ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей МАГАЛЕЦКИЙ


https://www.proza.ru/avtor/mags9

3-е место в конкурсе миниатюр имени Натальи Столяровой

ЛАНФРЕН-ЛАНФРА

 

Скучное занятие — траву на даче косить! Вот и фантазирую...

 

Выстриг газонокосилкой огромные круги на поле. Утром прибежал сосед-астрофизик, помешанный на уфологии. В глазах азарт и... зависть: «Вот и до нас инопланетяне добрались! Но почему у тебя приземлились?»

 

Ученый опустился на четвереньки и принялся изучать спирали «аномального явления». На последнем круге уперся в дачный туалет, подозрительно оглянулся и потянул на себя дверь... «Есть контакт!» — ликую в душе. На деревянном очке сидело мое огородное пугало. Вокруг рулоны туалетной бумаги с надписью «Х-файлы».

 

— Заходи, ботаник, не стесняйся, там все свои! Лишь твоей подписи на документах не хватает, — смеюсь я.

 

Уфолог поднялся с колен и разочарованно плюнул:

 

— Тьфу! Ну, ты и клоун!

 

Не люблю эту бесовщину... На Земле столько дел — разобраться бы! А клоун, между прочим, — не оскорбление. Это призвание, состояние души! Вот траву косить — не творческое занятие!

 

Кошу в другой раз, и аж ломает всего! Натыкаюсь на муравьиные кочки... Интересно, а что для насекомых газонокосилка? Страшный ревущий танк? Тогда у них паника!

 

Встаю на одно колено и разглядываю муравейник. Так и есть — беготня и суета кругом. Замечаю одного муравья, упрямо ползущего вверх. Насекомое похоже на воина племени майя, бегущего по ступеням пирамиды. По пути пытается что-то сказать другим индейцам. Его никто не слушает, и он двигается дальше. Оказавшись на вершине, падает на колени и тянет в небо руки...

 

Так, мураши, отбой! На ум приходит новая идея. Через пару часов на траве появляется выстриженная фраза из трех слов. Буквы огромные и на земле не читаются. Лечу на чердак к соседу полюбоваться на свое творение. Ученый удивляется: «Ну, ты ненормальный!»

 

Надпись видна только сверху, и кроме уфолога о ней никто не догадывается. Жена решила, что это оригинальные бордюры, сажает вдоль них цветы. Вот и славно! Но беспокоит мысль: хорошо ли видно послание с большей высоты? Ведь рядом аэропорт, и самолеты регулярно заходят на посадку.

 

Бегу опять к соседу с просьбой: можно ли засечь переговоры летчиков? Ученый настраивает электронику и долго слушает эфир. Затем, ехидно улыбаясь, передает наушники. Прикладываю один к уху: «Борт N... тут рядом с глиссадой, какой-то мудак...» Дальше слушать не стал, пошел к себе.

 

Обидно, но состригать буквы не стал, лишь иногда подравниваю. И замечаю странные вещи: самолеты, заходившие раньше на посадку в километре от дачи, теперь снижаются над моим участком. Будто изменилась глиссада, и послание на траве служит для них ориентиром, привязкой к дому. Иногда серебристые лайнеры покачивают крыльями. «Летят самолеты — привет мальчишу!» Чудеса, да и только!

 

Все бы хорошо, но в поселке скандал — жители возмущены такими переменами! Сосед плотоядно лыбится и намекает на пятизвездочный коньяк. Ботаник! Не понимает, с кем связался. Однажды, когда жена ученого была в отъезде, наблюдал его с незнакомкой на чердаке. Барышня давала уфологу уроки занимательной астрономии... Ха-ха! Эх, звезды-то я больше него люблю!

 

Косить пока нечего, и я откровенно скучаю. Помогаю жене окапывать деревья, но до чего же муторно! Обрываю траву у яблони и... нахожу лекарство от скуки — симпатичную зеленую жабу. Животное замерло и удивленно таращится на меня. Новая мысль приводит в щенячий восторг.

 

Бегу в дом, с помощью ножниц и фольги мастерю царское украшение. Воровато оглядываясь на супругу, возвращаюсь назад и прилаживаю его на лягушку. Странно, она даже не шевелится! Лишь глазами хлопает. Довольный, занимаю позицию неподалеку.

 

Супруга присаживается у дерева и отодвигает траву. На нее смотрит жаба в золотой, сверкающей на солнце короне. Жена шлепается на задницу, часто моргает и бестолково спрашивает лягуху:

 

— Мы... это здесь... зачем..?

 

— ... Ваше Величество! — кланяюсь с серьезным видом и падаю на траву от смеха.

 

«Шут гороховый! — доносится до меня. — Заставлю на ней жениться...»

 

Ну вот, и ей не угодил! Больше в этот день ничего не делаю: потягиваю в беседке холодное пиво и громко хохочу, вспоминая вопрос жены и удивленные глаза коронованной особы.

 

Вечер незаметно переходит в чудесную ночь. Прохлада опускается на крыши дачного поселка. Уфолог на чердаке охмуряет новую барышню под гитару:

 

— Мы легкий сон, ланфрен-ланфра, сорвем с тяжелой ветки,

Как сладок он, ланфрен-ланфра, такие сны так редки...

 

Ай да ботаник! Найти общий язык с женщиной труднее, чем с «братьями по разуму» из далекого космоса.

 

Небо повисло темной портьерой, прибитой серебряными гвоздями. Нет-нет, да упадет еще одна звезда... Ручей у беседки тихо перебирает четки камешков. И я спрашиваю:

 

— Мы зачем здесь, Ваше Величество..?

 

Что наша жизнь? Ланфрен-ланфра... Короткий припев к Вечности. Но без него не сложится песня и огорчит того, кому написал на траве большими буквами:

 

«Это я, Господи...»

«Ланфрен-ланфра» — «Казнь»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com