ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения ЛАНЦБЕРГ


 1    2    3    4    5    6

 

* * *

М. Ф.

Под новый год, петрушку наряжая,

поправлю челку уходящим дням

и выдохну шампанское «Пока!»

 

И покачнется ель, воображая,

что, все еще приросшая к корням,

в лесу стоит красоткой на века.

 

Короткое прощанье по-мужски:

уходит жизнь, отсчитывая сутки

неловким стуком полимерных шишек.

 

Гирлянды, мандарины, пузырьки!

Но не проснется жареная утка.

Но в нашем доме на год станет тише...

 

 

«И» с продолжением

 

Махнет крылом голубка-птичка

И превратится в оригами,

Венецианская водичка

Плеснет спокойно под ногами,

И расползутся по каналам

Разводом краски акварельной

Остывший запах карнавала

Да эхо музыки свирельной

 

И, словно Стикс переплывая,

Пустая замаячит лодка,

И чья-то тень полуживая

Замкнет искрящую проводку,

И карнавал сгорит, как спичка,

И лишь останется навечно

Венеция в помёте птичьем,

Как будто в платье подвенечном.

 

 

Завершенное стихотворение

 

Теперь давай немного помолчим,

вдохнем поглубже, поглядим повыше,

и шпили телевизионных вышек

эфирными кругами обручим.

 

И ничего не надо: двор пустой,

мерцание антоновки в тарелке,

шуршание ежесекундной стрелки

будильника, ромашковый настой —

вот стереозвучанье тишины.

 

 

* * *

М. Ф.

Здравствуй! И больше ни слова. Дорожный уют,

и за окном не слыхать пешеходного хруста.

В местной столовой цыплят табака подают —

детская сказка с обслугой, намазанной густо.

 

Густо тягучее время. Застывший камыш

болью, печалью к болотам своим приторочен.

Родина зябнет, как в рефрижераторе мышь,

с песней вороньей, под небом в горошек сорочий.

 

Здравствуй! Грачи улетели в широты тепла,

над запасною дорогой вздыхает товарный.

Скрипнет, отчалив, зеленый состав антикварный,

в легких колючей тревогой осядет смола.

 

 

* * *

Стало холодно, холодно, жарко и холодно снова.

Я просила тебя укрепить ненадёжные створки.

Впрочем, даже сквозь них наплывает во сне Terra Nova:

Ледяные, песчаные (белые, жёлтые) горки.

 

Это милое дело: карабкаться вверх на ледянке,

Трясогузничать в ногу со временем в тесных границах

Этих горок, приснившихся где-то в районе Полянки;

И распахивать окна на громких последних страницах.

 

Открываю окно. Из него выдвигается горка.

Стало холодно, холодно, жарко и снова прохладно.

Люди катятся вверх на ледянках. Чего же мне горько?

«Я люблю тебя, жизнь, что само по себе...» — ну и ладно.

 

 

Письма с Елагина острова

___

 

Здравствуй, город, привет,

индустрия печали!

Нас таки раскачали

на неоновый свет,

на бензиновый рай

магазинов, сосисок,

пестрый строй одалисок —

выбирай, забирай!

Здравствуй. Что я скажу,

надышавшийся яда,

заполошное чадо —

что в карман положу,

виноват, тороплив

в этой глупой беседе?

За стеною — соседи.

За спиною — залив.

___

 

Если всё же вернусь,

ты меня приюти

где-нибудь, как-нибудь,

на Малом, Большом пути.

Первой или седьмой

дорогой, ведущей в дом,

если вернусь, прости,

даже если с трудом.

Только подбрось огня —

выкурим, корешок.

Ты не забыл меня...

Родина, портвешок,

тонущий Петроград,

сирое забытьё.

Бьет по макушке град.

Это моё, моё.

Стихи
 1    2    3    4    5    6

Об авторе. Содержание раздела

офисные блоки на выгодных условиях покупка офиса Бизнес центр Авион у метро Динамо

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com