ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Марина МАТВЕЕВА


Об авторе. Контакты. Новые стихи

 19    18    17    16    15    14    13 

 

Марина Матвеева

 

ЭПИЧЕСКАЯ СИЛА

 

Огнепоклон

 

В религии зороастризма постулируется бытие благим, любовь

к ближнему и творение добра по личному волеизъявлению —

 без каких-либо «кнутов и пряников» от божественного мира.

 

Там — спят, здесь — спят...

И куда мне с моей бессонницей?

Там — свят, здесь — свят...

И куда мне — огнепоклоннице?

 

Там — Бог, здесь — Бог...

Почему же планете — бесится?

Там — слог, здесь — слог...

Не писать — так только повеситься.

 

Там — слеп, здесь — глух...

Для кого оно пишет? — нервами!..

О Святый Дух,

не последняя — да не первая...

 

Добро и Зло.

Точка сборки мы — и не более.

Прости «козлов» —

недовыбрано, недоболено.

 

От боли той

ты и молишься, всё и молится.

А тот святой —

не от боли кто, не от боли — сам!

 

«Любите Мной, —

остальное всё — бесьи пакости».

Под Сатаной

мне о плачущих нынче плакалось?

 

Хочу — сама!

Ближнего любить и добро творить.

А мне — сума:

от себя дарить — нечего дарить!

 

А мне — тюрьма:

от себя любить — прочь, постылая!

...А здесь ума

ставить некуда — так любила я!..

 

Гордыни грех?

Умаление — дальше некуда:

весь человек —

точка. Даже и не молекула.

 

 

Точка сборки

 

Что мне сделать для тебя, любимый?

Терпеливец, гадина такой,

свято-тать, своей невыносимой

добротой ко мне ты не покой,

 

а раскол душе моей врасплошишь:

я должна быть счастлива с тобой,

благодарна, как больная лошадь,

что не оттащили на убой.

 

Убивателей любить — так просто:

ты скотина — белый лебедь я.

Сразу возникает чувство роста

духа над паскудством бытия.

 

Здесь — паденье. Я сама — скотина.

Я — тиранья, инквизиторьё.

...Знаешь: не пытать — невыносимо —

то, что и под пытками — твоё.

 

Лебедем для лебедя, наверно,

только белопёрый птичий мозг

сможет быть чуть больше, чем мгновенье:

там, где нет рассудка — нет и розг.

 

Разум — выбор. И один на свете:

Зло — Добро. Как скучно на Земле...

Или озеро плясать в балете —

иль давиться перьями в золе...

 

От такой тоски и третье встанет:

то, что лечат в дурках, и с трудом:

до утра утробное метанье —

мигски! — меж гордыней и стыдом.

 

Да остановись же ты, мгновенье! —

меж единственными Азъ и Ять!

Ведь смогло же чье-то исступленье

свет и тьму на радугу разъять,

 

видя в титаническом бессилье

струнный запах снеговых вершин...

Белое. А это только — или

чёрное. Отплакала — пляши.

 

Изругала — приголубь. Ублюдок —

солнышко. Убила — воскреси.

Даже бесы молятся — покуда

их не видит царь бессильных сил.

 

Вот когда не дали — всё без фальши.

Приказали: боль. Да без проблем!

А дают — и ты берешь, — что дальше?

Кто прикажет, как вот с этим всем?

 

Дотираниваться, чтоб вскотинить...

Растопчи! И вновь святи, как тать!

Пусть хоть раз другой решенье примет

за меня, кем мне сегодня стать.

 

 

Царь Иудейский

 

Нет, здесь не в российскую душедверцу

побирушкой просится Украина...

Индоевропейское мое сердце,

праславянская его сердцевина.

 

Не живет в нем Бог, что Господь Всевышний —

тесен круг других, а вопрос квартирный

портит, ох, и портит... В одною с Вишну

коммуналке выжить — необратимо.

 

Обратить меня воскресенья властью?

Царь: живи один — это всем известно.

Но часы стучат Тебе: помни — (платишь!) —

Индоевропейское свое место.

 

Помни, как потомков златого Кия

Причастил Ты кровью — да не своею.

Бьются мне сердца их — они такие:

Разорвутся прежде, чем орабеют.

 

Те, кто выжил и покорился рабству —

пусть и Божью, держат себя за глотку

и сейчас... Загадочен наш характер,

вовсе не загадочна наша водка.

 

Вот она: и тайна, тоска, две бездны —

Достоевский, что ж ты молчал об этом?

Аль еще истории неизвестны

были эти царственные секреты?

 

Что ж ты сильных гнешь самоодоленьем,

никогда не избранный наш Мессия?

Не был ты для русича откровеньем.

Царь, живи один. Отпусти Россию!

 

 

Катастрофа, но не беда

 

Народы, а Гольфстрим-то остывает!

 

...На роды женины не успевает

мой друг Иван, хотя и обещал ей

присутствовать... Противные пищалки

орут из пробки инорассекаек,

и дела нет им, что беда такая:

не увидать самейшего начала

новейшей жизни...

                             Чтоб не опоздало

на отпеванье матушки-планеты,

раскрученное вещим Интернетом,

скопленье конференции из Рима —

толпа машин спасателей Гольфстрима —

спешащее на важные доклады...

...............................

— Гуляйте садом!

— С адом?

— Хоть с де Садом!

 

Вы, пассажиры новеньких визжалок,

чье время так бежалостно безжало,

спасатели — но не — и в этом ужас! —

спасители, —

                          глаза бедняги-мужа

виднее сверху и прямей наводка:

вот он стоит и взглядом метит четким

всех тех, кому хреново, но не плохо.

 

...А тут, где ждут, меж выдохом и вдохом —

столетия, стомилия, стотонны...

Стозвездиями небо исстопленно

сточувствует и к стойкости взывает...

 

А где-то там чего-то остывает...

 19    18    17    16    15    14    13 

Циклы стихов, 2013-15:
Сову на глобусПогубьеХристина — Эпическая сила и другое

Стихи до 2013 года

Поэзия — «Переведи меня через себя»Заметки, рецензии

Об авторе. Контакты. Новые стихи

26.07.10

Марина Матвеева. «Ты. В моем доме...» Мелодекламация Инны Мень (музыка: ДиДюЛя).

0,6Загрузить!

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел — 3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com