ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анна МАРКИНА


Об авторе. Новые стихи

ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА

 

НЕПОНЯТНЫЙ ДЕНЬ

 

 

Непонятно, куда подевались деньги...

Слишком много их выброшено в фонтаны?

Рассыпаются мысли; куда ни день их,

Все равно разбегаться не перестанут.

Удирают, чтоб жариться вновь у моря,

Ну а те, что попроще, — на крышу дачи...

На природу охота, — да вот умора, —

Мелких денег-то нет... а в маршрутках сдачи.

 

Непонятно, когда же ко всем сюжетам

Саундтрек подобрался из арий Баха.

И небрежность размазалась по манжетам,

И усталость вплелась желтизной в рубаху.

Хмурым утром приемник урчит довольно,

Что сентябрь-жеребец прискакал аллюром.

Но пока рыжеватого цвета волны —

Бороздят лишь случайные шевелюры.

 

Непонятно, зачем заварился кофе,

Непонятно, зачем утро пахнет мятой,

Участилось дыхание, стынет кровь... и

Это все ведь до чертиков непонятно!

У тоски оба глаза закрыты шалью,

Безрассудство с ней, жмурясь, играет в прятки.

А не осень ли махом перемешала

Этот день, незаметно прилипший к пяткам?!

 

 

ДЕВОЧКА-ВРОДЕ

 

Девочка бродит

по запертой комнате,

девочку-вроде

не любят, не помнят и

не заплетают

ей в волосы ленточки.

Девочка тает

по шагу, по клеточке.

Но продолжает

раскрашивать в розовый

окна. Чужая

для всех, а ведь создана

для небывалой,

великой, непознанной

жизни, да свалка

в глазах — а не поздно ли?!

 

Девочка спит

на подстилке из робости

в черной степи

между небом и пропастью;

в черной степи,

ограниченной стенами.

Время-вампир

лижет руки почтенно ей.

 

Кожу давненько

морщины изрезали

(скачут по ней, как

бродяги нетрезвые).

Так и не явится

принц к ней на лошади, —

ходят-то пьяницы,

гнусный люд сплошь один.

 

Девочка бродит,

Чтоб принца хоть в ком найти...

Девочка-вроде

Состарилась в комнате.

А ТЫ БЫВАЕШЬ...

 

А ты бываешь ни то ни сё и, чтобы кто-нибудь не просек, шпаклюешь жизнь цветастым раствором строчек.

А там, за ними, такая брешь, что нитку вымажи в серебре и зашивай так душу до самых почек.

Там светят тускленькие слова активной мощностью в десять ватт, и если их хватает на разговоры,

Уже не плохо. Учтем, что ты не птица редкостной высоты, а значит, ждешь набегов их вольной своры.

А значит, просто пиши курсач, плыви сквозь дымные небеса, готовься в величайшие программЁры;

Считай, запутывайся, учи, тасуй программы, как кирпичи ( увы, их код для тебя все равно, что мертвый)!

Тогда влюбляйся. Сие для всех. Купайся вечером с Ним в росе. Тянись к губам, в тяжелых объятьях ерзай.

А утром (слышишь ты?) удирай, бросай свой жалкий нестойкий рай, чтоб после не случился он слишком слезным.

Гори десятком живых идей, бросайся в омут, наглей, худей, пытайся хоть за что-нибудь зацепиться;

Два дня пробегавши по утрам, забей, ударься молиться Ра, пей пиво, заедай все безвкусной пиццей.

Но верь — мир станет игрив и нов, как в том, любимом тобой, кино. Верь безусловно, щемяще, совсем по-детски,

Что облако мягко прильнет к ногам, ты бросишь плакать и убегать, и некуда будет просто от счастья деться...

Вот так мечтаешь, живешь, летишь, кричишь: «Смотри, написала стиш!»

                                                И всем вертляво цедишь: «Все хОК`кей, Don`t worry!»

А жизнь все теплится между строк, ты существуешь невнятно, впрок...

                                                от своры слов до новой клыкастой своры.

 

 

ГОРОД

 

Он

 

В этом городе ночь приникает к окну в Понедельник

И зовет, обнажив тусклый рядик фонарных зубов,

В темноту, в небытье... И, наверно, растерянный Бог

До утра в кабаках пропивает последние деньги.

 

Этот город собрали из долбанных пятиэтажек,

Драных кошек, аптек, утонувших в грязи тротуаров.

Эти улицы склеены небом из ящика тары,

Сданной с голоду в руки судьбе алкашами со стажем.

 

Есть ли в домах, вшитых в землю, что в ткань между пяльцев,

Та, что с утра будет пахнуть имбирем и лилией,

Та, чьи черты до изгиба, до впадинки, линии,

Слеплены в путь для моих замерзающих пальцев.

 

 

Она

 

Есть ли тот город, где ночью шеренги окошек

Больше не будут манить своим светом и тайною,

Ибо со мной будет тот, кто, пускай с опозданием,

Бросил к ногам моим город из счастья и кошек.

 

Здесь мне душно весной. И запутавшись в солнечных брызгах,

Я бреду наобум и практически не замечаю,

Что давно уже лишний стакан ненавистного чая,

Для кого-то оставленный с детства — потерт и замызган.

 

В этом городе длинных аллей и веревочных улиц,

Криво скомканных, словно в изъеденный молью клубок,

Все настолько бессвязно, что даже измотанный Бог,

Бросив штопать наш мир, прикорнул на расхлябанном стуле.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9

Об авторе. Новые стихи

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел-3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Самая актуальная информация международный сайт знакомств здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com