ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Герберт Дэвид ЛОУРЕНС


АРИСТОКРАТЫ

Эссе

Все в мире взаимосвязано. И всякое живое существо связано с другими живыми существами.

Но развитие характеризуется уровнями и степенями. Существуют разные — одни выше, другие ниже — уровни развития и более или менее развитые формы жизни.

Любая вещь и любое явление, достигшее вершины своего развития, является совершенством.

Но по отношению к другим вещам и явлениям они располагаются на более высокой или более низкой ступени развития.

Вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что маргаритка стоит выше папоротника, даже если он величиной с дерево. То есть, в маргаритке больше жизни.

А пчела — активнее маргаритки. Как ни совершенна маргаритка сама по себе, по сравнению с пчелой ее возможности ограниченны.

Тонкостью и сложностью организации птицы превосходят пчел. Млекопитающие — птиц. Человек же — высшее, сознательное и, стало быть, самое живое из млекопитающих.

Но и внутри одного вида существуют различия. Соловей совершеннее, живее, утонченнее воробья. А попугай — голубя.

Между людьми различий еще больше — и количественных, и качественных. Один человек может быть более человеком, чем другой. У одного — более яркая, насыщенная жизнь, чем у другого.

Убедившись — во времена Иисуса, — что низших гораздо больше, чем высших, низшие, отнюдь не такие кроткие, как им по штату положено, вознамерились наследовать землю.

В мире надменных фарисеев и эгоистичных римлян Иисус предположил, будто нищета и совершенство — одно и то же. Это была роковая ошибка. Совершенство довольно часто бывает нищим. Но среди нищих совершенные попадаются лишь как исключение. Нищета зачастую — всего лишь следствие врожденного недостатка мужества, жизнелюбия, силы характера. В сущности, нищие дальше всех от совершенства; они больше других подвержены деградации.

Но горстка людей с высокой жизненной энергией и совершенными сердцами восприняла нищету как залог совершенной любви, и началась эра христианства. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится...» — и так далее (1).

В этих словах — квинтэссенция благородства.

Случилось то, что должно было случиться: люди с совершенными сердцами оставили борьбу за материальные блага на долю несовершенных.

Тем не менее, великий лозунг: «Царство Небесное — внутри нас» — оказал сильнейшее воздействие на сердца тех неимущих, которые все еще были полны жизни. Больше всего на свете им хотелось попасть в Царство Небесное.

Со временем совершенные утратили веру в гениальную метафору. «Какое еще Царство Небесное на голодный желудок!»— стали говорить.

Это явилось ошибкой, отступлением от совершенства. Потому что, даже если я умираю от голода, Царство Небесное — во мне, а я — в нем, если действительно этого хочу.

Но как только совершенный человек произнес: «Какое Царство Небесное на голодный желудок!» — в людях началось умирание души.

Согласно древним верованиям, все души имеют одинаковую ценность в глазах Господа. Согласно новым верованиям, все души должны иметь одинаковую ценность в глазах людей. Но равенство подразумевает владение равной начали оценивать в деньгах.

Деньги стали единственным абсолютом. О человеке судят по тому, сколько денег он добыл и накопил. Прежние абсолюты — Бог, Царство Небесное — уступили место твердой, очень твердой валюте. «Царство Небесное — внутри нас» ныне означает: «У нас в карманах водятся деньжата», а «Да будет твой мир, как река» — «Да принесут твои инвестиции надежный доход».

«L’homme est ne libre» (2) теперь переводится как «Он рождается без единого су в кармане», а «Et on la trouve partout enchaine» (3) — «Он носит брюки и должен набивать карманы».

Появилась новая («хорошо забытая старая») аристократия, в которой нет ничего таинственного, — аристократия денег. У вас есть миллион золотом (золотой стандарт!)? Стало быть, вы — король! Всего лишь пятьсот тысяч? Вы — лорд.

«Зато у нас в Америке мы все сплошь короли и королевы»,— сказала мне одна дама-американка, которой начал действовать на нервы британский снобизм. Сущая правда: все они — потенциальные короли и королевы. Но, пока не заработают на королевство — минимум пятьсот тысяч долларов, — их не отличишь от черни.

Но постойте, есть же еще естественная аристократия?

Знатное происхождение — ноль без палочки, если не может дать миру кого-нибудь получше, чем кайзер Вильгельм, император Франц Иосиф или царь Николай II.

И тем не менее, мир держится на подлинной аристократии. А аристократия по происхождению — немногим лучше аристократии денег.

Миллионер может спокойно обойтись без принадлежности к знатному роду, в то время как «голубая кровь» без долларов — пшик. С точки зрения прагматика победа — за долларом.

