ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ЛАРИОНОВ


1974 — 1985
 1    2    3    4

 

ПУСТОТА

 

На батарею руки лягут

и будут ждать огонь обещанный.

«Вернулся, наконец, бродяга!» —

приклеит оправданье женщина.

 

Всё те же старенькие шлёпанцы,

с улыбкой немощной и дерзкой,

у ног твоих уныло шлёпнутся.

И вдруг захочется раздеться.

 

Но ты не вспомнишь имя близости?

таков итог. Искать подкову,

увы, наивное излишество.

Бескровен божик бестолковый.

29.12.81

 

 

* * *

Симфония февральской ночи!

Желанье терпкого. И в нём —

я, изучивший грязь обочин,

наивен в выборе своём.

 

О, искушенье, Маргарита,

над Музыкой и Музой плыть!

Четверг. Четвёртое. Напитан

свет снегом, снег — желаньем жить.

 

Он в душу, почернев от страха,

впустил сомненье, как Пилат.

Но музыка встаёт из праха,

как и две тыщи лет назад.

19.02.82

 

 

ПОСЛЕ ГРОЗЫ

 

Всё вымерло вчера.

И кончилось вчера.

В чернильных жилах вся,

катилась к морю туча.

И на крючок была

нанизана пчела,

и среди прочих звёзд

была звездой падучей.

И время запеклось

сиреневой чертой.

И горький майский мёд

сочился в неба чашу.

И думала пчела,

согнувшись запятой,

что вот — последний шанс

украсить глупость нашу.

10.05.83

 

 

* * *

Забота скудная легла

на остывающие пальцы,

как будто вспомнили, скитальцы,

прикосновение крыла.

 

Вас обучали мастерству

отыскивать в золе агаты.

Зачем вы были так крылаты

и торопились в синеву?

 

Полёта обрывая суть,

там рыщут паузы, длинноты.

Достать агатовые соты,

что птицу лёгкую вспугнуть.

 

И вот, скитаясь по земле,

вам суждено, как в назиданье,

окрасить ногти ожиданьем,

копаясь в приторной золе.

02.07.83

 

 

* * *

Александру Ткаченко

 

Всё становится вдруг белокурым:

обозначились годы грубей;

проплывают по улицам хмурым

ожерелья ночных голубей.

 

В этих поздних скитаниях блёсток

нет ни страха, ни боли пока.

И мигает вдали перекрёсток,

и вчерашняя ноша легка.

10.08.83

 

 

ЦЕРКОВЬ ИОАННА ПРЕДТЕЧИ

 

1

Завиднейшая участь

стремительных побед

доказывать живучесть

заблудшей из планет,

доказывать сыпучесть

и камня, и огня.

Великая живучесть —

живая полынья!

 

2

В назначенный срок

оседают слова

на плечи, на пальцы.

И воздух осиный

плетёт из фонтана камней

кружева

и — душеприказчик —

впивается в спины

жующим, ползущим...

В назначенный срок

становятся чёрными

воды фонтана

и   м и р

превращается просто в мирок,

стекая к усталым ногам Иоанна.

 

3

На чудеса архитектуры

любуются отпускники.

Но привилегии культуры —

заброшенность и сквозняки.

 

Не допророчествовал явно

cвятой в борьбе добра со злом

и век двадцатый Иоанна

железным завязал узлом.

 

Какой шутник -электросваркой-

в двери оставил рваный след,

похожий вычурностью жалкой

на щель для писем и газет?

 

Никто не пишет Иоанну!

Церквёночка давно пуста

и боязно из уст Ивана

услышать мнение Христа.

31.08.83

 

 

В ПЛОДОВОМ САДУ

 

Парадокс реставрации —

изменения моды.

А придворной акации

не хватает свободы,

не хватает и времени,

чтобы цвесть для забавы —

всё какие-то премии

под присмотром дубравы,

всё какие-то прения

с зазаборными пнями.

И стоят ударения

над живыми корнями.

И ползут восклицания

по отчётам плутовки.

Но червивое здание —

парадокс облицовки.

15.09.83

 

 

СЮЖЕТ С ДОЖДЁМ

 

Притих опять весь наш полуэтаж

ломая вечность в запотевшей раме.

Кого-то судят по второй программе,

по первой — из Кабула репортаж.

 

Пугливый день смахнул листву с акаций

и кажется, что хлынут холода.

Но мы привыкли к смене декораций

и рассуждаем трезво. Иногда.

 

Программной ветошью протрём степенно стёкла,

чем возвратим слегка подмокший рай:

монументальной очереди край

и «в телевизоре» — трагедию Софокла.

30.10.83

 

 

КАМЕНЬ

 

Страна камней, курганов и преданий,

страна корней,

что скажешь ты сегодня в оправданье

о них... о ней?..

 

Я вырву из груди лежачий камень,

в наследство данный мне,

когда тебя поставил к стенке Каин

за свет в окне.

 

Здесь запах трав, заученный и жгучий,

лишённый суеты.

Я вас прошу, задумчивые кручи,

и вас, кресты:

 

опомнитесь! И вспомните, венчали

вы столько горьких лет.

Скажите мне, куда ведёт печали

глубокий след?

 

Зачем всю жизнь безумная старуха

крестилась на звезду?

Она ушла. На кладбище — ни звука.

И я уйду.

 

А вам стоять до головокруженья

спиной к спине...

А было ли последнее сраженье

на той войне?

31.01.84

 

 

 

ОКТАВЫ

 

Волчья грамота в кармане.

Волчья ягода — в саду.

Выкорчую сад с корнями?

не пойду на поводу.

Люди скажут: недотёпа!

Кто-то плюнет смачно вслед.

В час всемирного потопа

смоешь тот плевок, Поэт!

 

Доказать — кому? — значимость,

сопричастность, боль, восторг, —

всё равно, что — об пол... Мнимость.

Викторина. Долг — как торг.

Блеск условностей, уловок,

фейерверк во имя... Бред,

от поспешных недомолвок

толку не было и нет.

 

Зябнут руки, мысли, души.

Страшен — так заглохший — сад.

Не признавшая отдушин,

слушай: встань ещё раз над

волчьей грамотой в кармане,

с горьким привкусом — в роду!

Помянёт тебя на Каме

песня, спетая в аду.

13.02.84

1974 — 1985
 1    2    3    4

1986 — 1999                 2000 — 2007

Страница обновлена 14 сентября 2013 г.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com