ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ЛАРИОНОВ


1986 — 1999

 5    6    7 

 

ВОСТОЧНЫЙ КРЫМ

 

На твоих курганах мятных

есть седые острова.

 

Степь.

Курганы.

Необъятен

край полыни и чобра.

Не выводит время пятен

с киммерийского ковра.

И не вспомнить даже полю,

чья истлевшая рука

посыпала землю солью

и пускала с молотка.

Четырёх тысячелетий

изнуряющая боль

сторожила земли эти,

лишь отбеливая соль,

имена давая скупо

избранным курганам,

рвам...

Памяти старинный купол

расползается по швам.

Но лежат в степи горбатой

камни,

глыбы,

валуны,

как упрямые солдаты,

не ушедшие с войны.

08.06.86

 

 

ПОВСЕДНЕВНОСТЬ

 

Ты стоишь в стороне от времени,

как в античности — мысль о вечном.

Но без рода ты и без племени,

если прячешься в каждом встречном.

Такая близкая, как чужая,

ты прикрыта туникой Случая.

Но безвременью подражая,

ты во времени всё же лучшая

мера времени.

Игра?

Драма?

Мы наивны, прихотям твоим потакая.

И если в античности

ты — рабства орнамент, рана,—

то в нашей жизни

участь твоя

какая?

30.06.86

 

 

* * *

 

А. Храменкову

 

Найти себя! подстрочником, строкой,

хоть буковкой, хотя бы звуком малым!

Всё это было в детстве под рукой —

огромный мир! И вдруг его не стало.

 

Он заблудился в собственном лесу,

не ставших откровениями истин.

И сам себя я на руках несу

туда

сквозь шёпот уцелевших листьев.

 

Не обольщусь, безвременья следы

за собственные вехи принимая!

И пробуя червивые плоды,

я только крепче кулаки сжимаю.

 

Как это горько — в будущем своём

остановившись посреди дороги,

вернуть тот мир и, задыхаясь, в нём

найти себя и не узнать в итоге!

14.06.87

 

 

ОТЦУ И СЫНУ

 

Сотрясание воздуха есть привилегия возраста.

В рулон сворачивается галактика загримированного юнца

Стена между нами, длинный коридор одиночества,

ломающий перспективу

мной оставленного, а им не занятого дворца.

 

Отца и сына ранее неопознанное отчуждение

ползёт по их лицам, по общему их лицу.

Нарушена дозировка красного

в эталонной системе сведения

и сын шприц протягивает прозревающему отцу.

 

Кто их рассудит? Дезинформация возраста — норма,

видеозапись нами же сфабрикованного образца.

Но сын незаметно вырос и ему теперь адресована

возвратившаяся из эмиграции лукавая тень творца.

12.07.87

 

 

* * *

До невесомости легка

невнятная пока

идёт последняя строка

идёт издалека

из детства

из чужой беды

из ранки у виска

из мёдом брызжущей среды

из мук черновика

идёт непрошенно

как вор

как страх и как тоска

как неизбывный приговор

последняя строка

за ней молва

за ней зима

за ними пустота

и чтобы не сойти с ума

чуть в стороне мечта

ещё её дымится пульс

но полон рот песка

и спит давно

уткнувшись в пульт

смотритель маяка

и некому золу смести

с казённого листа

зажата молния в горсти

и дальше — немота.

02.11.87

 

 

ПОДМОСКОВНАЯ БАЛЛАДА

 

Катуар. Начало марта.

Жёлтый снег в ночи увяз.

Два барака, как две карты,

вырастают в горький фарс.

Сесть за эти карты, значит —

окунуться в долгий сон.

Два барака — две задачи.

Жизнь поставлена на кон.

 

Занавесочки цветные —

разноцветная тоска!

Цедят песенки блатные

два бича-истопника,

водку пьют, играют в кости...

Обворованы до пят,

раскладушечные гости

лишь отчаянно храпят.

 

Занавесочки-гордыни,

подмосковные шелка!

Два барака — две пустыни,

две судьбы-черновика.

От фундамента до крыши

из беспамятных времён

поднимается всё выше

список выжженных имён.

11.03.88

 

 

ДРУЗЬЯМ

 

Татьяне Бек

 

Сквозь сердце, от истоков к устью,

такая пропасть пролегла,

что я боюсь ответить грустью

на Вашу капельку тепла.

Но что есть грусть?

По крайней мере

-и эта радуга во мне-

я верю, всё-таки я верю,

что можно выжить и на дне.

Пока есть Вы, пока живая

кровь не свернулась в чёрный жгут,

я строю мост, вбиваю сваи

в ещё горячий, свежий грунт.

12.03.88

 

 

* * *

 

Е. Б. Пастернаку

 

Беззаконий отголоски

стыли в воздухе шальном.

Моцарт рвался на подмостки,

одержимый близким сном.

 

На кресте оконном шторы

лишь вздохнули тяжело

и под крики режиссёра

время вспять, смеясь, пошло.

 

Не было ни звёзд, ни неба

в том безумии игры.

Не было и места, где бы

затаиться до поры.

 

Я молчал и боль чужую

впитывал, как влагу соль,

сердцем не приемля злую,

ненавистную мне роль.

 

В доме знали о премьере

и я видел, как во сне

всё злорадствовал Сальери,

сделку предлагая мне.

10.05.88

 

 

ПАМЯТИ ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА

 

И молния, придя этапом к горизонту,

и гром, творящий слух, приравненный судьбе,

и сонмы кораблей, ведущие из Понта

отсчёт во времени, всё сходится к тебе!

 

И всяк, найдя свой свет, готов предать огласке

кровавых куполов архаику. И вот

спешат пробить свой час куранты башни Спасской,

и, как дитя, притих видавший виды флот.

 

Всё сходится к тебе: и Рим, и Кремль! Воловью

покорность сбросил с плеч ахейский капитан.

«И с тяжким грохотом подходит к изголовью»

беспамятства лишённый океан.

17.07.88

 

 

КАЗЕННЫЙ САД

 

Сердобольная пытка озябших окраин,

островок необузданной скифской тоски!

Нынче массовый спрос с чьей-то лёгкой руки

на твоё запустенье, бесплодье, бесправье.

 

И когда ты сиренью — мигренью минутной,

как мальчишку, его полоснёшь по глазам,

о, я счастлив, что ты и под коркой мазутной

неподвластен сгубившим тебя голосам!

15.10.88

1986 — 1999
 5    6    7 

1974 — 1985                       2000 — 2007

Купить свежее мясо баранины в москве. Баранина туша купить москва ferma08.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com