О какой же подлинной аристократии идет речь?

Дело не только в интеллекте: он — всего лишь инструмент. Уже во времена Птолемеев на ученых, преподавателей, исследователей смотрели как на слуг высокого ранга. И правильно. У миллионера тоже есть голова на плечах, и у президента, и у премьер-министра. Все они — слуги высокого ранга. Верой и правдой служат обществу.

«Ха — Калибан шагает в ногу с веком:

Сменил хозяина — стал новым человеком!..»

Кого же можно отнести к подлинной аристократии? По убеждению графа Кайзерлинга (4), «главное — не то, что человек умеет делать, а то, что он из себя представляет». К сожалению, то, что человек из себя представляет, определяется тем, что он умеет делать. Даже в природе господствует тот же принцип. Соловей отличается от воробья умением петь. Если в вас заложено что-то ценное, оно должно проявиться.

Вопрос в том, в какой области человек способен что-либо сделать? Может он вдохнуть в нас новую жизнь, высвобождая колоссальные запасы энергии? Или все, на что он способен, — это дать нам пищу, деньги и развлечения?

Обеспечивать нас пищей, деньгами и развлечениями — функция слуг.

Помочь нам жить полной жизнью — прерогатива аристократа. Тот, кто словом или делом дарит нам жизнь, и есть настоящий аристократ. Как Цицерон, так и Цезарь — аристократы. Без них первый век до н. э. был бы куда бесцветнее. А Антоний, в котором жизнь, кажется, била ключом, оказался не слишком значительной фигурой. Не он, а Цезарь и Цицерон зажгли огонь.

Каким образом? Легче спросить, чем ответить.

Одно, по меньшей мере, им несомненно удалось: поставить человека в новые отношения с миром. Цезарь открыл Галлию, Германию и Британию, наполнил косную душу римлянина блеском льда и снега, резкостью севера, сокровенной тайной менгиров (5) и омелы. А Цицерон исследовал нравственную природу человека — в первую очередь гражданина — и таким образом возвел его отношения с другими людьми на качественно иную ступень.

Все же Цезарь был выше Цицерона. Он установил новую связь человека со льдом и снегом. Правда, Цезарь был отъявленным эгоистом. Он понятия не имел о святынях, через которые пер напролом. Но Цезарь велик и без морали.

Человеческая жизнь существует в тесной связи со всем на свете. Всякий, кто создает или инициирует создание новой связи между человечеством и мирозданием, — Спаситель. Потому что человечество то и дело исчерпывает свои возможности, повторяется, деградирует, впадает в апатию, спячку, мертвечину. Скука — верный признак того, что жизненная энергия на исходе, а связи человечества с миром застыли на мертвой точке.

Тот, кто придет и предъявит новое открытие, предложит новую основу для объединения, новую связь — будь то военный, государственный деятель, поэт, философ или художник, — тот и станет Спасителем.

Построив паровоз, Джордж Стивенсон подарил человечеству новое средство передвижения, но не изменил жизненно важных отношений человека с миром. Тогда как Галилей и Ньютон — первооткрыватели, а не изобретатели — существенно преобразили эти отношения. Благодаря их открытиям высвободилась колоссальная человеческая энергия. То же самое можно сказать о Петре Великом, Фридрихе Великом и Наполеоне. А также о Вольтере, Шелли. Вордсворте, Байроне, Руссо. Они установили новые связи между человечеством и вселенной, помогли человеку свежими глазами взглянуть на солнце. И на луну.

Даже солнце способно потускнеть, стать чем-то обыденным. Но является некто, умеющий смотреть и видеть — и солнце по-новому пляшет в вышине.

Дело в том, что солнце всегда остается Солнцем — даже рядясь под обыкновенное светило. Оно горит в каждом из когда-либо существовавших солнц — будь то Гелиос или Митра6, солнце Китая или Брахмы, Перу или Мексики. Огромное великолепное солнце, перед которым наш жалкий «сгусток раскаленного газа» — всего лишь тлеющий фитиль.

Каков человек, таково и солнце. Если человек впадает в косность, его солнце — «сгусток раскаленного газа». Если же он велик и героичен, над ним пылает солнце Китая и Митры, даря ему не лучистую энергию в виде жары и света, а Жизнь, Жизнь, Жизнь!

Мир дает нам ровно столько, сколько мы можем взять. Если мы ничтожны, значит, берем ничтожную малость от великолепного солнца.

Человек велик постольку, поскольку его отношения с живой вселенной жизнеспособны и многогранны.

