ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ольга КРАУЗЕ


Об авторе. Аудиозаписи

СТИХИ ИЗ СБОРНИКА «ХАРЬКОВСКАЯ ТЕТРАДЬ»

Окончание подборки. Начало здесь

 

 

COMING-OUT

 

Казалось, будто мы одни

такие, не совсем как все,

что лучше спрятаться в тени.

Бежать по встречной полосе

 

бессмысленно, опасно, но

и среди нас чудак найдется,

чтоб крикнуть: «Не ложись на дно!

Не стой в тени, иди на солнце!»

 

Что толку прятаться, дрожать

и молча умирать от страха,

от униженья, шантажа?

За нами тысячи из праха

 

сожженных и восставших вновь,

зовущих до конца бороться

за нашу дружбу и любовь.

Не стой в тени, иди на солнце!

 

Пусть мир усвоит, что мы есть,

что мы их братья, сестры, дети,

что за поруганную честь

обидчики должны ответить.

 

Растопит бреда лед весна.

Луч упадет на дно колодца.

И станет истина ясна.

Не стой в тени иди на солнце!

   13 июня 2015 г.

 

 

БЛУЖДАЮЩИЙ ФРЕГАТ

 

В нашем городе, на берегу той реки, что впадает в залив,

из которого в море уходит последний корвет,

ты живешь и не знаешь, что снишься тому,

кто в десятом рожденье мечтает увидеть тебя наяву

уже тысячи лет.

Ты живешь, проживаешь, танцуешь не с тем

и влюбляешься, думая: «Вот он!» — а это не он.

И вся жизнь твоя будто навязчивый сон,

а во сне — в закоулках Шанхая притон,

где ростовский бандит пьет и бредит о том,

как на северо-западе, скованный льдом,

не дошел до желанного порта фрегат из Кале.

И замерзшие снасти

от ветра звенят и ломаются, будто хрустальные палочки

хрупкой фантазии счастья.

В нашем городе, на берегу, быть рожденною мне суждено.

Но из нашего города залпом единым,

прицельным огнем, безнадежна,

разбитая вдребезги вера вернуться обратно

мне, и всем, кого тысячи лет

ждут и плача, других обнимают.

И это судьба:

ждать, любить кое-как, невпопад

всех, кто в городе нашем родившись, остался,

на что-то надеясь.

Наверно на то,

что во сне им удастся еще раз увидеть

в далеком тумане,

как блуждает фрегат из Кале, будто канатоходец

по тонюсенькой линии призрачного горизонта.

 

 

ПРОВАЛ

 

Когда сугробы стекались в грязь

и в воздухе пахло весной,

радистка Кэт не вышла на связь

в условленный день со мной.

 

И что тут думать, о чем гадать,

на все углы помолясь,

изменой пахнет ни дать, ни взять.

Она не вышла на связь!

 

И кто разведчик, а кто шпион,

а кто был двойной агент...

В дурдоме нашем Наполеон

спапипся, интеллигент.

 

Он списком единым всех сдавал

за пряник и за компот.

Сигнал из Центра не поступал,

и мы заткнуть ему рот

 

не смели сами, мы ждали приказ,

сдувая с рации пыль.

Радистка Кэт не вышла на связь

пора разбирать костыль.

 

и строить бомбу из костыля,

но знать бы кого бомбить,

из-за какого угла стрелять,

иль ампулу грызть и пить.

 

Я матом крою, стирая о платье

с резьбы солидол и мазь,

и все потому, что какая-то блядь там

вчера не вышла на связь.

 

 

РУСАЛКА

 

Волочился кнут по сырой земле,

а я гну погну уже триста лет

 

беспросветную свою линию.

Паутиною или инеем

 

мир украсило, занавесило.

Почему же всем так невесело?

 

А в чумной избе служит мессу поп

по покойникам — не воскресли чтоб.

 

Не воскресли чтоб, не мешали жить,

и по честному меж собой делить

 

зачумленное их тряпье и кладь,

что никчемное, что пропить-продать.

 

Что ты здесь забыл, добрый молодец?

