ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей МЕДВЕДЕВ


 

СТИХИ

 

 

Из позднего Вийона

 

Как блеск меча в таинственной ночи —

Сигнал о неизбежной передряге,

Так непорочно чистый лист бумаги —

Хороший знак того, что разум чист.

 

Неважен слог в котором нет любви

К чему-нибудь, а может и к кому-то,

На вид скромна и немощна минута,

Но миг стыда неделями кровит.

 

Отшельник прав, но нет верней молитв,

Чем те, которые не для латыни,

Болит душа и тело в страхе стынет

Когда надежды не видать вдали.

 

Чем больше слов покоится в гробах,

Тем легче путь к природе и достатку,

Но если смысл в служении повадкам,

То нет счастливей сытого раба.

 

 

Последний день

 

Морозный ветер, наста грубый хруст —

Зима в последний день свой расшалилась,

И пересилив слякотную грусть

Явила нам заснеженную милость.

 

Как падает..., но дворники ворчат —

К дарам природы не по-детски строги,

И рубят лёд, как и слова, с плеча,

Нелестно поминая мать и Бога.

 

Скрип тормозов, прохожий подшофе

Грозит шофёру жестом непристойным,

Заманивают страждущих в кафе —

Сквозь стёкла — лабиринты барных стоек...

 

Играют дети и летят в весну

Снежки, боясь растаять без остатка,

Выпрашивает санки хитрый внук

У бабушки в заштопанных перчатках...

 

Возможно всё закончится за миг —

Медведица-зима найдёт берлогу,

И под капелью растворится стих,

Написанный слегка замёрзшим слогом.

 

 

На субботник!

 

На суд взыскательного вкуса,

Надеясь не попасть в острог,

Весна выкладывает мусор —

Сырьё для будущих костров.

 

Всё то, что прежде было скрыто,

И снежным сном занесено,

Опять маячит частью быта,

Пейзаж испортив за окном.

 

От кошек на душе скребущих

В природной кладовой фонит,

И ношу, брошенную в кущах,

Придется лично хоронить...

 

 

Буря в пустыне

 

Самум-погонщик все стада барханов

Сгоняет с мест и плетью бьёт хребты...

И как эмиры недовольны ханом,

Так ветер для песков — лихой батыр.

 

В оазисе, прижавшись к саксаулу,

Дрожит мулла и шепчет строки сур, —

Он был улемом в Балче и Кабуле,

Теперь и сам попал на Божий суд.

 

Халат как парус и чалма слетела,

Верблюд кричит — воистину Раджим! —

И очень больно, и душе и телу

От горьких дум о том, как глупо жил.

 

И я, хотя невхож с молитвой в храмы,

А больше склонен к игрищам ума,

Как правоверный жду, шепча Хайяма,

Пока осядет пылевой туман.

 

 

Мушкетёры

 

Пронзает шпага неопрятный быт,

И томно льнёт гризетка к мушкетёру —

Реальность поддаётся под напором

Желающих её как приз добыть.

 

И кто мы без друзей и без войны,

Без наших женщин и без тайн подвесок? —

Обычные гуляки и повесы,

Обманутые Бахусом больным.

 

Ах, шевалье, снимите свой берет,

Куда приличней шляпа для похода,

И если нас не упомянут в одах —

Всегда есть повод с честью умереть.

 

Как не запрячь епископа в хомут,

Так героизмом свет не испоганить —

Ведь служим мы не королеве Анне,

А сами понимаете кому...

 

Приятно нам, гасконец, даже льстит

Внимание всесильного министра,

Но это всё проходит очень быстро,

И ров Бастилии снабжает Стикс.

 

Дамоклов меч принять на свой эфес,

И отведя подальше от любимой, —

В трактир, друзья! Не проходить же мимо,

Когда в кошель пистоли сунул бес.

 

 

Хожение

 

А Русь тангрыд сакласын; олло сакла, худо сакла! Бу даниада муну кибить ерь ектуръ; нечикь Урус ери бегляри акой тугиль; Урус ерь абодан болсынъ; растъ кам даретъ. Олло, худо, бог, данъиры». «А Русь Бог да сохранит! Боже сохрани ее! Господи храни ее! На этом свете нет страны, подобной ей, хотя эмиры Русской земли несправедливы. Да устроится Русская земля и да будет в нейсправедливость! Боже (Аллах), боже (Худай), боже (Бог), боже (Тенгри)!»