Мужчина связан с другими людьми, мужчинами и женщинами; последнее чрезвычайно важно. Иногда даже кажется, что это — главное. Читая современные книги, можно вообразить, что судьба какого-нибудь клерка — важнее солнца, луны и звезд, а ознакомившись с напыщенной трескотней литературных критиков, начинаешь думать, будто всякий дешевый щелкопер, поборник цензуры, — не кто иной как трижды славный Гермес, вещающий волю Зевса.

Мы живем в демократический век дешевой трескотни галок, пытающихся судить о великом.

Вот вам результат того, что мы сами, в своем непомерном чванстве, объявили человека венцом творения. Не попадитесь на крючок! Вселенная — необъятная, исполненная значения — очень точно взвесила человека на своих весах и определила как визгливую, поджавшую хвост дворняжку. Пройдет совсем немного времени — и великое солнце с великой луной отправят дворняжку в пропасть забвения. Потому что в самом центре вселенной есть люк, сквозь который проваливаешься в потайную подземную темницу, — специально для чванливых дворняжек.

Человека, как «мерило всех вещей», можно сравнивать только с человеком. Он вступает в жизненно важные отношения только с такими же, как он сам, ничтожными типами.

В прежние, славные времена мужчина вступал в жизненно важные отношения с другими мужчинами и женщинами. А еще — с коровой, львом, быком, кошкой, орлом, жуком, змеем. А также — с нарциссами и анемонами, омелой и дубом, миртой, оливой и лотосом. А кроме них — с гумусом, косым дождем, башнями облаков, и радугой, и всепроникающими солнечными лучами. И, наконец, с солнцем, луной, живым дыханием ночи и живым дыханием дня.

Или, по-вашему, все великие сущности, даже Амон (7), — всего лишь символы чего-то, присущего людям? Неужели вы полагаете, что великие символы: дракон, змей, бык — всего лишь отражения определенных человеческих свойств и признаков? Щенячья самонадеянность современного белого человека просто уморительна!

Амон, большой баран — неужели ты думаешь, глупый маленький человек, что он не существует во вселенной сам по себе, без твоего разрешения? Ты, что ли, его вырастил, торгаш несчастный?

Амон, большой баран. Митра, большой бык. Ветви омелы... Или ты возомнил, надутый сопляк, что, если ты сидишь в кресле в подштанниках из овечьей шерсти и жуешь баранину с говядиной на фоне рождественских декораций, — значит, Амон, Митра, Омела и Древо Жизни были специально придуманы для твоего развлечения?

Олух! Диспептический обормот, не способный даже к нормальному пищеварению без слабительного! Лопай баранину с говядиной под позолоченной ветвью за шесть пенсов, пока не стошнит! Думаешь, если ты завел жирного кота-кастрата, луна упадет к тебе на колени? Или что вместе с шерстяными подштанниками ты облачаешься в мощь Амона?

Презренный лавочник!

Разве баран не был сотворен гораздо раньше тебя, несчастный трепач? Разве он не явился в ночь из хаоса? Разве он не могуч? Для тебя он — баранья туша. Так его определила твоя редкостная проницательность. Что ты можешь сказать о нем, кроме этого? Что он... гм... шерсть?

Ты и не заметил, что баран безвозвратно ушел из твоей жизни. Порвалась еще одна великая связь; один из ручейков, питающих тебя жизненной силой, безнадежно высох. В твоей жизни образовалась еще одна пустота, ты, набитый бараниной и обмотавшийся шерстью, но скучный, неодушевленный, почти что мертвый!

А дуб — степенный вековой дуб, он ли не живой? Он стоит вдалеке от твоего жилища, овеянный тишиной, в которую тебе никогда не проникнуть, даже если ты расколешь его на мелкие щепки. Тебе следовало бы поклоняться ему!

Тебе следовало бы попытаться установить с ним живую связь. Разве в старину англичане не вступали в живые, действенные, почти мистические отношения с дубами? Багроволицые адмиралы, сделавшие Англию такой, какой она стала, вступали в живые отношения святости с древесиной, из которых были сделаны их суда. Живая, неумолчная вибрация свидетельствовала о неразрывной связи между человеком и деревом, восходящей от друидов (8).

А теперь все, что на что ты способен, это сюсюкать о золотых ветвях — потому что ты пуст, пуст, выхолощен, сделан из картона!

Думаешь, дерево не осталось на все времена грозным и святым? Деревья отвернулись от вас, олухи, и вы мчитесь, как безумные, навстречу собственной погибели.

