ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джулия ЛУ


Об авторе. Содержание раздела

РАЗГОВОР

 

— Милый, ты очень занят? — Она подходит к дивану.

— Ну... Слушай, сейчас же бой за звание Чемпиона Мира... У тебя что-то срочное? — Мужчина приглушает звук телевизора.

— Да не то, чтобы очень... Вот, хотела обсудить... — Она протягивает мужу раскрытые ладошки.

 

Мужчина улыбается. Приобнимает ее:

— Ох, философ ты мой. Давай, давай, что там у тебя на этот раз?

— А как же бокс? — Она хитро опускает глаза.

— Да есть еще пять минут. Пока они там разойдутся. Давай!

 

Муж бесцеремонно сгребает из ее ладошек протянутое ею. Она вздрагивает: «Ой, опять помял... Немножко... Ладно, ладно. Хорошо, что взял! Поправим!»

 

— Та-а-к... Ну, и что на этот раз? Как всегда, накручено, наверчено. Вот это, например, сбоку. Что это?

— Узелок... Ну, это, помнишь, когда...

Он перебивает:

— Узелок? Это — узелок? Не поймешь, где начало, где конец! Смотри сюда! — Он шарит глазами. Хватает дочкин халат, выдергивает пояс. Перед носом жены завязывает аккуратный узел. Кажется, такой называют «морским».

Победно смотрит на нее:

— Вот это — узелок! А у тебя? Как развязывать? С какой стороны? За какой хвост не потяни — только хуже сделаешь!

 

Она молчит. Муж продолжает «осмотр»:

— Вот ты скажи мне, милая ты моя, хорошая, красок столько — для чего? Смотри: вот эти — вообще не сочетаемы! А вот эта — выбивается из общей картины! Зачем так усложнять? Я же тебе столько раз повторял — берешь две-три...

Она опускает голову. Все правильно. Говорил. Много раз. И сейчас повторяет еще раз. Ну, что же ей делать, если она видит — именно так?

 

Это Она и спрашивает у мужа. Он удивленно поднимает брови:

— Ты, значит? Ты видишь так. Хорошо. А тогда зачем мне принесла? Что я тебе могу на это сказать? Я — так не вижу! И, поверь моему опыту, многие и многие тоже так не видят! Ты же хочешь диалога? Тогда вот это надо убрать!

 

Она ойкает, когда Он начинает решительно «убирать» то, что показалось ему лишним.

 

— Так. Идем дальше. Вот тут — что?

— Это дорога. Путь...

— Путь... Гм... А почему он у тебя — как лабиринт? И везде — тупики одни! Стены глухие!

— Нет! Подожди! Ты не понял! Они — не глухие! Смотри, если развернуть вот так, под таким углом, — Она поворачивает в сторону его ладони, — видишь, не глухие стены-то!

 

Муж сидит в странной позе. С выпрямленной спиной и развернутыми в сторону ладонями. Потом начинает смеяться:

 

— Чудо мое! Думаешь, так удобно? Правой рукой — левое ухо? Главный вопрос — зачем?

 

Он «рушит» стены лабиринта, не обращая внимания на ее робкие протесты:

 

— Я сколько раз тебе говорил! Определи сначала цель! Какая у тебя цель?

— Чтобы поняли... Чтобы услышали... — Она переходит на шепот.

— Вот! Умница! А как это можно понять? Если смотреть надо — под другим углом? Так. А тут — что? Что это за дырки?

— Это не дырки, — Она уже чуть не плачет, — это ямы. Провалы. Кусочки бездны...

— Кусочки чего? Бездны? Ну, ты даешь! Скажи, здравомыслящий человек захочет в бездну?

— Не знаю... А как же исследовать... Докопаться до истины?..

— Бездну-то исследовать? — Муж опять смеется. — Истина? А почему у тебя истина — в бездне живет?

 

Муж безжалостно «засыпает» ямы-провалы. Любуется своей работой. Протягивает жене:

— Вот. Теперь — полный порядок! Просто, понятно, доходчиво. И — не спотыкаешься нигде!

 

Она смущенно крутит в руках возвращенное ей:

— Но... Это же — не я! Это — ты!

— Пусть так. Что в этом плохого? Иди еще кому-нибудь покажи. Оба варианта! Как думаешь, многим твой понравится? Иди уже, Ван Гог мой, непонятый! — Муж чмокает Ее в щеку и включает звук на пульте. Бокс. Бой за звание Чемпиона Мира...

 

Она, вздыхая, отходит в сторону. Расправляет скомканные уголки, потуже затягивает свой странный узелок, восстанавливает какофонию красок, строит заново стены лабиринта, расчищает засыпанные «бездны».

 

«Пусть так! Пусть непонятно. Я не могу по-другому. По-другому буду уже не я.»

 

Она бережно прикладывает ладошки к груди и возвращает потревоженную Душу на место. Та, недовольно ворча, крутится на месте, пытаясь занять свое привычное положение. Конечно, она поболит еще немного. Так всегда бывает, когда ее срывают с места и тащат на всеобщее обозрение.

 

Ничего. Скоро все будет по-прежнему...

Будет. По-прежнему...

 

© Copyright: Джулия Лу, 2013

Моя бывшая. Моя настоящая

Снежинки со вкусом клубники

Разговор — БелоеДруг вернулся

Ходить нельзя летать

Крест мой

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com