ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джон МАВЕРИК


СТИХИ

 1    2    3

 

 

Запах горького ветра

 

Горький ветер ревет и беснуется,

Гонит рябь по вздремнувшей реке,

А в заливе болотная курочка

Вьет гнездо в золотом лозняке.

 

Этой птичке бессильной и крохотной

Я поведал бы сердце свое,

Но река, словно вечность, глубокая,

Отделяет меня от нее.

 

Та река поросла до излучины

Рыжей тиной, осокою слов.

Здесь смотреть стану, злой и измученный,

Как выводят на воду птенцов.

 

Тростники беззащитные клонятся,

Точно больно им прямо стоять;

Что забыто — однажды исполнится,

Что уйдет — возвратится опять.

 

Так сбылось твоей воли пророчество:

Неуемному ветру назло

Буду горько стоять в одиночестве

И смотреть на чужое гнездо.

 

Не спуститься в тенистые заводи,

Не доплыть до других берегов;

Ослабела душа от усталости,

И от запаха горьких ветров...

 

 

Осень

 

Ветер злой и осенний

В мой врывается дом,

Словно плеть, беспощаден,

Неподкупен и чист,

И, как гордая птица

С перебитым крылом,

С неба падает клена

Догорающий лист.

 

Как не верилось прежде,

Что придет, наконец,

Эта тихая осень

Откровений и снов;

И захочется верить

Только в шепот сердец,

И захочется слушать

Только песни без слов.

 

Утром горьким и тихим

Будет странно мечтать

Не о том, что свершится,

А о том, что ушло,

О запуганной птице,

Что боялась летать,

Потому, что на небе

Было слишком светло.

 

А теперь — слишком поздно,

Там простор и ветра,

И ненужные крылья

Тяжелы от дождя...

Всюду вечер и осень,

И промозглая мгла,

И, наверно, успею

Лишь сказать, уходя,

 

Всем, забившимся в угол

И в спасительный мрак:

Вам когда-нибудь будет

Так же больно, как мне,

Когда яркие листья

На поникших кустах

Запылают в холодном,

Беспощадном огне...

 

 

* * *

И вот он вернется, тот день, так нежданно ушедший,

Как дождь по стеклу, как улыбка, как солнечный свет;

В нем будет бессилие слез и отчаянье песни,

И радость, забытая, кажется, тысячу лет.

 

Он снова придет, нестерпимо печальный и снежный,

Скупой, как трава, что едва научилась цвести;

Обнимет за плечи, взволнованно, робко и нежно,

Заглянет в глаза и униженно скажет: «Прости...»

 

Мы будем болтать, задавая пустые вопросы,

Закружимся в танце, едва ли касаясь земли,

Не видя, как в пальцах с дотлевшей во мрак папиросы

Осыплется пепел нечаянной нашей любви.

 

 

Прогулка вдвоем

 

Что смысла в закате, и в голосе ветра,

И в этих прогулках без цели, вдвоем?

Пугливо застыла притихшая верба

Над ярким и чистым, как солнце, ручьем.

 

К чему эта ночь? — я спросил, замирая;

Блуждали и гасли вдали огоньки.

А степь тихо пела... Незримые стаи

Кузнечиков взялись за чудо-смычки.

 

Ты что-то сказала, но в шепоте ветра

Ответ заблудился, как лист, невесомый,

И мы заблудились, как дети в тумане,

Не в силах противиться странному зову.

 

Закат разрумянил склоненную вербу

И, зябко лаская пустынную даль,

Серебряной пылью растекся по небу,

В нем не было смысла, а только печаль.

 

И вдруг захотелось доверчиво-робко

Всех в мире понять, а понявши — простить;

Прижавшись друг к другу и вмиг успокоившись,

Без слов удивиться, без слез загрустить.

 

 

* * *

Для чего я любил эту ночь

И тебя, заплутавшую в ней —

Перелетную слабую птичку

В заколдованном мире теней?

 

К мокрым травам припав до зари,

Золотым от росы и рассвета,

Я просил не прохлады, не ветра,

Я просил у них только любви.

 

Но любовь — не надежда, не грусть,

Не обряд и не свадебный пир,

Это только неведомый путь

По реке, не впадающей в мир...

 

 

Мы так давно разучились любить

 

Под теплой зеленью звезд и в ночи

Грустить не будем, и верить — не будем;

Не нужно клятв и речей, помолчи:

Мы все равно их потом позабудем.

 

Мы так давно разучились любить,

Гоня дыханьем отчаянный холод;

Не мучься попусту: быть ли, не быть...

Какая разница? — Жизнь только повод.

 

Мы так давно разучились мечтать,

В прозрачной заводи лунного сада

Так бескорыстно, так радостно ждать

Одной улыбки, движения, взгляда.

 

Как беззащитны и счастливы были

Мы в детском мире рассветов и снов!

Мы так давно, так давно позабыли

Простую музыку искренних слов.

 

Как много трав и лесов отшумело

Под голос ветра и крик соловья;

Терзая страстно-покорное тело,

Не трогай душу — она не твоя.

 

 

Ночь на реке

 

Не затеплится свет, не заплачет струна,

Расплескав по долинам трепещущий звук;

Тяжелеют ресницы от горького сна,

Ускользает весло из слабеющих рук.

 

В серебристо-молочном тумане луны

Растворяются чуткие тени ракит,

Словно грезятся им безотрадные сны,

Словно с миром душа, расставаясь, грустит.

 

И, забывшись, весло уронив на корму,

Очарованный, слушаю голос реки;

Как нарядные гости на летнем балу,

В легком, призрачном танце скользят мотыльки.

 

Жизнь пуста и бледна, празднословье и блеск,

Я бы выпил ее, не робея, до дна.

А в хрустальной глуби замирающий всплеск, —

Это в черную даль покатилась звезда...

 1    2    3

Содержание всего раздела

mygomel.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com