Чуял конь кобыл, да на холодец

 

свежевали мы его милую,

убиенную в поле вилами.

 

Ты пришпорь коня, ты гони отсель!

Не в церквях звонят — то болот капель.

 

По степи дурман-трава стелется.

У ставка, в заброшенной мельнице,

 

я живу зеленой кикиморой,

притворяясь ночью красавицей.

 

Под луной, одетая в тину я.

как невеста. Кто не обманется?

 

Вот и ты попал, не сумел уйти.

На свой смертный бал мотылек летит.

 

Распряги коня, позабудь жену,

обними меня и пойдем ко дну.

 

 

ПОД ВИНО

 

Как-то праздники идут нехорошо.

Время тянется, гармонь до хрипу рвется.

А вчера ко мне какой-то Поц зашеп

и сказап, что песня продается,

 

подается к белому вину,

чтоб с треской и жирною подливой.

Ничего, что я себя прогну?

Важно, чтоб гламурно и красиво.

 

Я б спросила: хули? на хрена?

Я б спросила, да самой все ясно.

Под вино подхватит вся страна.

На трезвяк давно не безопасно.

 

Так налейте доверху еще,

чтобы я саму себя забыла

Эй, официант, несите счет,

и петлю, и розовое мыло.

 

 

ПРО РУССКУЮ ДУШУ

 

Летят проклятия вслед.

По селам и полустанкам.

По украинской земле

грохочут русские танки.

 

И глаз поднять нету сил.

не вымолить, ни оправдать.

Ведь это моя Россия

бомбит ее города.

 

Горят на востоке села.

На слезы сирот и вдов

какое найти мне слово?

По-русски нет таких слов.

 

Не верь, не читай, не слушай,

вину вином затуши.

Наврали про русскую душу,

и нет никакой души.

 

В России герой особый,

мускулистый, напоказ.

Бомбить города и села

в Сирии дан приказ.

 

И вновь на площади нашей,

в кокошниках, вдоль Кремля,

платочками бабы машут

под громкое «одобрям!»

 

Ни вправду, ни понарошку

им некогда горевать.

И сына продаст за картошку

простая русская мать.

 

Подлец, кто про совесть вспомнит,

взашей его, под засов!

Нам был бы упырь на троне

с усами иль без усов

 

 

ПЕССИМИСТИЧНОЕ

 

Что я душу рву на части,

правдолюбствуя в миру?

Все равно своим участьем

мне пробоину-дыру

 

не заткнуть — корабль тонет,

шлюпы кверху дном плывут.

А на берегу, в притоне

песни пьяные поют.

 

Против нравственных уродов

бесполезно рваться в бой.

Мне бы садик с огородом,

домик с печкой и трубой.

 

Огурцы солить по банкам,

жить себе своим трудом...

Но боюсь — урод на танке

переедет сад и дом.

 

 

PERPETUM MOBILE

 

Не смирилась и не осознала,

что уже никогда, никогда...

Разогналась душа по вокзалам,

и качают ее поезда.

 

И далекие аэропорты

моего приземления ждут.

Что ж ты мечешься, маешься что ты?

Хватит бредить, сиди уже тут.

 

Мало ль ты свое спела, сыграла

на изломе, в крутом вираже?

— Нет, еще не конец, мало, мало

было песен. Остался сюжет.

 

где, как прежде, я снова на сцене,

перед залом стою и пою.

И волнуюсь: поймет ли. Оценит

зритель новую песню мою?

 

Я пою не во сне — наяву.

Я пою. потому что живу.

И живу, потому что пою

бесконечную песню свою.

«Безумие и подлость побеждают». Интервью Радио Свобода:

http://www.svoboda.org/a/28053527.html

Стихи из сборника «Харьковская тетрадь». Начало подборки

«Катькин сад», повесть

«Катькин сад», аудиокнига

«В одном поселке под Питером», рассказ

Об авторе. Аудиозаписи

Ольга Краузе. «Харьковская тетрадь», сборник стихов. Формат zip-файла PDF, 7,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Ольга Краузе. «Катькин сад», повесть. Формат zip-файла PDF, 18 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com