ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джон МАВЕРИК


СТИХИ

 1    2    3

 

 

Ностальгическое

 

Залитая ливнями площадь,

Пустынный, холодный вокзал.

Чего же ты все-таки хочешь?

Не знаю... Ах, если бы знал!

 

Часовня с подгнившим забором,

Да яркие брызги травы.

А там, за степным косогором

Поросшие клевером рвы.

 

Мы срыли холмы на могилы

И только понять не смогли,

Какая есть чистая сила

У этой бессильной земли.

 

И только найти не сумели

Тропу, что струится в глуши

Ручьями забытой капели

Сквозь озеро солнечной ржи.

 

Туда, где за сном перевалов

И за полустанками лет

Кострами далеких пожаров

Янтарный дымится рассвет.

 

 

Чайка

 

Не светит огонь и не греет,

Горит — для чего не пойму,

И чайка встревоженно реет

В морозном тяжелом дыму.

 

Взмывает за черные пашни,

За дальний, темнеющий лес,

И падает в волны бесстрашно

С холодных осенних небес.

 

Вода заблестит, как живая,

Тростник полыхнет золотым,

Костер отчадит, догорая,

И в горький развеется дым.

 

И свет разольется рекою

В багровой, слепой полумгле

Такого святого покоя,

Которого нет на Земле.

 

Уже не захочется верить,

Безумствовать, плакать, любить;

Сплетает созвездия вечер

В дрожащую, яркую нить...

 

А только сидеть и печально,

У ног расстелив небосвод,

Смотреть, как пугливая чайка

Терзает спокойствие вод.

 

 

Осенняя зарисовка

 

Посмотри: как празднично и зыбко,

Ласков, беззаботен и далек,

Канет лист в струящуюся дымку —

Солнечный осенний мотылек.

 

И, покорный ветра дуновенью,

Веря в красоту, которой нет,

Станет на короткое мгновенье

Бабочкой, летящею на свет.

 

Сон ли это, сказка или небыль?

Кружится, чаруя и маня,

Бабочка, прорвавшаяся в небо

Медленно сгорающего дня.

 

И, переплавляясь в свет и звуки,

Тихо промелькнув над головой,

Падает на сомкнутые руки

Желтой, окровавленной листвой

 

 

* * *

Ликующая тьма стирает с неба звезды,

Но ей не погасить огня на алтаре,

И Ангел распрямит крыло, и встрепенется,

И вострубит в шофар на огненной заре.

 

Не потечет земля ни молоком, ни медом,

И не проронит слез, и не соткет в цвета,

Не зацветет полынь, и в час перед восходом

В степную горечь вод не упадет звезда.

 

Пока трава суха, и в кронах ветер бьется,

Пока сады пусты, и не поспела рожь,

Покуда над землей еще не встало солнце,

Ты именем моим меня не назовешь.

 

 

Волшебный голос

 

Ликующая тьма стирает с неба звезды,

Но ей не погасить огня на алтаре,

И Ангел распрямит крыло, и встрепенется,

И вострубит в шофар на огненной заре.

 

Не потечет земля ни молоком, ни медом,

И не проронит слез, и не соткет в цвета,

Не зацветет полынь, и в час перед восходом

В степную горечь вод не упадет звезда.

 

Пока трава суха, и в кронах ветер бьется,

Пока сады пусты, и не поспела рожь,

Покуда над землей еще не встало солнце,

Ты именем моим меня не назовешь.

 

 

Зеркало

 

Льется яркая музыка,

Залы блеском полны,

Обратившийся зеркалом,

Я стою у стены.

 

Снова гости съезжаются

На ликующий пир

И не знают, как больно мне

Отражать этот мир:

 

Их пустое страдание

И фальшивую грусть;

Целый вечер сияние

Мне не даст отдохнуть.

 

Свечи тонкие плавятся,

Пламя тянется ввысь,

И течет, и меняется

Бесполезная жизнь.

 

А когда приближаются

Ненароком ко мне,

Я в бессильном отчаяньи

Прижимаюсь к стене.

 

Усмехнутся презрительно,

Равнодушно и зло,

И в глаза мои смотрятся,

Как в пустое стекло.

 

И от боли немыслимой

Я заплачу навзрыд

На глазах у бессмысленной,

Развеселой толпы.

 

Что за дело вам, право же,

До такой ерунды?

Я — разбитое зеркало,

Горький символ беды.

 

 

Он шел по тропе апреля

 

По грязной тропе апреля

Он шел, как идут к престолу;

Он нес свою боль, как к свадьбе

Невеста несет букет;

И щуря глаза на солнце,

Разбрызганное по долу,

От мира стыдливо прятал

Их робкий, счастливый свет.

 

Он шел по тропе апреля,

Как царь по дороге рая,

Сбывались капелью грезы,

Сбывались ручьями сны;

Быть может, впервые в жизни

Открыто благословляя

И робкую ласку ветра,

И хрупкий цветок весны.

 

Он был одинок и бледен,

Он был над собой не властен,

Он был так влюблен, как, верно,

Никто еще в мире не был.

Но лишь у апрельского снега

Есть призрачный запах счастья,

А в самой невзрачной луже

Такое высокое небо...

 1    2    3

Содержание раздела. РассказыСказкиМиниатюрыКрупная проза — Стихи

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com