ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей КУЧАЕВ
(09.04.1939 — 27.05.09)


http://magazines.russ.ru/authors/k/kuchaev/

 

Кучаев Андрей Леонидович.

Родился в Москве, 9 апреля 1939 года.

Окончил в 1963 году Московский электротехнический Институт связи.

До 1969 года работал инженером.

Начал печататься в 1970 г. в «Литературной газете», где стал лауреатом конкурса «Золотой телёнок». Кроме того печатался в журналах «Юность», «Огонёк», «Крокодил».

В 1973 году в изд-ве «Молодая Гвардия» вышел первый сборник рассказов «Мозговая косточка» и там же повесть «Тёплое место» (в сборнике «69-я параллель»), удостоенная премии им. Н. Островского.

В 1972 г. был принят в Союз писателей СССР.

В 1974 г. окончил Высшие курсы сценаристов при Госкино.

В 1974 г. в Центральном детском театре была поставлена первая пьеса «Первая смена», получившая 1-ю премию на конкурсе пьес о молодёжи.

Потом были публикации в «толстых» журналах «Москва» «Знамя» «Новый мир» «Октябрь», а также в центральных газетах.

Главные книги: «Мозговая косточка», (изд-во «Молодая гвардия», 1972), «Предмет сатиры или ничего на десерт», (изд-во «Советский писатель», 1977), «Блеск глаз», (изд-во «Советский писатель», 1991), «Похождения трупа» (изд-во «Алетейя», 2006), «Трах non stop», венок эротических новелл (изд-во «Зебра», АСТ, 2007), «Секс вокруг часов», (изд-во «Зебра», АСТ 2008), «Sexlibris» («Мёртвые души в поисках покупателя» или «Sexlibris», 2009).

С конца 1995 года жил в ФРГ. В Германии все годы публиковался в газетах, журналах и альманахах, в том числе в «Зарубежных записках», «Литературном европейце», «Мостах», «Крещатике», «Пилигриме». В США — в «Новом журнале».

Умер 27 мая 2009 года в Германии, в г. Оберхаузене.

Похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

Представила Раиса Шиллимат, вдова писателя

ПОЧЕМУ ВЫ ЗДЕСЬ?

Тут попал я как-то в больницу. Сердце.

О немецких больницах можно писать бесконечно. Они поражают бывшего россиянина, а уж бывшего «советского» и подавно: столько мы насмотрелись на койки в коридорах, палаты на добрых полсотни человек, равнодушный персонал и плохое питание, — и сами если лежали, и если навещали близких и далеких. Чтобы вам каждый день меняли постельное белье? Чтобы вы сами себе заказывали еду по карточке? Чтобы по малейшему требованию прибегала сестра? Чтобы все лекарства тут же появлялись, а минералка освежалась по мере потребления? Нет, это все сказки, скажут мне те, кто сам, не приведи Бог, не испытал на собственном опыте. Лежишь этаким членом политбюры, и только одна мысль мешает: а не ошибка ли? Не придут ли и не вытряхнут сейчас из койки? Медленно начинаешь понимать, что стоит вся эта музыка не одну сотню марок... в день!

Вот таким мыслям я предавался, лежа на больничной койке, как дверь в палату распахнулась, и сестра ввела какого-то бойкого посетителя, и указала сестра прямо на мою койку — дескать, вот ваш искомый клиент. Надо сказать, что посетителей я не ждал, жена уже была, а больше ко мне никто придти просто не мог — кому я тут нужен? А тот малый прямо ко мне. «Абенд», — говорит, типа «добрый вечер». Дело к вечеру. «Абенд», и я говорю, хотя какие-то нехорошие предчувствия во мне шевельнулись. Он сел прямо на койку. Потом встал. «Извините, я на минутку! У меня к вам только один вопрос»! «Валяйте вопрос, Мы — люди привычные. За вопросы денег не берем». «Варум зинд зие хиер»? — рубит он с плеча. Ну, такую простую фразу даже я понимаю без повтора. «Почему вы здесь»? То есть почему здесь я? Как-то он меня врасплох застал с этим вопросом. Особенно если учесть философский склад моего ума. Я какое-то время подумал и начал отвечать. Разумеется, я думал, что я говорю по-немецки. Я подбирал слова, а он внимательно слушал и кивал. Вот как я ответил в переводе на русский:

