ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир КУЗИН


РАССКАЗЫ

ДАУН

— Заходи... Заходи, мой лучший друг Лёха. И закрой за собой дверь. Не хочу, чтобы нас кто-нибудь потревожил. Из этих лизоблюдов. Ведь ни один из них сегодня не говорил искренне, когда, читая набившие оскомину поздравления, расплывался в сладостном упоении... Хорошо сказал? Всё ж филолог по образованию, как и ты. Хоть и этот... как нас величают... олигарх... звучит как аллигатор, правда? Ха-ха... Зато ты, Лёха, — учитель. Педагог!.. Эх, где мои молодые годы? Знаешь, я на хмельную голову иногда тоже декламирую.

 

— Восстань, пророк! И виждь, и внемли!

Исполнись волею моей!

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей!

 

Правильно? То-то же. Я ведь, брат, всё помню. И не только Пушкина, но и наши с тобой мечты служить красоте и истине... Ты не думай: я хоть и напился сегодня (да и как не напиться на банкете по случаю собственного пятидесятилетия!), а всё соображаю. Оно даже лучше, что я напился. Именно сейчас. Когда мы с тобой так долго не виделись, а теперь вот сидим вместе, как когда-то на балконе нашей институтской общаги... Вообще-то я давно этого хотел — поболтать с тобой наедине. А то всё застолья, шум, гам... и анекдоты... Ух, как я ненавидеть стал эти анекдоты! И знаешь, за что? Будешь смеяться. Когда люди ржут, я не могу видеть их дрожащий язык и жёлтые зубы! Мне всё кажется, что передо мной двуногие лошади. Ха-ха...

Не обращай внимания. Хватил я сегодня коньячку столько, что кажется, лечу куда-то... Уж не в преисподнюю ли? Скажи, Лёха: есть она, преисподняя? Или врут попы? Ха-ха...

Значит, ты до сих пор пытаешься сеять разумное, доброе, вечное? Жечь глаголом сердца людей? И тебя слушают?.. Вот-вот, ты прав: сейчас в идеалах всё больше не Дон-Кихоты, а Абрамовичи. И я в их числе. Ну, так время такое. Я его тогда просёк, а ты нет. Помнишь начало девяностых? Когда учителям по полгода даже их мизерные зарплаты не выплачивали... Что? Вечные ценности? Только не надо, Лёха, меня учить, какие ценности являются вечными... Вот ответь, почему мы с тобой, будучи студентами, любили пофилософствовать, глядя на ночное небо с яркими звёздами? Помнишь?.. Да потому что сытые были. А отними у нас родительские переводы, так нас с тобой и от философии, и от твоих идеалов затошнило бы так, что из всех интересов остался бы один — чего-нибудь слопать... Физиология человека — это, брат, такая сила, против которой не попрёшь. Уж кто-кто, а я это знаю точно.

Возьми мою секретаршу, Любочку, видел её? По правую сторону от моего зама сидела. Уж на что девка была с норовом. И с этими... идеалами... А как с полгодика походила под улыбочки своих сослуживцев в стареньком потёртом костюмчике (а иного на свой секретарский окладик она себе позволить не могла), да как я предложил ей ежемесячную надбавку в полтора куска баксов (конечно, не через бухгалтерию, чтоб другие не узнали, а в конвертике!) — за определённые виды услуг... понимаешь, да?.. так она хоть и краснела первое время, а после ничего, втянулась, и теперь все мои причуды воспринимает как должное.

Или Гаврик... То есть этот... Гаврилов. Сергей Николаевич... Коммерческий директор «Трансавто», нашего поставщика. Когда-то отбрыкивался от нас, не хотел иметь с нами никакого дела. А я велел Никитке, нашему начальнику безопасности, со своими пацанами к нему домой нагрянуть... Ну, они его утюжком слегка и погладили... Да не морщись, по-людски, через тряпочку... И насчёт его сынишки Славика предупредили... Так буквально на следующий день контракт был подписан... Мы после такие бабки начали загребать — тебе и во сне не приснится!..

Что говоришь?.. Понимаю, что тебе это неинтересно. Просто я тебе проиллюстрировал закон, который по своей силе и неотвратимости равен закону всемирного тяготения... Помнишь, как нас в школе учили: Ньютону яблоком по башке — шарах!.. Ха-ха... И ты, Лёха, ему подчинишься так же, как наш Гаврик, если попробовать. От родной мамы отречёшься, когда горячим утюжком по спинке или раскалённым паяльничком в задницу... Ну-ну, сиди... Обиделся, что ли? Брось. Мы же с тобой друзья детства...

Слушай, а среди ваших учеников есть... как их... даунята?.. А, они учатся в спецшколах?.. Это которые для дураков?.. То есть они шизики, да?.. Нет, это я так спросил, из любопытства...

Я побледнел? С чего ты взял? Ну, перепил слегка... Щас газировочки хлебну, и всё пройдёт... Бр-р! Колючая какая... Так о чём бишь я?