Афанасий Никитин

 

Скуластый месяц над святой мечетью

Не светит христианину в Бидаре,

И если не склонить себя к бесчестью —

Никто гарипа златом не одарит.

 

Султан Махмуд вельми богат и славен,

Слонами боевыми крайне грозен,

Ходжа Юсуф его хулить не вправе,

Но помянуть не грех почивших в бозе.

 

Ах, бражки бы сейчас — большую чашу,

И в Тверь — хоть на коне, хоть на верблюде,

Страна индийская Руси не краше,

И бессермены неплохие люди...

 

Но разговеться медовухи жбаном,

Ленивой грушей и гусём в сметане —

Нельзя не только мне, но даже хану,

Хотя и пьёт вино магометанин.

 

Хотел бы обезьяной жить в Парвати —

Кокосового хмеля там не в меру,

Но, если сел за стол, так пировати,

Пока динары есть и сивый мерин.

 

Копыто Нанди лобызать обидно,

Но голый Шива крепко держит вилы,

Клинки как бритвы и враждебны гридни,

Прости, Иса, склоняюсь перед силой...

 

Худай и Тенгри не серчайте шибко,

В степях долг Солнцу возвращу с лихвою,

Как пред слоном и снежный барс зверь хлипкий,

Так и купец пред божеством не воин.

 

И если в паланкине с балдахином

В рай не войти, когда не вышел рожей,

То пусть меня схоронят под рябиной,

А веру истинную знает Боже...

 

 

1. Бидар — столица Бахманитского султаната

2.Гарип— чужестранец

3. Махмут Мухаммед III — султан.

3. Ходжа Юсуф Хоросани — Афанасий Никитин.

4. В «Хожении» Афанасий описал посещение храма Парвати, где рядом со статуей Шивы статуя его быка Нанди, которую все паломники целуют в копыта и сыплют на нее цветы.

5. гридни — на Руси рядовые дружинники.

6. Худай и Тегнри — имена Бога у тюрков.

 

 

Дом

 

Пол паркетный под ногами

принят нами

за твердь земную.

 

Бьёт вслепую,

но существует,

сила вяжущая орнамент.

 

Потолок над головою

принят мною

за купол неба.

 

Если ребус

загадан не был —

значит разум всему виною.

 

Мусор знания в прихожей

принят... тоже,

и сложен кипой.

 

Двери скрипом

Тревожат всхлипы

Тех, кто выйти наружу должен.

 

 

Перед уходом

 

Пора идти, но жизнь течёт ручьём —

По венам кровью, рифмой по странице,

И ночью прошлое как будущее снится,

Но настоящее не привлекает днём.

 

И серый день и грязный тротуар,

И нищие в подземном переходе...

Трагикомичность у природы в моде,

Но для веселия, наверное, я стар.

 

Скучаю по несбывшимся мечтам,

Но не испытываю радости и боли,

Бросаю в спирт и перец и прополис,

Но всё равно — энергия не та...

 

Осточертели поиски пути,

Чужие страсти и свои заскоки,

Всегда хотел быть волком одиноким,

И вот теперь свою мечту настиг...

 

На небо выть — не уважать надир!

Как скучно всё, но как же всё чудесно,

При свете звёзд я изучаю местность,

Пусть даже мне по ней и не ходить.

 

 

Шаг к Нерону

 

В комедии о смерти не скорбят —

Каргу не любят ни весна, ни лето,

И церковь объявляет ей вендетту,

Когда герой стреляет сам в себя.

 

В трагедии о радостях молчат —

Зима и осень чопорны до скуки,

И траур выпускает на поруки

Убившего статистов палача.

 

Лишь мелодрама пошлостью своей

Соизмерима с жизненным пространством,

В котором от свободы, как от пьянства,

Успешно лечится наивный лицедей.

 

С тех самых пор, как я ищу свой жанр,

И реквизит исследую в спектаклях,

В моей гримёрке столько рыжей пакли,

Что вся надежда на большой пожар...

 

2012

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10 

Метафизическая поэма

Статьи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com