— Я здесь, потому что у меня болит сердце. Потому что в России у меня был инфаркт. Тут хорошие специалисты. Например, вот в этой больнице, где сейчас я, целых два специалиста, и оба из России. Один работал у Амосова, а второй — его жена. Инфаркт же у меня был потому, что жизнь в России такая нервная, не захочешь а схлопочешь. Кстати, я этот инфаркт перетоптался на ногах, потому что его не заметил. Так, думал, обычные перегрузки, или похмельные дела, это строго между нами. Что еще? Водка в России очень плохая, хотя, если верить этикеткам, порой приходит из Германии. Это ваши и наши жулики, видать, снюхались. Что еще? За последнюю свою книжку я получил гонорар, который, если перевести в привычную для вас валюту, составляет чирик. Десять марок, то есть. потому что договор со мной заключили в одно время, а рассчитались в другое. Что еще? За публикацию в газете я получал столько, что лучше молчок, а за рассказ в журнале — рупь, одну марку то бишь. Что делать было мне? У нас теперь так: если ты сам не воруешь, то каким-либо образом обязательно влипаешь в пособничество. Я и остался на бобах. Вот оттого и инфаркт, оттого я уехал, оттого я здесь!

Я закончил эту тираду, способную пронять носорога, и перевел дух.

Он внимательно слушал, ни разу не перебив. Он даже кивал. Когда я закончил, он снова посмотрел на меня колючим вопрошающим взглядом и спросил как отрубил: «Однако! Почему вы здесь?!» То есть снова здорово! Тупой какой-то попался. Я собрал силы и снова начал ему объяснять:

— Я здесь, потому что в России мне негде жить. Потому что мне пришлось за гроши продать свою безобразную площадь, чтобы помочь родне, которой еще хуже, чем мне. Что жить у жены мне, творческому человеку трудно, ибо она — тоже творческий человек, а ее подросшие дети — хоть и не творческие люди, но вполне могут сотворить своих детей, и всем вместе будет уже не до творчества ни первого, ни второго рода. Особенно если учесть, что дом, где мы все жили, стоит между новой веткой метро и старой веткой железной дороги, как раз на потолке станции «Петровская-Разумовская», которая, станция, намечена к расширению в отличие от нашей бывшей квартиры. Что еще? Что комбинат, где работала жена художником, приватизировали скульпторы, специализирующиеся на надгробиях для павших в бою мафиози. Что жена по этому случаю расписывала по хохломской технологии шкатулки и пасхальные яйца специально для нужд двора Ее Величества Королевы Англии, но шкатулки уехали, и от Ее величества никаких известий, а за телефон не плачено и за квартиру подавно. Что еще? Что в родном союзе писателей один детский писатель сказал мне вместо приветствия: «Ты еще не в Израиле»? А другой детский писатель, проживающий в Париже, попрощался так: «Будь здоров! Вообще-то я думал, что ты умер...» И вот поэтому я здесь и еще, кажется, жив!

Он опять внимательно все выслушал. А потом мне опять лепит свое: «Варум зинд зие хир»!?

«Дарум»! То есть «Потому!» чуть не ляпнул я. Но не ляпнул. Чутье подсказало мне, не надо.

— Я здесь, наверное, по ошибке. Вообще-то я попал под велосипед, мне наверное полагается быть на кладбище... — соврал я. Хотя под велосипед я попадал. Но раньше.

— О'кей! — сказал он. — Велосипед — это годится! Это хорошо — велосипед! Можете оставаться здесь! А я напишу в отчете, что вас правильно поместили сюда, и вам оплатят через социал ваше лечение на все сто процентов! Всего хорошего!

— Скажите, а почему вы здесь?

— Вие, битте? лепит он. То есть «Не понял?»

— Варум зинд зие хир? — это я его тем же концом по тому же месту! Дескать, почему он-то здесь? В этой самой Германии? То есть все мы люди, все человеки, где кто живёт — дело десятое — такая мысль.

Так он не нашелся, что ответить.

Вот и сам я себя спрашиваю, почему я здесь? Только вы меня, пожалуйста, не спрашивайте об этом. Не найду, что ответить после травмы, полученной от велосипеда!

 

Портал для журналистов «Живое слово»

zhivoeslovo.ru/content/view/430/156/

«Наваждение», рассказ

Р.Шиллимат. Рецензия на книгу А.Кучаева «Трах нон стоп»

Раиса Шиллимат. Содержание раздела

цена виникор . Где купить нижнее белье? Отличное нижнее белье на сайте erobelle.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com