Думаешь, бык —твоя собственность, ты, венец творения? Ну так вот: кровь быка — твоя отрава. Твои жилы лопаются, пожиратель говядины. Ты, конечно, можешь заделаться вегетарианцем. Но даже молоко — кровь быка. Или кровь Хатор9.Угольно-черная корова Сьюзен — моя собственность. Но когда я смотрю, как она выходит из ворот своего маленького хлева, у меня замирает сердце и на давно забытом языке славит кого-то великого и грозного. Уже сейчас моя жизнь богаче благодаря общению с ней. В моих жилах пульсирует бычья кровь.А когда белый петух кукарекает во дворе — чей это клич? Неужели всего лишь домашнего петуха, которому полтора доллара — красная цена? Однако вслушайтесь! Уж не Святой ли Дух, великий посредник, громогласно вопиет в сумерках творения? Всякий раз, когда я его слышу, жизнь бьет во мне ключом. Жизнь!

Вот так, потихоньку-полегоньку, ширятся связи человека с вселенной, пока не дотянутся до Солнца. И до Ночи.

Конечно, борьба за существование побуждает высшие формы жизни пожирать низшие. Поэтому наш современник смотрит на белого петуха, корову или барана как на нечто съедобное.

Но жизнь в полном смысле слова подразумевает связь между мной и всем сущим. Я — это Я, гордое существо, занимающее свое место в мироздании, неразрывно связанное с окружающей средой. Когда кукарекает белый петух, я слышу не какое-нибудь воплощение себя самого, а трубный глас Святого Духа. Созерцая резко очерченные, нацеленные в небо зеленые конусы с лиловыми верхушками — кроны бальзамических пихт, — я говорю себе: «Вот! Вслушайся в густое, говорящее молчание этого дерева! В нем — сам Бог, похожий на стиснутый кулак или восставший фаллос!»

И так — со всем сущим. В природе все существа, все явления тесно связаны друг с другом. А машина существует вне этой системы связей. В основе ее работы — великая тайна нейтрализаторов. Нейтрализация одной могучей природной силы при помощи другой дает механическую энергию, заставляющую колеса вертеться.

Может, и земля вертится по тому же принципу? Нет! В живом, сбалансированном, парящем полете земли есть загадочный крен, обусловленный чуткой взаимосвязью земли, луны и солнца. И ничего закостеневшего, жесткого, нейтрального или нейтрализующего.

В природе все взаимосвязано. Золотисто-черный тигр ложится и роскошно вытягивает лапы — живой мостик между тем, что называется днем, и тем, что называется ночью. Он естественным образом связан с деревьями, почвой, водой, человеком, коброй, оленем, муравьями и, конечно же, тигрицей. В таком окружении он лучезарен, как Цезарь. Клыкастый, полосатый Святой Дух с белоснежными усами.

То же самое можно сказать о человеке. Он существует в тесной взаимосвязи с окружающей средой: камнями, землей, деревьями, цветами, водой, насекомыми, рыбой, птицами, различными тварями, солнцем, радугой, детьми, мужчинами и женщинами. Но главные, определяющие отношения связывают его с Солнцем и Ночью.

Солнце! Да-да, то самое солнце, что днем сияет с небес. Ученые называют его сгустком раскаленного газа (а сколько в мире невоспламененного человеческого газа!), а древние греки именовали Гелиосом!

Повторяю: солнце — живое, гораздо живее, чем мы с вами или дерево. Возможно, там есть и раскаленный газ — как у людей волосы или у деревьев листья. И все же не кто иной, как Святой Дух, во всем блеске, живой как тигр, только еще живее, шествует по небесам.

Повернувшись к солнцу и восклицая: «Солнце! Солнце!» — я наконец-то становлюсь самим собой. Потому что дневная вселенная — это солнце. И если у нас — у меня и солнца — один и тот же день, я —властелин вселенной.

А ночью, разделяя молчание луны, звезд и пространства между ними, я опять-таки становлюсь собой — своей ночной ипостасью. Потому что ночь — это огромная, невыразимо прекрасная жизнь, исполненная звездного Святого Духа.

Высший миг активной человеческой жизни наступает тогда, когда он запрокидывает голову и чувствует себя одним целым с солнцем, как мать — с ребенком. В этот момент он — аристократ жизни.

А кульминация человеческой жизни в состоянии покоя — те мгновения, когда он всматривается в ночь, и растворяется в ночи, и она вынашивает его, как женщина ребенка.

Настоящий аристократ — это человек, поднявшийся над всеми отношениями с миром и очутившийся лицом к лицу с солнцем; оно стало его короной.

Таким был Цезарь. Он поднялся — без жалости — над всеми великими отношениями и взглянул в глаза солнцу. И сам стал человеком-солнцем. Но ему не хватило мудрости понять, что солнце всегда будет выше него. И что только через отношения с солнцем можно приблизиться к божеству. Он захотел стать Богом.

