...

Сплюнул, опять же, трижды,

только попасть боюсь

В тех, кто спасать захочет

грешную плоть мою...

2011

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10 

Метафизическая поэма

Статьи

24vip-avto.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com