ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Марина МАТВЕЕВА


Об авторе. Контакты. Новые стихи

СЕРЕБРЯНЫЙ СТРЕЛЕЦ 2010

Победитель в номинации «Серебряное слово»

 12    11    10    9    8    7    6    5    4    3    2 

 

 

ИЗ КОНКУРСНОЙ ПОДБОРКИ

 

 

* * *

Сломали сливу ветры ноября.

И хочется пожить, да алыча

невкусная, по правде говоря,

поэтому дорубим, и с плеча.

 

Руби, топор! За рублю ни рубля

никто не даст, так хоть потешим мы-

шцы. В этом пониманье: тела для

работают и души, и умы.

 

Что слива! — нам бы дубушек снести,

да не один. Нас Павлов на рефлекс

такой не проверял, и где постичь

ему вокупе с Фрейдом: даже секс

сравненья не имеет с топором,

которому позволено рубить.

Позволено! И рухнул старый дом,

и две старухи перестали жить,

и Достоевский прячется в гробу,

решив, что это он всему виной...

 

Не плачь, ворона, на своем дубу —

сегодня плохо не тебе одной...

 

 

ХУДОЖЕСТВА

 

Весь этот мир для тебя! — ну, а ты — о еде...

Вспомни Тургенева или какого джедая!..

...Если из слова «худею» изъять букву «д»,

Это и будет то самое, чем я страдаю.

 

Мир превращается в тихий такой балаган...

Сюры и глюки — они не живут в одиночку.

Пусть позавидует мне тот поэт-наркоман,

Что без укура не выдаст и матерной строчки.

 

Пусть меня скушает Бог или выдаст свинья,

Только сегодняшний день (впрочем, как и вчерашний),

Очень похож на осколок того бытия,

В коем тебе очутиться случилось бы страшно,

Ибо ты думаешь: ради тебя на ура

Я вылепляю шифроидной клавы фигуру, —

Только вот эта нелепая словоигра —

Лишь результат недостаточных глюков и сюров.

 

Вот похудею еще килограммов на дцать,

Поголодаю еще полгодочка сурово —

Знаешь, какие задвиги я буду писать!

В них о клавурной шифричке не будет ни слова!

 

Ты не «догнал»! После месяца «я позвоню»

Взял и явился, и без разрешенья остался.

Что ж, почитаю задвигов, потом прогоню:

Клавное — это шифровка! — чтоб не догадался...

 

 

ПОЭТЕСКАМ

 

плохо быть уродливой нимфоманкой

плохо быть уродливой графоманкой

ни тебе ни текстам никто не даст

ни тебя ни тексты никто не взяст

 

плохо быть красивою нимфоманкой

плохо быть красивою графоманкой

и тебе не текстам хоть кто-то даст

и тебя не тексты хоть кто-то взяст

 

плохо быть красивой асексуальной

плохо быть красивой и гениальной

и тебе и текстам кто хочешь даст

и тебя и тексты кто хочешь взяст

 

плохо быть уродкой асексуальной

плохо быть уродкой и гениальной

не тебе а текстам хоть кто-то даст

не тебя а тексты хоть кто-то взяст

 

а вот я наверно какой-то нолик

на меня и шарик и идет за ролик

ни меня ни текстов попробуй дай

ни меня ни текстов попробуй взяй

 

а вот я наверно какой-то восемь

столь горизонтален сколь и несносен

вот такой вот атекстуальный флять

я наверно ангел ни дать ни взять

 

 

* * *

Ты. В моем доме. С гитарой. На стуле. Ты.

В звуках надтреснутых, в трещинах струн...

В пальцах дрожат отражения улицы,

отсветы фар и раздвоенных лун...

Что ты поешь, я не слышу. Поэтому

пой, что захочешь, что сможешь. Ты — тень

света запретного, шага ответного,

шага сквозь стену в метаньях меж стен...

Комната. Стены мои. В перекрещенных

отблесках струн ты меня вколдовал

всю в отраженье счастливейшей женщины

в паре надтреснутых карих зеркал...

 

 

* * *

Лопе-де-вежская пуща плаща и

шпаги (не путать со штангой — тяжеле

та). Лучше всякой бумаги прощает

ныне всемирка нам все. Неужели

жизнь отличается столь же от писем,

как трудодни от работ Гесиода

с той же проблемой? Ужели на жизни,

плащ расстелив, отдохнула природа?

 

Сверхблагородство в вопросах морали,

сверхосторожность в словах. И на деле

проще всего побывать гениальным,

если пойти умереть на дуэли

в чате от типа под ником Дантес и

тут же отправиться в рай к Беатриче,

той, что при жизни посредством процесса,

производящегося без различий

лиц, золотит себе нимб. Обещай мне

тоже не путать мой рай и спасенье

мною. И прячься за краем плаща, не

веря признаньям Соб@ки-на-сене.

Знает коварная, как все запуще...

Но запускает опять, и, включая

милую лопе-де-вежскую пущу,

помнит, сколь многое та ей прощает.

 

 

ВЕЩЬ В СЕБЕ

 

Напрасно боролась со мною природа за чувства и тело...

Я стало чудовищем среднего рода, когда поумнело.

Когда мне открылось, что разум и воля — превыше страданья,

Возвышенней самой возвышенной боли — её обузданье.

 

...И страшно мне вспомнить, что сердце когда-то дышало любовью,

Что с кем-то я узкой делилось кроватью, делилось собою...

Теперь я в себе. Я спокойно и цельно, как мысли теченье.

А то, что я вещь... Ну, так этим и ценно мое превращенье!

 

Да здравствует Вещность, Неодушевлённость, Предметность, Свобода!..

...Еще бы на каждое слово синоним... чтоб среднего рода...

 

 

ПРОТИВ ПОРЧИ

 

Есть да-нность. Но еще пытаюсь в нет-ность

себя вгонять. Постыла мне секретность,

                  где каждый вздох — в усах и в париках,

где на душе, забвением укрыта,

вздыхает у разбитого корыта

            старуха, у которой старика —

 

— да что пиры, дворцы, меха собольи! —

последнего отняли!... В раме боли

                         любой портрет бессилием силён,

как «Софья в Новодевичьем» ...В раздирах

зрачков блестят стрелецкие секиры...

                         Да этим ли перстам беленый лён

 

для плащаницы покрывать крестами

из канители? ...Волчьими хвостами

                         мне разорили в горнице очаг

завистники. И намели метаний,

бессильных в исполнении желаний

                 и помыслов — что злато и парча! —

 

все о глазах, которые живые...

Со мной такого не было. Впервые.

                          Чтоб звёзды резались из дёсен дня,

а вечер был бессонницей беременн,

чтоб стыл в груди незваный Анн Каренин,

                                   а поезд вел охоту на меня —

 

тяжелый, безнадёжный, непоказный,

как вдовий вой на дню стрелецкой казни,

                          как звон над Новодевичьей тюрьмой,

где из келейки еле видно солнце...

Царевна! Помни! Мы еще прорвёмся!

К бессилию завистников — вернёмся

в глубинной чаше памяти потомства —

                 уже за то, что принимали бой!

Стихи до 2013 года:
 12    11    10    9    8    7    6    5    4    3    2 

Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com