Александр был мудрее. Он стал богом среди людей. Но когда из раны брызнула кровь, сказал: «Смотрите — это кровь обыкновенного человека!»

Солнце делает человека аристократом, почти божеством. Но человек не должен забывать, что он смертен.

Никто не сможет стать человеком в высоком смысле слова, пока не поднимется над обычными связями с человечеством, мужчинами и женщинами, и в последнем рывке не устремится к Солнцу и к Ночи. Тот, кто касался Солнца и Ночи, как грешница — одежд Иисуса, становится властелином и спасителем себе подобных.

Любое существо в миг наивысшего напряжения жизненных сил поднимается над мирозданием и остается один на один с солнцем и ночью: живым солнцем и живой всепобеждающей ночью. Все прочие отношения, даже совершенная любовь, отходят на второй план. Они лишь приближают человека к последнему слиянию с солнцем, луной или ночью.

Тот, в чьих глазах светится отраженное солнце, — аристократ. Тот же, кто живет с солнцем в груди и луной во чреве, — первый из первых, аристократ из аристократов.

Потому что в нем — больше всех жизни.

Эта привилегия — не из тех, что могут быть дарованы извне. Тот, в ком бурно полыхает жизнь, — король, независимо от чьего-либо признания. Он — король перед лицом солнца.

Больше жизни! Яркой, настоящей жизни! А не безопасных сигар или бессмысленных сборищ.

Пожалуй, в Достоевском было больше жизни, чем в Платоне: он поднялся на более высокий уровень и оставил ключ к переходу на следующий. Но ключ, спрятанный в подтексте.

Все мироздание участвует — и должно участвовать — в деле достижения более высокого, более широкого и более яркого уровня жизни. В этом — смысл существования. Тот, кто ближе всех подобрался к солнцу, — лидер, аристократ из аристократов. То же самое сказать о том, кто, подобно Достоевскому, ближе всех подобрался к луне небытия.

Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов простые силы устойчивости свойств и инерции. Условия пустыни вынудили кактус обзавестись колючками. Тем не менее, кактус — цветок из цветков.

В то же время род трусости заставил дикобраза отрастить колючки. Есть разница между трусливой инерцией, владеющей ныне массами, и защитным духом борьбы, сохранившим кактусу жизнь в сердце пустыни.

Массы — будь то класс капиталистов или класс пролетариев, —гигантский, неповоротливый, до неприличия алчный дикобраз, жиреющий по инерции. Даже партия большевиков — такой же дикобраз, суть которого сводится к алчности и инерции.

Кактусу есть что защищать — цветок. А за что сражаться «народу» против «правящей верхушки», как не за деньги, деньги, деньги?

Мир закостенел в пределах существующих форм и выставил мириады колючек, дабы защитить свое жиреющее тело. Он угрожает сгноить молодое Древо Жизни, убивает его сверху донизу. И бесконечно всаживает колючки в нос задорному псу.

Настоящий дикобраз, в отличие от дикобраза из легенды, не умеет стрелять колючками. Человечество «передикобразило» дикобраза, освоив стрельбу колючками по солнцу.

Хватит с нас убожества масс! Пора признать права аристократии солнца.

Дети солнца, независимо от национальности, образуют новую аристократию. Люди солнца, будь то китайцы, готтентоты, скандинавы, индусы или эскимосы, создадут мировую элиту. В наступающей эре они будут править миром — братство живого солнца, — так что последние тлеющие угольки финансового и промышленного интернационализма померкнут в сиянии воспрянувшей земли.

———————-

1 Первое соборное послание апостола Павла коринфянам, 13:1–8.

2 «Человек рождается свободным» (фр.)

3 «Но повсюду находит кандалы» (фр.)

4 Кайзерлинг Герман (1880 — 1946), нем. писатель и философ-иррационалист, проповедовал возвращение к целостности бытия через обращение к восточной философии.

5 Менгир — каменный столб (археолог.)

6 Митра — в др.-вост. религиях бог дневного света.

7 Амон — в др.-египетской мифологии бог-покровитель г. Фив; постепенно стал отождествляться с верховным богом Ра (Амон-Ра). Его представляли в виде человека, иногда с бараньей головой, или барана.

8 Друиды — жрецы у древних кельтов.

9 Хатор — в др.-египетской мифологии богиня любви и судьбы. Ее животным считали корову.

Перевод с английского В. Ноздриной

«Аристократия» — «Блаженны сильные»«Как быть мужчиной»«Судьба человечества»

взаимодействие металлов http://metal-archive.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com