Нет, первое время после института я о бизнесе не думал. Планировал устроиться в какую-нибудь частную фирму — хоть бухгалтером, хоть снабженцем... Бизнес — это уже после пошло. Загорелось во мне так, что дух захватило!

Как зачем? Хм...

Ты знаешь, я порой задаю себе тот же вопрос. А вместо ответа в голову всякая чепуха лезет. Типа жареных сосисок с кетчупом и... извини... голого женского зада. Ха-ха!

Кстати, как твоя супруга?.. Ушла? И давно?.. Ну, этого и следовало ожидать. Что ты мог ей дать на свои учительские гроши?

Да не обижайся! Какой ты, Лёха, вспыльчивый, ей-богу! Это жизнь, нормальная человеческая жизнь. А ты, если хочешь нести обществу свои идеалы, невзирая, как ты когда-то говорил, на испытания, — будь добр, не подвергай этим испытаниям других, которые желают иного. Тем более своих близких. Или я не прав?.. Уверен, что твоя бывшая жена сейчас замужем за каким-нибудь менеджером... Почти угадал? Серьёзно? Вот видишь! Я же говорю, что лучше тебя понимаю жизнь.

А знаешь, как такой опыт приходит? Просто нужно в ответственные и судьбоносные моменты включать разум. Ох, брат, великая это вещь — разум! Животным он не дан, поэтому они и страдают. Вон, собака одного моего бывшего сослуживца, которого я за пьянки уволил. Захотел я как-то взять её себе... и колбаской, и даже шашлычком её подманивал — не идёт ко мне ни в какую. Всё за своим спившимся хозяином бредёт... Он её, соседи говорили, и не кормил уж, и лупил порой чем попадя, — а она от него ни на шаг... Что говоришь? Преданность? Да тупость — и ничего больше! Обычная дебильность! Потому как отсутствует ум! Инструмент, который дан человеку, чтобы он мог просчитывать ситуации и делать правильный выбор! Это ж прямо Божий дар! Вот кем бы я был сейчас без мозгов?! Дворником?! Или как ты?!

Да нет, я не раскричался... Просто тащусь от собственных мыслей. Которые опять же ум вырабатывает.

Согласись, общество развивается благодаря людям высокого интеллекта, а не глупцам... тем же даунам... Которые только на нашей шее сидят и, как паразиты, пьют нашу кровушку. Вот на каком основании я обязан платить налоги из своего кармана на содержание этих нахлебников? Одни работают, другие — нет, а кушают все. Где справедливость?..

Не хочешь газировочки? Нет? А я выпью... Фу! Дрянь стали делать газировку. Помнишь, какая в наше время была, в автоматах? М-м!..

Да, в то майское утро мне тоже нестерпимо захотелось газировки... Было очень жарко. Я шёл с ночного дежурства (помнишь, я на третьем курсе подрабатывал сторожем на стройке) и изнывал от жажды. Поэтому свернул в переулок (там у продуктового магазина были автоматы с газировкой) и пропустил пару стаканчиков «Крем-соды». Крякнул от удовольствия и направился к нашей общаге. Только решил не возвращаться к центральной дороге, а пройти напрямую, по частному сектору.

Помню, глубоко о чём-то задумался, глядя перед собой в землю... кажется, о предстоящих экзаменах... Вдруг вижу — слева от меня, метрах в ста, дым валит.

Я мигом туда.

Горел деревянный дом. Двухэтажка. А вокруг — никого.

Огнём были охвачены верх боковой стены и часть крыши. Окна были закрыты; и на подоконнике одного из них, с внутренней стороны, представляешь, стояла плачущая девочка лет пяти-шести, в белой сорочке — похоже, прямо с кровати... И больше в помещении, видимо, никого не было. Во всяком случае, живых.

Я подбежал к дому, подёргал входную дверь — закрыто! Глянул в замочную скважину: на лестнице слегка клубился дым, но огня не было.

Отбежал, осмотрелся.

Телефонных будок нигде не было (мобильники нам тогда даже не снились!). Я кинулся к соседним домам. В одном из них у калитки лаяла собака, не пройти. В другом несколько минут без толку пробарабанил в дверь... Наконец, в следующем какой-то подвыпивший мужик выглянул в щёлку, увидел горящий дом и поковылял к виднеющимся вдали пятиэтажкам — к сестре, кричит, у неё телефон.

Я — назад. Гляжу, дело плохо. Пока этот мужик добредёт до домов, позвонит, пока приедут пожарные, — ребёнок задохнётся в дыму. Но что можно было сделать? Нужна была лестница, чтобы, приставив её к стене, взобраться по ней к окну второго этажа и выбить в нём стекло. Однако где её было взять? Опять бегать по соседним домам? Только время терять...

Оставалось одно: высаживать дверь и проникать в комнату. Веришь, я так и собрался поступить. Как вдруг почему-то пристально всмотрелся в горящие брёвна... И увидел, что в одном месте крыша прогорела так, что были видны охваченные пламенем потолочные балки...

