ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения ЛАНЦБЕРГ


МИНИАТЮРЫ

 

БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК

 

— Потому что так надо, надо, потому что так... — проговорил он и исчез в шкафу. С головой. «...красный, зеленый, красный», — слышалось из шкафа нервное бормотание. Затем оттуда вылетел и плавно приземлился на кровать желтый галстук.

...Он быстро шел по улице, почти бежал: десять шагов вперед (вперед, вперед, десять резких шагов) и несколько шагов назад (несколько робких шагов назад, назад). Он никуда не опаздывал, но скорости не сбавлял (не сбавлял и не опаздывал, не опаздывал). Ел он так же торопливо и сумбурно, но после каждого глотка останавливался в задумчивости, словно сомневался: «Правильно ли я сделал, что проглотил, что проглотил?..»

— Жениться, жениться... — то ли спрашивал, то ли убеждал он себя. — «Я должен жениться, должен я... жениться должен...»

И вдруг он умер. Неожиданно. Никто не ожидал, некому было ожидать (умер, умер, вдруг — он, некому было...).

«И его похоронили, похоронили его, его», — я продолжал читать, всё больше торопясь и запинаясь. Даже когда такой человек уходит, после него что-то остается.

 

 

* * *

Это — точно душу посыпают пеплом. И бежит, бежит дорожка сквозь осенний парк, как в документальном кино, и мерзнут ноги.

И хотя за окном август, в квартире такой ноябрь, что с августом не свыкнуться никак, как трудно привыкнуть к переводу времени на час вперед. И там так холодно, точно ноябрь — все время, точно августа не бывает вообще, а он все глядит на тебя с календаря, и никак не поймешь, в каком времени находишься.

Это — точно душу посыпают пеплом. И бежит, бежит дорожка сквозь колею фонарей на смуглом небе, и кажется, сейчас вот споткнешься о провода и полетишь в лужу, и мерзнут ноги. И хотя видно луну, на небе такой ноябрь, что с августом не свыкнуться никак, как трудно привыкнуть к звездам после дождя и туч. И там такая луна, точно август все время, а у тебя в квартире — ноябрь.

Это — точно душу посыпают пеплом. И бежит, бежит дорожка сквозь, старая, смуглая, и все мерзнет.

 

* * *

...И все было хорошо. Наверное, потому что ветер свистел в ушах и не давал заснуть. Может быть, потому, что ничего не было понятно. Или просто потому, что он пришел. Вошел в комнату, взял стакан и отдал пару слов. Вышел. Но стало хорошо... Иногда кажется, что так не бывает. После — что уже не будет. Но он снова входит, берет стакан и исчезает. Но за ним входит тепло.

...Иногда идет дождь. Он открывает дверь, берет стакан... стекло намокает, по нему стекают маленькие нежные капли. А он идет.

— Дождь? Обещали только облачность.

Идет. Но — тепло.

...Он является томиком Превера. Теплый, словно солнцем нагретый, вдруг оказывается в руке, открытый на нужной странице. Он оказывается в глазах отражением мелких черных букв, тех, что на нужной странице.

Вода течет по стеклу и каплет на раскрытую книгу. На глаза. На отражение... Впрочем, тепло. Чего ж еще? Он закрывает книгу, открывает дверь, берет стакан и выходит.

...Идет.

— Три дня уж кряду! Затопило все, лужи кругом. Сколько раз писали, чтоб тротуары починили! Из дому носа не высунешь.

...Ветер свистел в ушах. Насвистывал что-то. Хорошо насвистывал. Хорошо...

 

* * *

...Наверное, водка — это вкусно!

Их там много. Их двоих — много. Хотя им, верно, в самый раз. Достаточно то есть. И мне... водки хочется.

Есть там в холодильнике.

...Мало. Меня тут одной мало. Двое тут спят, двое там — не спят. Я одна. Мне себя мало.

...Жалко. Себя на водку тратить жалко. Когда двое — пополам. А так — не честно. Не интересно.

...Это не подход. Не подход это... Как в западных триллерах — они знают только «Твою мать!» и «Мать твою!»

...Не знаю. Я твою мать не знаю. Свою знаю. Знаю свою — не знаю твою. Логично? Логично.

...Зачем? Зачем мне знать твою мать? Зачем тебе знать мою мать? Потому что она хорошая? Потому что моя — хорошая? Потому.

...Потому. Потому что тратя себя на водку, я трачу свою мать на тебя. Потому что там двое не спят, а здесь двое спят, а я одна.

 Мне себя жалко. Я пью водку. Моя мать узнает, что я пью водку и скажет: «Твою мать!»

...Она не скажет «Мать твою!» потому, что она не с Запада.

...Она не любит триллеры. И я не люблю. Но обе знаем «Твою мать!». Потому что здесь двое спят, там двое не спят.

Она там одна — я тут одна. Мы — матери...

 

* * *

...Звезды — клочки нелинованной бумаги. Наверное, для черчения.

Кто разбросал их по черному асфальту неба? Кто подметет их утром? Вдруг — вопрос.

Проедет ли поливальная машина или снова весь день ветер будет гонять пыль и сыпать с потолка штукатурку?

...Может, пустят каток, заасфальтируют... потолок побелят?..

Иду за хлебом, покупаю бумагу для черчения. Рву, бросаю, жду!..

Охота посмотреть.

 

Рус. яз.

 

1

 

— Эх, была — не была! — думал он. — Была — не была!

Была. Не была. Была или не была? Или была (одно из двух), или не была.

Была она или не была?! — Почти бегом кричал он. — Нет, вы мне ответьте: не была или была?

— Или была (одно из двух), или не была. А может, вообще не было.

— Или не был, — мысленно продолжил он. — Не был, не было и не была. Или была. Или... Эх, была — не была!

 

2

 

— Как бы не так! — погрозил он пальцем. — Как бы не так!

Как бы, не так. Как бы, так — как бы и не так. Так как бы?!

— Почти криком бежал он.

— Ну как тебе сказать... Как бы, так (одно из двух), как бы и не так.

И так, и не так, как бы.

— И так, и не так. И не эдак, и вот так, — мысленно продолжал он. — Типа того. Типа того?! Как бы не так!

 

Значит, так

 

— Значит, так, — сказал прохожий воробью и двинулся дальше. Воробей пожал плечами, надвинул кепку на глаза и отправился в противоположную сторону.

Странно было то, что ни тот, ни другой толком не поняли, что произошло. Прохожий шел в одну сторону, воробей — в другую. Солнце светило, как обычно. Все землетрясения, отпущенные на этот сезон, уже прошли, и тем не менее, что-то было не так. Прохожий шел и думал: «Почему?» Воробей топал и соображал: «От чего?» Когда оба исчерпали запас причин, оправдывающих произошедшее, стороны кончились, и оба собеседника снова столкнулись нос к носу.

— Значит, так, — сказал воробей прохожему и отправился восвояси.

— Значит, так, — согласился прохожий, поправил пиджак и ушел в противоположную сторону.

СтихиАвторские песни Е.ЛанцбергЭссе

Авторский раздел на форуме ИнтерЛита

Альманах 1-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,4 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Здесь только лучшая программа телепередач на сегодня на www.AWTV.ru все телевизионные каналы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com