ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джулия ЛУ


Об авторе. Содержание раздела

ХОДИТЬ НЕЛЬЗЯ ЛЕТАТЬ

 

Она не помнила, что ей снилось. Но сон был липкий, тягучий и неприятный. Проснулась разбитая, более усталая, чем была вечером. Тревога вцепилась в горло. Жди беды. Беды. Беды...

Открыла тяжелые веки, огляделась. Так и есть. На скомканной, сбитой простыне лежат два маленьких, подрагивающих, смятых крылышка.

Отвалились всё-таки... И эти не прижились...

 

Как была, в пижаме, вышла во двор, бросила бесполезные уже кучки перьев в мангал. Плеснула обиды напополам с горечью, приготовила факел злости.

Пусть! Пусть горят! Не хотят расти, и не надо! Проживу без них. Как и раньше. Рубцы, правда, станут несколько толще и уродливей. Ну, да и ладно. Замажем, заштукатурим. Не впервой.

 

В висок настойчиво билась мысль. Она знала, ч-т-о будет, если её впустить. Если «начать её думать», если произнести эти слова даже мысленно. Будет больно. Очень больно.

Она отмахнулась: «Уйди. Уйди, кому сказала! Не пущу».

Мысль пискнула, но кружить рядом не перестала, выжидая подходящий момент, чтобы влететь, вцепиться, обосноваться внутри обстоятельно так, надолго, родить своего мерзкого, колючего дитятю, от которого утробно и заунывно завоет, заплачет женская душа.

 

Женщина подняла голову, встряхнула спутанными беспокойным сном волосами и погрозила маленьким кулачком:

— Опять твои шутки? Издеваешься? Вот и забирай назад подачку свою, снова бракованные попались!

Она поднесла искрящий злостью факел к мангалу. Крылышки съежились и вздрогнули...

 

Небо негромко «рыкнуло». Синеву прорезал тонкий лучик, пробежал по беспорядочным прядям:

— Ну, прости... И у меня не всегда всё получается идеально... Снова что-то дало сбой... Вот в следующий раз...

— Вот уж нет! Никаких «следующих разов»! Наелась, нахлебалась. Не ложкой даже, половником. Не хочу больше ничего. Не хочу, тебе понятно?

— Подожди кипятиться — поговорим по-взрослому. Не срастается у тебя с крыльями, давай альтернативу им подыщем. Так, что тут у нас есть в закромах... А! Вот! А если пропеллер попробовать, как у этого, «в полном расцвете сил»? Там и кнопочка в комплекте прилагается. Будешь включать исключительно по собственному желанию. Как тебе?

 

Женщина усмехнулась:

— Представляю! Где-нибудь на самолетной высоте пропеллер твой вдруг заглохнет, и ты неожиданно вспомнишь, что (ах, незадача) забыло предупредить меня о необходимом запасе топлива. Так?

— Ну-у-у... — Небо надулось тучками. — Я, если честно, не совсем понимаю, от чего этот пропеллер и работает...

— Вот! А я о чем! Всё, отстань, дай мне спокойно закончить. — Женщина снова поднесла факел к мангалу.

— Стой, стой! А если сандалии тебе? Ну, как у богов древних? Ах, нет... Там же тоже крылышки... Нет, погоди, сейчас придумаю... А если — метлу? Хочешь метлу? Ступу к ней — бесплатно, чесслово!

 

— Была у меня метла. Все лодыжки об нее поцарапала. И мужчинки, знаешь, как быстро сбегали, когда её у дверей вдруг обнаруживали? И не доказать же никому, что хозяйка её — чистый ангел, просто крылья не приживаются...

 

Колючая мысль снова настойчиво стукнулась о непреодолимую для неё преграду. Женщина поморщилась: «Сказала же я тебе, не пущу!»

 

Легкий ветерок забрался под пижаму, пощекотал покрывшуюся крошечными мурашками кожу:

— А если тебе на мне летать, а? Хочешь? Я тебе любое направление предложить могу. Выбирай!

Улыбка тронула искусанные губы:

— Хитрец! Тобой же не поуправляешь! И где я окажусь, если ты решишь в ураганчик превратиться?

 

Ветер смущенно присел на верхушку березы:

— Виноват... Я ж — мужик, какой-никакой. Ну, давай-давай, ворчи, что со мной сладу нет...

 

Женщина устало махнула рукой:

— Я лучше теперь — ногами. Ими же не только ходить, ими и бегать можно, и прыгать... Да, ну вас... Идите уже, по делам своим неотложным... Пойду я кофе пить... Ай!

 

Настойчивая мысль воспользовалась секундной слабостью, влетела, освоилась, расположилась, забросила в сердце, в самую его серединочку, своего мерзкого отпрыска.

Заныло, застонало, заболело внутри.

 

За

        что

                ты

                        так

                                со

                                        мной,

                                                  милый...

 

Морщась и удерживая готовые брызнуть слёзы, женщина вытащила из равнодушной железной коробки дрожащие крылышки, осторожно отряхнула их, прижала к сердцу:

— Я вас оставлю. На память. Простите меня...

 

Злобный «мысленный» эмбрион, не выдержав такого соседства, дернулся, на долю секунды ослабив хватку.

Одно точное движение тонкой руки — и вот он уже, корчась, лежит на дне мангала.

Факел брошен. Огонь бешеными языками поднимается к небу.

Облачка принимают злобное пламя, укутывают и гасят его...

Ветерок рассеивает едкий дым, безжалостно уничтожая сбегающие искры:

— Иди, иди... ногами своими! Пей кофе! С добрым утром!

 

© Copyright: Джулия Лу, 2014

Моя бывшая. Моя настоящая

Снежинки со вкусом клубники

РазговорБелоеДруг вернулся

Ходить нельзя летать

Крест мой

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com