И вот тут, Лёха, включился в действие мой ум.

Знаешь, у меня в своё время друган был, Витёк. Уже когда я институт окончил. Так вот он был буквально помешан на философии. И утверждал, что мышление сыграло в развитии человека такую неоценимую положительную роль, что просто, как он говорил, дух захватывает. Я ему как-то сказал, что однажды присутствовал при тушении горящего дома.

— Как пожарные действовали, — спрашивает он, — грамотно?

— Да, — отвечаю. — Подъехали, развернулись, быстро наметили план действий и вперёд...

— Вот. A теперь представь себе, — Витёк даже палец кверху поднял, — что вместо них прибежали бы какие-нибудь олигофрены.

— Кто? — спрашиваю (я тогда не знал значение этого термина).

— Ну, придурки, — говорит.

— Например, дауны, — подсказываю я.

— Во-во, — отвечает, — типа этих идиотов. Если даже предположить, что они вообще стали бы что-нибудь делать...

Но я его тут же перебил:

— А ты сомневаешься?

Он глаза вылупил:

— Да они практически животные, — говорит.

— А вдруг он поймёт, что человек погибает?

— Да если даже в его глупую башку, — почти кричит Витёк, — и влезет мысль кого-то спасать, то он не сообразит, как это сделать лучше! В отличие от человека умного!

Не стал я больше ни о чём его спрашивать, чтоб не раздражать.

Интеллект — это хорошо. Вон сколько люди всякой техники понаделали, в космос полетели... Только... Дай-ка я ещё коньячка хряпну... Мне много? Нет, Лёха, мне его много не бывает. Даже напротив: мозги с ним так работают — дай Бог каждому...

О-ох! Хорошо!..

Так вот, уважаемый Алексей Иваныч! Я тогда, на пожаре, и включил свой разум. Как всем Витёк рекомендует. С целью стать человеком более высокого порядка, нежели всякие, как он говорил, пьяницы, бомжи и дебилы. Включил — и жду его работы.

И тут, к моему удивлению, он начал мне выдавать идеи вовсе не о том, как попытаться эффективнее помочь ребёнку. Обработав только что полученную по зрительным каналам информацию, он сразу задал мне вопрос: а не будет ли тебе самому худо, если ты полезешь в это пекло? Тем более что потолок уже горит! И может рухнуть в любую минуту.

— Так может, — попытался я уточнить, — или точно рухнет?

— Главное здесь, — ответили мне мои мозги, — высчитать вероятность такого исхода событий (есть такой термин в математике).

— А какая она, вероятность? — поинтересовался я и взглянул на горящие балки.

— Да в общем-то невелика, если не сказать — совсем мала, — был мне ответ.

И я шагнул к двери, намереваясь вышибить её ногой... Но мимолётно опять взглянул на бушующее пламя под крышей, и вдруг с ещё большим удивлением услышал от своих мозгов такое:

— А пожалуй, и не мала. Где-то половина на половину.

Я замедлил шаг.

— Нет, выдержат — вон они какие крепкие! — пронеслось опять в моей голове...

— Спятил? Повалятся если не сразу, то по пути из комнаты — точно! — выдал мне мой интеллект, когда я был уже метрах в пяти от двери. — А то и вообще придавят, едва войдёшь!

Я остановился, соображая.

И тут, представляешь, в моей башке — то есть в моём разуме, делающим меня высшим существом! — стали один за другим мелькать... не удивляйся!.. сосиски с кетчупом, пирожные эклер и стакан с «Крем-содой». Кои мы с упоением уминали с тобой в кафешке после институтских лекций. Да, не улыбайся. Закружились в шумном хороводе!.. Тут же к ним добавились наши кокетливые девушки-однокурсницы... А через пару секунд я уже видел себя в элегантном пиджачке с дипломатом в руках, выходящим из крутой иномарки. И поджидающих меня подчинённых, которые протягивали мне руки, чтобы поздороваться, и заискивающе улыбались... А дальше — свою будущую жену, своих маленьких детишек, которым я тыкался в личико своим носом, отчего они смеялись и визжали...

Будто вся моя настоящая и будущая жизнь промелькнула передо мной. Причём, в несколько мгновений... Позже я понял: мой мозг предупреждал меня, что всё это я могу потерять, если меня сейчас накроет горящими досками...

В общем, это была настоящая комедия. Смотри: когда я отходил от пылающего дома где-то метров на двадцать от него и видел задыхающуюся в дыму девочку, разум говорил: «Балки выдержат, вон они какие толстые! Ещё с полчаса прогорят и не дрогнут!» Однако едва я приближался к двери дома, тот же самый биокомпьютер решал: «Нет, точно не выдержат. Рухнут или сразу при входе, или, в крайнем случае, когда пойдёшь с девчонкой обратно». И тут же опять сосиски, бабы и я в пиджачке и с дипломатом...

......................................................

Окончание

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com