ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь КУНИЦЫН


Об авторе. Новые стихи

 2    3      5

 

* * *

Что если б когда-нибудь где-нибудь я,

Допустим, по льду прошлогоднего марта

В морозную полночь, не встретив тебя,

Прошел, не спеша, мимо темного парка.

 

Допустим и ты, по другому пути,

По улице густо увешанной светом,

Не в полночь, а где-нибудь так без пяти

Добралась до парка, дымя сигаретой.

 

Шагов бы твоих не услышав тогда,

Я шел бы, и шел на созвездия долго

Взирая, не зная, зачем и куда

Меня приведет холостая дорога.

 

И где-нибудь, может в районе зимы

Я б начал пинать ледяные пороги,

И думать при этом, зачем мне даны

К тебе до сих пор не приведшие ноги.

 

И ты, полуночная, шла бы, и шла,

И молча курила свою сигарету,

Не зная, что рядом другая душа

Идет, пробираясь к неясному свету.

 

Полночная, ты повстречала меня.

 

* * *

Утром ранним я еще не сплю.

Воздух сед и юн одновременно.

Представляешь, я тебя люблю,

И люблю я необыкновенно.

 

Год какой? которое число?

Неужели все не понарошку?

Я сижу на кухне за столом,

И смотрю на осень за окошком.

 

Кое-где опавшая листва,

Много луж, огромных и не очень.

«Ваша мысль как будто не нова», —

Кое-кто заметит, между прочим.

 

Между тем, на улице сентябрь.

Воздух сед и юн одновременно.

Я люблю единственно тебя,

И люблю я необыкновенно.

 

* * *

Наш кот уснул, уткнувшись носом

В обивку старого дивана.

Свернувшийся перед морозом

В кольцо, он вздрагивает странно.

 

Зачем он вздрагивает странно?

Возможно сон, никто не знает.

А может это вьюга, Анна,

Его тревожит и пугает?

 

Давай зашторим, Анна, окна.

Давай зажжём на кухне свечи.

От электричества нет проку,

Когда стихия рвёт и мечет.

 

Пока за шторой вьюга воет,

Меж пальцев тлеет сигарета

Ты ждёшь рассвета и покоя,

Я жду покоя и рассвета.

 

* * *

Не зима, но белая дорога

За окном, и холодно внутри.

Чье-то небо плачет у порога.

Может наше, выйди, посмотри.

 

Бесприютным ставшее. Наверно,

Ничего другого не найдя,

Плачет небо, вздрагивая нервно,

В сутолоке будничного дня.

 

Только что по радио сказали,

Что его заметили врачи.

Небо, с помутневшими глазами,

Увезли, в пижаму облачив.

 

Положили в желтую больницу,

Штопают и лечат облака.

Ничего плохого не случится,

Будет жить, помятое слегка.

 

* * *

Ваш ход, учитель, шахматная рать —

Слоны и кони, короли и пешки,

Наученные жить и умирать,

Стоят на поле боя вперемешку,

 

Как вкопанные. Время не стоит,

Стучат часы, и в сердце отдается

Их каждый шаг. На фирменный гамбит

Меня толкнул инстинкт канатоходца.

 

Ваш ход, учитель, опыт и расчет,

И мастерство, как преданные слуги

Вас берегут, и дышат горячо

В мое лицо, и сковывают руки.

 

Клоня к финалу, с криками «ура»

На злом слоне по той диагонали

Где находилась храбрая тура

Вы с легкостью дорогу протоптали.

 

Теперь там пусто — спрятался король,

Хромое войско замерло в тревоге.

Начав расчет на первый и второй,

Я вспомнил многолетние уроки.

 

Вам шах, учитель, стоя на краю,

У Вас был шанс избавится от мата,

Но не осталось, видимо, в строю

Ни одного надежного солдата.

 

* * *

В темноте, единственный прохожий —

Незнакомый близкий человек

Мой покой случайно потревожил,

И исчез таинственно навек.

 

Я поднялся с вымокшей скамейки,

Всюду ночь и нету никого,

Только звезд холодные копейки

Надо мной сияют высоко.

 

На асфальте выросшие лужи

Отражают белую луну,

Рыжий лист, сорвавшийся, покружит,

И неслышно ляжет на одну.

 

Я пошел походкой Гулливера

В ту страну, где кто-нибудь еще

На дорожке вымокшего сквера

Одиноким светом освещен.

 

* * *

Мой стол — гладильная доска,

Стул подо мной не мною сломан,

Я в этом мире быть устал

Хозяином чужого дома.

 

Куда поставить гардероб?

Огромный старый гардероб,

Который тут поставлен, чтоб

В квартире меньше было места.

И для того, наверно, чтоб,

Он для того придуман, чтоб

Мне в этом мире было тесно.

 

* * *

Я завтра приеду на север Москвы,

Войду в нежилое жилище.

«Съезжаете?» — спросят соседи. «Увы,

Съезжаем, и новое ищем».

 

Коробки с вещами стоят у стены,

И мечется кот по квартире.

Пустынно, и все недостатки видны

В моем неустроенном мире.

 

* * *

Меня постоянно преследует страх.

В метро, на работе, на улице, в снах.

Он ходит за всеми, но больше за мной.

Он ждёт у стены, когда я за стеной.

 

Он на уши шепчет немногим друзьям —

Он вас ненавидит, он холоден к вам,

Советует близким и ночью, и днём —

Он вас не достоин. Забудьте о нём.

 

* * *

Зажглась зеленая звезда,

Когда я молча у вокзала

Стоял, и слушал поезда,

Пока их вдруг совсем не стало.

 

Когда их вдруг совсем не стало,

Я сам с собой заговорил,

И вдаль побрел, влачась, устало,

Отшатываясь от перил.

 

И не заметил, как остался,

Давно исчезнув за спиной,

Вокзал, и век моих касался

Полночный воздух ледяной.

 

Сужалась медленно дорога,

По сторонам текли леса,

Звезда погасла, и тревога

Мои потупила глаза.

 

Не оставалось больше сил,

Бил по щекам холодный ветер,

Я сел на камни, и спросил —

Куда идти? И Он ответил.

 2    3      5

Об авторе. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com