ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ЛАРИОНОВ


1986 — 1999
 5    6    7 

 

ПРОВИНЦИЯ

 

жизнь оправдана до срока

до Гомера Данта Блока

не доходят корабли

 

на опущенные руки

и задраенные люки

на горбы и костыли

 

не влияют перемены

лишь уверенно в три смены

размножаются нули

 

становись и ты на вахту

воспевай баржу как яхту

коллективные рули

 

и пока кипит работа

во хмелю седьмого пота

жизнь оправдана для флота

 

погребённого в пыли

11.02.89

 

 

КАПЛЯ

 

Она растёт, как приговор вмещая

себя с трудом в незыблемую форму,

дарованную ей самой природой,

свернув пространство до законов плоти

и ими пресыщаясь. В этой рабской

колеблющейся хрупкой оболочке

она созреет и -слезой, паденьем-

гармонию привычную встревожит,

но не изменит. Только миг... и капля

разбита вдребезги. И новые зачатья

поспешно примут те же формы рабской

свободы плоти, жаждущей полёта.

И это будет продолжаться вечно.

08.06.89

 

 

* * *

Я живу тебе навстречу,

независимость кляня.

Давит прошлое на плечи

и на части рвёт меня.

 

Не подарок и не тайна

это горькое моё,

уцелевшее случайно,

необжитое жильё.

 

Был хозяин оптимистом,

глядя в пустоту окна.

Камни падали со свистом

в сонный дом, лишённый сна.

 

Да затягивали гайки

и смеялись от души

над хозяйством без хозяйки

красные карандаши.

 

Хочешь — вычеркни, а хочешь —

подчеркни! Но цензор слеп.

Мы несли друг другу молча

чёрный, но не чёрствый хлеб.

30.09.89

 

 

* * *

Осталось в памяти:

ссоры запах,

остывший завтрак,

тоска на завтра,

усталость взгляда

и страсти старость.

В графине водка ещё осталась.

Оплывшей ночи черты стирались

и в одиночество упирались.

17.01.90

 

 

* * *

Февраль. Дождями загрунтован

до белой накипи газон.

И ожерелья хмурых окон

нелепый отражают сон:

 

как будто, радуясь стихии,

с закатом путая рассвет,

из жизни дворники лихие

последний выметают свет.

 

А дождь уже со снегом дружен

и мёртвый катится сезон,

и, как на праздник, отутюжен

лицо теряющий газон.

20.02.90

 

 

* * *

за долгим взглядом узнаваний и тревог

укрыта от себя щитом самообмана

не совесть нет подобием капкана

почти уверенность что неизбывен строг

и строен глубоко сидящий в каждом гене

страх выскочка душитель естества

души из рабства и родства

уродств принадлежащих Мельпомене

как и не-знание не-верие и не-

желание увидеть Бога в ближнем

почти уверенность что ещё долго мне

свободы воздухом довольствоваться книжным

15.05.90

 

 

БАБЬИМ ЛЕТОМ

 

Овальным зеркальцем

в память вцепится

бухта — берегом пенным, бабьим

летом... Не верь! и сердцем

опрометчивым, рыбьим, рабьим

молчанием — не суди,

как обнимет, а увидишь — пена,

пепла горка... Очнись! Иди

и помни о ней, Елена!

Иди по расплавленному песку,

по развалинам пенной Трои!

А нахлынувшую тоску

море от глаз посторонних скроет.

18.10.91

 

 

* * *

Всё перепуталось. По линиям руки

ни предсказать, ни высказать. Давно ли

мир перевёрнут нами? Островки

его — мне видимы. Не подчиняясь воле,

растёт желание свернуть или сменить

трёхмерность с атрибутами покоя,

и мир другой восстановить, как нить

с иглой, как карандаш с рукою,

как сердце с сердцем, наконец, как путь

хранимый, но и неисповедимый.

Всё перепуталось. Не кровь течёт, а — ртуть.

И страшно мне, что жизнь промчалась мимо.

27.09.91

 

 

ЧАС ТИК

 

Час — между тобою и мной опущенный

в ил ожидания. Во вздохе «ах!»

умещающийся. Сосущий

душу. Короткий, как руки взмах.

Рассекающий будущее. (Зная ли?)

На ложе брачное впопыхах

позарившийся. Между нами

что было-не было — распалось в прах.

Час дарованный...

Час ворованный...

Закольцованный,

загипсованный

чувствами

страхами

бегствами

крахами

крохами

криками

вздохами

тиками

от законных печатей загсовых

до сорвавшихся «ах!» — гипсовых;

от всемирно-семейной засухи

до невиннейших слёз Алисовых.

Было — не было между нами...

Помолимся именами!

25.10.91

 

 

* * *

Их много — первых, падающих, пьющих

смирение. Их ровно столько, чтобы

не вызвать подозренья у снующих

повсюду страхов, зависти и злобы.

 

Их много, нам отпущенных по счёту

безумьем счетовода и безумьем

ответным — ждущим, жаждущим и в чём-то

неподотчётным сути их и сумме.

 

Их появление, что смысл в калейдоскопе

руке вращающей — подспорье и спасенье...

Но тают сердцем встреченные хлопья,

наперекор агонии вращенья.

03.11.91

 

 

* * *

Я погибал от дерзости и бури

в кровь повседневностью исхлёстанного часа,

от безнадежности, от страха и от власти

его поверенных — любви и отдающей

любовью ненависти, суетности, смуты.

Я погибал от недостатка воли

и проклинал скупого звездочёта —

хранителя по должности и сути.

И одиночество маячило, как камень,

покачивающийся на краю обрыва,

его рукой и по его расчётам

мне предназначенный. Но было очевидным,

что здесь недостаёт какой-то цифры,

чтобы подставить в формулу паденья.

И было странным, что руке дающей —

рука берущая, как зеркало, в котором

не отражались помыслы того, кто

был третьим втянут в роль и им же брошен

в тот час, когда засеребрилось небо

и ты вошла по пояс в эту муку

и вынула оставшуюся цифру.

15.12.91

 

 

* * *

И было слово,

была любовь...

Как много снова

разбито лбов

об эти стены!

Теперь — куда?

Как манекены

стоят года.

Им свет не нужен,

опасен свет.

А нас, снаружи,

и в списках нет.

01.04.96

 

 

НАКРЫВАЯ СТОЛ

 

Мне сорок семь дождливых сентябрей

собрать в одном, как цепи якорей,

необходимо. В круг сложить к звену звено,

чтобы найти ответ, утерянный давно.

Калейдоскоп, где тень мечты жила,

витраж, в котором не было стекла,

и зеркала, теряющие след...

Собрать друзей, которых нынче нет.

Вернёмся в круг! И, накрывая стол,

я уроню сорок седьмой прибор

намеренно. И так, за годом год,

всё повторится задом наперёд.

Как хорошо, что нам даны права —

на этой мельнице потрогать жернова!

16.09.96

1986 — 1999
 5    6    7 

1974 — 1985                       2000 — 2007

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com